Четыре танкиста и собака

Или Генетическая память

Шел 2020 год. Веяло осенней прохладой. В нависшей внезапно тишине отчетливо слышался гомон птиц и даже стрекотание цикад.
Доннер-веттер – ругнулся обер-лейтенант Мартин Шульц, командир танка «Абрамс». – Будь прокляты эти дипломаты, которые довели дело до открытой войны. Будь прокляты эти тупоголовые генералы, которые обеспечили переброску по железной дороге танков к приграничным пунктам сосредоточения и не подумали о комплектации их экипажами (а может, наоборот, подумали, ведь это живые деньги, которые можно и прикарманить).
В результате поступила команда укомплектовать поступившие танки резервистами. В подчинение к Шульцу попали два поляка, Яцек и Марек, и украинец Петро Шкандыба. С последним у Шульца было больше всего проблем. Во-первых, он понимал только «ридну мову», и на английском, официальном языке общения в блоке НАТО, он не понимал ни слова. Приходилось использовать Яцека и Марека в качестве переводчиков. Во-вторых, По документам он освоил только советский танк Т-70, американские «Абрамсы» он в глаза не видел. Да и то у Шульца бродили подозрения, что он просто подделал документы украинского военкомата.
Но вот прозвучал всеобщий сигнал «Вперед!», и они двинулись, под бравурный марш на английском, каждый танк по заранее определенному маршруту. Танк обер-лейтенанта Шульца выехал на довольно просторную лесную дорогу и первые 20 километров ехал по ней довольно-таки быстро. Вдруг с левой стороны от дороги сквозь лесную поросль он заметил маленький хутор – один бревенчатый дом и хозяйственные постройки рядом.
— Целься! – скомандовал Шульц, Яцек повиновался.
— Зажигательным заряжай! – Марек выполнил и эту команду.
— Пли! – без всяких колебаний скомандовал Шульц. И хотя выстрел был сделан с ходу, в перескоп Шульц с удовольствием увидел, как заполыхал дом и как в языках пламени и черном дыму заметались какие-то люди.
— Защо? – спросил Шкандыба.
Ему ответил Марек:
— Так надо. У господина обер-лейтенанта дед сгорел в танке в июле 1941-го где-то здесь, в Белоруссии. Сам понимаешь, генетическая память!
Доннер-веттер – снова ругнулся обер-лейтенант Шульц, на этот раз в адрес картографов НАТО. Нет, они изготовили карты и завели в бортовые компьютеры строго по внутренним стандартам НАТО, но кто же мог подумать, что в белорусском Полесье столько мелких рек и речушек? В одну из таких, полупересохшую речушку, не обозначенную на карте, и угодил их танк. Шульц скомандовал на официальном языке общения в блоке НАТО:
— full throttle! — Яцек и Марек перевели – полный газ!
Но было поздно, танк набрал воды и заглох, а потом еще погрузился в илистое дно на пол метра.
111
— Радио, — скомндовал Шульц, надеясь вызвать «техничку».
Шкандыба начал беспорядочно щелкать тумблерами радиостанции – надписи на табличках на английском он все равно не разбирал. В какой-то момент он переключил два тумблера одновременно, и радиостанция, задымившись, сказала «ку-ку».
— Доннер-веттер – смачно ругнулся обер-лейтенант Шульц. – Черт бы побрал мамашу Меркель с ее дипломатическими «кренделями».
— Холера ясна – ругнулись Яцек и Марек почти хором, когда поняли, что под ногами у них хлюпает вода.
Кое-как они выбрались на берег и развели костер, чтобы обсушиться. Шульц достал три пакета пищевого НЗ, два раздал Яцеку и Мареку, третий оставил себе.
— А мне? – попробовал заявить о своих правах Шкандыба.
— А ты сейчас пойдешь в штаб и доложишь о ЧП, и без «технички» не возвращайся.
— Слухаю, хер обер-лейтенант.
И Шкандыба поплелся по дороге в ту сторону, откуда они приехали. Идти предстояло километров двадцать. Шкандыьа горестно вздохнул, присел на траву на обочине, достал из-за пазухи большой шмот сала, которым снабдила его на прощанье старуха-мать, вынул нож, аккуратно отрезал кусок и начал есть, отрезая по тонкому ломтики перемежая каждый ломтик тяжелыми вздохами.
«Техничку» Шкандыбе не выделили, поскольку он не смог показать на карте, где застрял танк. Он вернулся к танку уже за полночь. Вся троица по-прежнему сидела у костра.
— Хайль, хер обер-лейтенант, гутен-нахт — выдавил из себя Шкандыба все свои познания в немецком…
Внезапно в сухом осеннем воздухе раздался щелчок, сопровождаемый шуршанием в перемешку со свистом.
— …Ракета! – крикнул Шкандыба – он не раз слышал эти звуки во время гражданской войны на Донбассе. Потом ему надоело воевать, и он сбежал в Польшу. Но и там достойной работы не нашел и согласился завербоваться в польскую армию. «Петро Олександрович Шкандыба» старательно вывел он в анкете, а остальные 49 вопросов анкеты решил проигнорировать, поскольку польского тоже не разбирал.
И вот, получилось, что от одной войны он сбежал и на другую попал. «Не то что-то с моей генетической памятью» — успел подумать он.
Да, это была противотанковая ракета с тепловой головкой самонаведения, запущенная белорусскими партизанами. И это была ИХ ГЕНЕТИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ. На подлете головка самонаведения сработала на открытый источник пламени — на костер, в центре которого она и взорвалась.
-А-а-а-а-а-а!
Амен!
Возможно, дотошный читатель спросит, а где же тут собака? По секрету скажу — так обер-лейтенант Шульц называл фрау Меркель, которая послала его на эту бойню – воевать с русскими за американские интересы. Только он никогда не произносил этого вслух…

Александр Альбов (С.-Петербург)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>