Черный-черный список

В июне 2012 года депутатами Е. Б. Мизулиной, С. В. Железняком, С. Н. Решульским и Я. Е. Ниловым от Комитета Государственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей в Госдуму был внесен проект Федерального закона с длиннющим названием «О внесении изменений в Федеральный закон „О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу ограничения доступа к противоправной информации в сети Интернет». Большинство экспертов и общественности высказалось о воплощении законопроекта критически, указывая на слабую техническую сторону реализации и возможности недобросовестного использования законопроекта по отношению к лояльным сайтам.

BIGITALRU_post-(2)

Так оно и вышло.

 Злополучный законопроект

Законопроект № 89417-6, предлагающий блокировку сайтов с противоправным контентом согласно «черному списку» интернет-ресурсов, внес изменения в следующие законы Российской Федерации: Федеральный закон от 29 декабря 2010 года № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию»; Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях; Федеральный закон от 7 июля 2003 г. № 126-ФЗ «О связи», и Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». По словам одного из разработчиков законопроекта, главы думского комитета по вопросам семьи, женщин и детей Елены Мизулиной, законопроект должен работать следующим образом. Если на каком-либо интернет-ресурсе обнаруживается информация с детской порнографией, инструкции по производству или приобретению наркотиков и инструкции по осуществлению суицида, то оператор Единой автоматизированной информационной системы «Единый реестр доменных имен и (или) универсальных указателей страниц сайтов в сети Интернет и сетевых адресов сайтов в сети Интернет, содержащих информацию, запрещенную к распространению на территории РФ» (зарегистрированная в России некоммерческая организация, привлекаемая к экспертизе уполномоченным правительством РФ органом по созданию, формированию и ведению Единого реестра) сообщает об этом в Роскомнадзор. Тот направляет уведомление владельцу сайта и хостинг-провайдеру, руководствуясь которым, владелец или провайдер должен удалить контент в течение суток. В случае если информация не была удалена, IP-адрес сайта включается в реестр, и доступ к нему пользователей Интернета блокируется.

Законопроект был принят Государственной Думой в третьем чтении 11 июля 2012 года, 18 июля был одобрен Советом Федерации, а «черный список» сайтов вступил в силу 1 ноября 2012 года. И почти сразу посыпались скандалы – отключали Youtube, онлайн-библиотеку «Либрусек», онлайн-энциклопедию «Луркоморье» и другие, не менее известные и популярные сайты. Но, несмотря на кривую работу (в Австралии аналогичный сервис отправляет в «черный список» около 2–3% сайтов просто по ошибке), законопроект продолжает пользоваться поддержкой правительства.

BIGITALRU_post-(2)-1

 К светлому будущему

С другой стороны, может быть, эта законодательная инициатива не так уж и плоха? Можно, наконец, расслабиться и сложить руки, ведь чиновники решили все вопросы: теперь дети будут расти как Сиддхартхи, в мире, где нет нецензурной брани, нет смерти и болезней, нет секса и насилия, страха, ужаса и тараканов.

Маша Базарова, обозреватель

Дмитрий Медведев на встрече со своими сторонниками – представителями сетевых сообществ 9 ноября 2011 выказал поддержку законопроекта № 89417-6, но с некоторыми оговорками: «Есть абсолютно исключенные вещи, которые связаны с совершением преступлений – та же самая педофилия или распространение наркотиков – это табу, и с этим надо бороться. Но есть пограничные ситуации, и здесь как раз дьявол прячется в деталях. Если такой законопроект готовить, то было бы желательно, чтобы мы могли найти реальные критерии отделения одного от другого, и чтобы решения об этом принимали, пардон, не сотовые операторы, потому что это будет зависеть от того, какое настроение у сотового оператора, что он считает правильным не показывать».

По словам Елены Мизулиной, председатель совета Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) Михаил Якушев выразил благодарность по поводу подобной инициативы. Кроме того, она заявила, что законопроект был изучен шестью министерствами, четыре из которых отозвались положительно, а два (Минэкономразвития и Минюст) прислали замечания, которые планировалось учесть. Также, по мнению члена Общественной палаты РФ Георгия Федрова, законопроект № 89417-6 будет «дисциплинировать недобросовестных деятелей интернет-пространства».

Шершавый язык народа

К примеру, в разряд незаконной отнесена информация о местах культивирования наркосодержащих растений. Я, конечно, утрирую, но вот, например, картина Клода Моне «Маки» сообщает нам, что наркосодержащее растение мак может расти в поле и – если следовать букве закона – является запрещенным контентом.

BIGITALRU_post-(2)-2

директор по взаимодействию с органами государственной власти Google в России Марина Жунич

В Интернете же почти сразу начали высказываться опасения, что под «информацию о способах совершения самоубийства» попадут сайты, содержащие произведения, в которых герои совершают самоубийства, например: В. Шекспир («Ромео и Джульета», «Гамлет»), Л.Н. Толстой («Анна Каренина»), Ф.М. Достоевский («Преступление и наказание»), А.Н. Островский («Гроза», «Бедная невеста»), Н.М. Карамзин («Бедная Лиза»), А.И. Куприн («Яма»), А.Н.Толстой («Хождение по мукам») и другие. Под «пропаганду употребления наркотиков» могут попасть сайты, содержащие произведения, в которых герои принимают наркотические средства, например, Л.Н. Толстой («Анна Каренина»), А. Конан Дойль («Шерлок Холмс»), М.А. Булгаков («Морфий»), Ш. Бодлер («Отрава»). Наконец, как уже было с англоязычной «Википедией», «материалы с порнографическими изображениями несовершеннолетних» могут найти на сайтах, где размещена живопись эпохи барокко с изображением голых детей-ангелочков.

Также недоумение вызывает невозможность получить и распространять информацию о способах производства прекурсоров (веществ, участвующих в реакциях, приводящих к образованию целевого вещества) наркотиков и местах приобретения, поскольку в число прекурсоров входят распространенные соединения. «Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич, – написано в одном из открытых писем президенту на специально созданном для этого сайте medvedevu.ru. – Я химик и доступ к свободной информации для меня необходим. Я не получаю наркотики, не изготавливаю взрывчатые вещества, так почему же я не могу получить информацию о распространенных веществах, которые применяются во многих областях? В поправках к законопроекту указано, что необходимо закрыть страницы, содержащие информацию об ацетоне, перманганате калия, серной, соляной и уксусной кислотах.

Отсутствие информации не уменьшит производство незаконных препаратов, но затронет образовательные знания школьников, студентов. Может, стоит вообще запретить профессию химика, как опасную для общества? Нельзя ограничивать доступ к знаниям для разумных существ. Это приведет к деградации».

Директор некоммерческого фонда «Викимедиа ру» (русскоязычная «Википедия») Владимир Медейко считает, что средства, которые выбираются для того, чтобы реализовать идею законопроекта № 89417-6, «негодные, сам законопроект – очень сырой, в нем неправильно сформулирована главная идея. В текущей редакции документ позволяет предположить, что существует опасность, что он будет использоваться не только для решения проблем, связанных с пропагандой насилия, наркотиков или порнографии».

Генеральный директор Объединенной компании «Афиши» и «Рамблера» Николай Молибог отметил, что принятие законопроекта может привести «к самым печальным последствиям, как то: цензуре, стагнации развития UGC (user-generated content – «контент, производимый пользователями», прим. Memoid.ru) и российской интернет-отрасли в целом».

4 июля 2012 года директор по взаимодействию с органами государственной власти Google в России Марина Жунич сравнила упомянутый в законопроекте «черный список» с веерным отключением электроэнергии и высказала мнение, что такой законопроект может парализовать половину Рунета.

Директор Центра изучения Интернета и общества при Российской экономической школе Сэм Грин приводит привел в пример масштабное исследование Центра изучения Интернета и общества при Российской экономической школе, которое показало, что «любые меры по «повышению безопасности» Интернета, кроме самых точечных и ограниченных, могут легко стать оружием против всех, кто желает в сети обсуждать вопросы, неудобные для властей и общественного большинства».

Также, по словам юриста Павла Протасова, расплывчатость формулировок в законе после внесения поправок все равно остается: «Просто почитайте те критерии, по которым в пятой статье закона предлагается относить материал к той или иной категории: там сплошь и рядом «побуждающая», «способная вызвать», «оправдывающая» и т.д.».

 Официальные протесты

Необходимо прекратить то безумие, которое творится при принятии судебных решений касательно Рунета. Например, выносят решения «конфисковать сайт», ну как можно конфисковать сайт, с таким же успехом можно вынести решение конфисковать облако. Правоохранительные органы, суды решают вопросы, как им хочется, но им хочется далеко не так, как должно быть.

Секретарь Союза журналистов России Михаил Федотов

Официальные протесты против принятия законопроекта заявили несколько крупных компаний, работающих в Интернете. Так, обеспокоенность высказала универсальная энциклопедия Википедия, поисковые системы Яндекс и Google, сервис блогов LiveJournal, а также социальная сеть Вконтакте.

Согласно записи в официальном блоге LiveJournal, «система блокировки подобного контента <…> не накладывает никаких ограничений, которые позволили бы трактовать эти меры не как введение цензуры». Кроме того, медиадиректор компании SUP Media (владельца LiveJournal) Антон Носик считает, что «законопроект принимается с грубым игнорированием мнений профессионального сообщества». По его словам, «в конкретном законопроекте прописана фильтрация по IP, а это дремучее техническое невежество. <…> Это просто непонимание того, как устроена работа адресации в Интернете, и бравирование лоббистов законопроекта, потому что им неинтересно мнение профессионального сообщества».

По мнению главного редактора Яндекса Елены Колмановской, «предложенные [законопроектом № 89417-6] методы дают почву для возможных злоупотреблений и вызывают многочисленные вопросы со стороны пользователей и представителей интернет-компаний», в связи с чем было предложено отложить рассмотрение законопроекта и обсудить его на открытых площадках с участием представителей интернет-индустрии и технических специалистов.

Российский офис компании Google в официальном блоге сделал заявление, где, в частности, сказал: «Мы, безусловно, поддерживаем намерение законодателей защитить детей в Интернете. Однако мы полагаем, что возможные негативные последствия от применения закона превысят ожидаемый положительный эффект, поставив под угрозу доступ пользователей к легальным ресурсам». Также работники российского офиса выразили убеждение, что существуют более эффективные способы борьбы с незаконным контентом, чем те, что предложены в законе.

Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека применительно к законопроекту в первом чтении Госдумы выразил мнение, что «в текущей редакции перечень подлежащих блокировке ресурсов чрезмерно широк и включает в себя, помимо детской порнографии, ряд субъективно-оценочных категорий». Кроме того, «регламентируемая законопроектом процедура блокировки интернет-контента предполагает ограничение доступа к информации, запрещенной или нежелательной для детей, для всех пользователей российского сегмента сети Интернет – без возможной апелляции и процедуры повторного рассмотрения, без каких-либо ограничений, которые позволили бы трактовать предлагаемые меры не как введение цензуры, что прямо запрещено Конституцией Российской Федерации и ограничивает право людей на доступ к информации, нисколько не приближая к решению заявленных в законопроекте задач».

Как отмечают члены Совета, «законопроект не направлен на борьбу с причинами возникновения нелегального контента и его распространения в Интернете», поскольку преступники после блокировки их сайта безнаказанно перенесут его на другой домен и продолжат противоправную деятельность.

Члены Совета полагают, что законопроект предлагает «неэффективную альтернативу работе правоохранительных органов и судов, и предполагает реальное введение цензуры в российском сегменте Интернета».

Российская Ассоциация электронных коммуникаций (РАЭК) также озвучила официальную позицию по вопросу, указав, что законопроект № 89417-6 имеет ряд существенных недостатков, которые могут снизить эффективность борьбы государственной власти с педофилией и наркоманией. В частности, беспокойство РАЭК вызывает ограничение доступа к информации, запрещенной для детей, для всех пользователей Рунета в случае блокировки ресурса с таким контентом.

В общем, пока ситуация далека от идеальной. По сравнению с осенью-зимой 2012 года тема потеряла в новизне и нынче шума от отключения того или иного сайта почти не слышно. Однако никто не может гарантировать, что «противоправное» и на каком ресурсе найдут завтра.

Артем Платонов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *