Бдительность

Андрей Никитин (г. Одесса)

Была гулянка у приятеля. Точнее, день рождения его сына. Я хорошо помню этот день. Дети гоняли по коридору друг за другом. Старшему одиннадцать, младшему три. Всего было восемь «малявок». Они разбавляли пьяные разговоры родителей шумом и суетой.

Дом большой, двухэтажный. Я стоял с бокалом в руке, на первом этаже, глядел, как маленькие души мечутся по кухне, перебегая вокруг колонн через коридор, в гостиную, затем по кругу через кухню обратно. Этот круговорот мог длиться вечно, как водопад, если им не найти более мирное занятие, что я и собирался сделать. Один из мальчуганов остановился в конце коридора и замер, глядя на что-то. Смотреть было на что: картины, камин с позолоченными подсвечниками, кресла, стулья, тренажеры, декоративные цветы, плитка по всему дому, сверху которой дорогие ковры. Вся компания родителей была на втором этаже, за исключением нескольких девушек, беседовавших в кухне о чем-то незначительном, но раздутом в воображении.

Я смотрел на ребенка, пока мне не показалось, что ему плохо. Действительно: смотреть в одну точку для пятилетнего мальчика было странно. Только я хотел подойти, как он развернулся и сам подошел. Я облегченно вздохнул и выпил абсента. Ребенок остановился передо мной, поднял голову и «глядел» на меня. Не могу утверждать, что я был пьян, но помню точно, что отступил, испуганно глядя на ребенка, так как все время, пока он подходил ко мне из коридора, глаза его были закрыты. Он поднял голову и закрытыми глазами «пялился». Меня будто ужалило и затрясло.

— Оно видит тебя, — сказал ребенок ровным голосом, — оно знает, что ты тут. Оно притаилось.

После этих слов ребенок открыл глаза, несколько секунд смотрел на меня удивленно и побежал к остальным, после чего с коллегой по возрасту преследовал двух девочек, бегая за ними вокруг колонны. Я смотрел с приоткрытым ртом, а мальчик вел себя, будто ничего не произошло. Я перевел взгляд на коридор, откуда вышел ребенок, воткнувший мне в голову загадку. В коридоре было пусто, только белый мешок валялся в конце, у дверей ванной комнаты. Валялся на ковре, чем удивил меня не меньше заявления недавнего собеседника. Я поглядел на девушек, болтавших на кухне, одна из них хозяйка дома. Я подошел, осторожно притормаживая в местах, где детвора набирала обороты, бегая по кругу.

111

— Аня, — начал я, отвлекая девушек от разговора, придающего им румянец. Хотя, может быть, румянец им придало вино, что они пили.

Девушка в голубом платье поглядела на меня.

— Что за мешок валяется в конце коридора?

— Какой мешок? — удивилась Аня, чем привела меня в состояние предвкушения.

— В конце коридора лежит мешок. Возле ванной. Вы что, прячете в нем тело?

Размер мешка подбил меня на эту мысль, и я, придав шутке серьезности, ждал соответствующей реакции.

— Пошли, посмотрим. Наверное, дети что-то сбросили, — сказала Аня и двинулась к коридору. Следом за ней направилась ее собеседница. Замыкал шествие я. Через несколько секунд мы уже были в коридоре, но к моему удивлению, он оказался пуст. Никакого мешка в конце не наблюдалось, и я решил, что кто-то затащил его в ванну. Мы прошли к двери ванной комнаты, отворили ее. Там было пусто.

— Тут ничего нет, — сказала Аня. Я не знал, что ответить. В коридоре было единственное окно, запертое в данный момент, в ванной была форточка. Других дверей не было.

— Я видел мешок, — оправдывался я, — прямо тут, у дверей.

— Может ты слишком много выпил? — спросила Лена. Обе засмеялись.

— Нет, дорогая, думаю, наш Андрей хочет привлечь твое внимание, — сказала Аня и, подмигнула подруге. Она ушла, мы с Леной остались с бокалами в руках и скромно глядели друг на друга. Лена знала, что я женат. Я в свою очередь знал, что давно ей нравлюсь, и что она не замужем.

— Извини меня, Лена, — сказал я, глядя в блестевшие глаза, — я, наверное, ошибся.

Несколько секунд мы молчали, затем я протиснулся между девушкой и стеной, и ушел, оставив ее. Подобный уход с поля боя можно прировнять к поражению, но я не собирался давать супруге повода для обиды, даже намека на это. А Лена… ну что же. Пусть она знает, что я живу в твердых рамках и не нарушу их границ. Нужно объяснять, что не каждый плод можно сорвать. Тем более голова моя была забита совсем другим. Я пытался понять, что за мешок видел в коридоре. Тревожили меня и слова мальчика, говорившего с закрытыми глазами. Остаток вечера я наблюдал за детворой.

Через час спустились родители, среди них была моя супруга Вика, как всегда очаровательная. Она заставляла меня улыбнуться одним взглядом. Даже сейчас я позволил себе забыть о проблеме и поддаться ее шарму.

Мы приехали домой в десять вечера. Дочек нужно уложить. Я всегда удивлялся их нескончаемой энергии, которая била через край, но мгновенно иссякала, если направлять ее для пользы. Младшая уснула быстро, через час уснула и старшая, затем легли мы. Я продолжал думать об услышанном в гостях, это меня пугало. Что за мешок я видел? На шутку похоже не было, так как в финале ее никто не раскрыл (а я некоторое время надеялся, что это была шутка). Странное поведение сына Козловых меня смутило. Спал я плохо.

Наступило утро, вновь пришел вечер. Дни летели, я стал забывать о том, что видел и слышал, пока однажды не остался один. Жена с детьми поехала к матери, а я доделывал кое-какую работу. Сам я инженер, и иногда мне дают халтурку в виде студенческих чертежей, что я и выполняю, так как черчение было моим любимым предметом.

После работы я отнес пустые пивные бутылки в пакет с мусором, лежащий на кухне, и собирался пойти прилечь. Глаза устали, но я резко взбодрился, когда услышал звук, будто мячик мчался через помещение спортзала, гупая и отталкиваясь.

Я прислушался. Звук был из ванной.

Странное совпадение. Мне вспомнились слова мальчика:

Оно видит тебя, оно знает, что ты тут. Оно притаилось.

Что делать? Собаки у нас нет, внезапно повторившийся звук заставил меня испугаться. Я вышел в коридор. По дороге всюду включал свет. Страшновато было, знаете, ли. Дверь в ванную была открыта, я не был уверен в источнике звука, но что-то подсказало мне, что он шел оттуда.

Вот я на пороге. Что дальше? Щелчок выключателя, свет зажегся, я осторожно заглянул внутрь. Ничего нет. Умывальник, унитаз, у стены ванная. Почему-то мне стало страшно смотреть в зеркало, висящее над умывальником. Сам не знаю, почему, но я вошел в ванную и посмотрел. Ничего необычного. Как и всегда, красивый парень, лишь немного небритый.

Я заглянул в саму ванну. Тоже ничего. Вздохнул одновременно разочарованно и радостно. Вышел из помещения… и замер. В коридоре, между кухней и ванной комнатой лежал белый мешок. Примерно полтора метра в длину, точнее сказать не могу. Не видно, что внутри, но было понятно, что мешок шевелится. Я видел, как в некоторых местах он выгибался, словно внутри кто-то дышал.

Тело.

Первая мысль, что пришла в голову, там внутри — тело. Что еще там могло быть?

Я не знал, что делать. Мысли путались. Мобильный я забыл и не помнил, где. Мешок дернулся, зашатался, замер. По форме он не напоминал тело, скорее был похож на пакет мусора, которые стоят за домом в ряд, как надгробья на кладбище.

— Кто тут? — спросил я. Голос будто не принадлежал мне. Мешок не ответил, лишь дернулся. Я услышал шуршание, словно комкают бумагу.

Наступила тишина. Я решил рискнуть. Нужно было пройти к комнате, чтоб добраться до мобильного. Этот предмет я посчитал сейчас ценнейшим.

Шаг, еще один. Я шел, прижавшись к стене, надеясь, что все окончиться хорошо (что я еще мог думать?). Мешок дернулся. Я замер. Появилось желание сильно ударить его ногой и убежать, но страх прикасаться к нему прижимал меня к стене. Я сделал еще один шаг вдоль мешка, находясь примерно на середине его длины. Неожиданно мешок поднялся, сделал это так резко, что я не успел среагировать и через секунду он стоял во весь рост, между мной и кухней. Я задрожал настолько сильно, что перестал себя контролировать. Резко бросив руку вперед, ударил мешок. Удар получился сильным и эффективным. Мешок отлетел, упал, раскрывшись у основания. Раздался глухой шум. Из мешка вывалилось несколько пустых пластиковых бутылок и покатились по полу. Я внимательно смотрел, не в силах отойти от стены. Мешок лежал без движения, содержимым были только бутылки. Прошло пять минут, прежде чем я шагнул к кухне. Я переступил бутылку, подошел к мешку, поднял за край. На пол выпало десятка три пустых бутылок. Они разлетелись по ковру, замерев через несколько секунд. Я стоял и глядел на бутылки, неизвестно откуда взявшиеся.

Что теперь? Очевидно, нужно было собрать их обратно. Я присел и начал одну за другой всовывать их в мешок.

Дело сделано, я поставил мешок у стены, отошел в кухню, сел на стул. Руки тряслись, ноги тоже. Я успокаивался, но знал: что-то может произойти. И не ошибся.

Жена должна была скоро приехать. Ожидание теперь стало утомительным.

— Не смотри на меня, мой милый, — услышал я голос за спиной и замер. Свет горел лишь в коридоре, я не видел того, что происходило за спиной.

— Я не хочу, чтоб ты видел меня, — сказал голос. Он был мягким, но хрипловатым. Голос заполнял помещение как угарный дым во время пожара.

— Я хочу тебе показать кое-что. Я оставил емкость, наполни ее соком семьи, и я тебя не трону.

— Пластиковые бутылки? — спросил я.

— Да. Наполни их, когда приедет семья.

— Чем?

— Мне не стоит отвечать, ты и так знаешь.

Я резко подскочил и отбежал в коридор, оглянулся, но на кухне никого не было.

— Ты не сможешь убежать, — сказал голос. Я оглядывался, но никого не видел. Голос был со всех сторон, окружал меня.

— Кто ты? — спросил я.

— Твой спаситель. Я спасу тебя от семьи. Наполни кровью каждую бутылку, хоть немного, тогда я избавлюсь от них. Иначе я избавлюсь от тебя.

Я оглядывался, прижавшись к стене. Рядом мешок бутылок. Я никого не видел, но ощущал запах пота и вони, будто что-то тухлое поставили на солнце под окном спальни.

— Где ты? — спросил я.

— Лучше тебе не видеть, — сказал голос.

Я не знал, что делать. Меня трясло, как верхушку дерева в бурю.

— Я хочу тебя увидеть.

— Нет, — сказал голос, — не стоит.

Я понял, что оно боится. Оно не хочет, чтоб я его видел. Я вспомнил подбежавшего мальчика, и то, как он себя вел.

Я закрыл глаза. Темнота. Я начал крутить головой, слева увидел яркие цвета, на оранжево-малиновом фоне. Увидел его. Жирное, безногое существо, похожее на небольшую гору. Из тела торчали конечности, тонкие и гибкие, они извивались, как змеи.

— Ты смотришь на меня? Нет! Нет!

Раздался писк. Голос пропал, существо исчезло из оранжевого тумана, растворившись в ярком свете. Я открыл глаза, больше никого не было.

Через час приехала жена с детьми. Я ничего не сказал о том, что видел, не стал расстраивать и пугать ее. Сперва я хотел убедиться, что это не галлюцинация.

Больше существо не появлялось. Я так и не понял для чего оно приходило.

Прошло несколько дней, я не переставал нервничать, но скрывал от жены причину. Я проснулся ночью, услышал, как кто-то ходит. Перед кроватью стояла старшая дочь. Я включил лампу.

— Оно больше не придет, — сказала дочь с закрытыми глазами. Она была будто под управлением неведомого пульта, — оно ушло. Оно поняло, что ты верен семье и будешь с нами счастлив.

Через секунду дочь открыла глаза, огляделась.

— Пап, почему я у вас в комнате?

Я был рад тому, что услышал, и тому, что с дочкой все в порядке. Теперь я понял, для чего приходило существо, но мне его услуги не понадобились.

— Ты пришла поцеловать меня перед сном, — сказал я. Дочка чмокнула меня в щеку и убежала в свою комнату. Я лег, погладил жену по волосам, поцеловал и уснул, обнимая ее.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *