Драконье озеро

Александр Альбов (С.-Петербург)
В середине 80-х годов мы, хорошо спетая и спитая компания из 10-12 человек, решили отправиться на фестиваль бардовской песни, который должен был состояться в поселке Лосево, на реке Вуокса. Сказано – сделано. Рано утром мы на двух машинах выехали из Питера в направлении Лосево. В одну машину, «жигуленок», село 5 человек и 7 «упихались» во вторую машину, «козелок», благо в нем было два «приставных» места, на которых довольно комфортно разместились дети, Маша и Марина. В географии Карельского перешейка мы разбирались слабо, но у нас был свой «Иван Сусанин», звали его Влад.
И, надо сказать, очень скоро Влад начал проявять свои «сусанинские» способности.
– Здесь свернем направо, здесь свернем налево – безапелляционно командовал он, и мы сворачивали. Когда мы уперлись в первый никем не охраняемый шлагбаум с табличкой «Стой! Проезд и проход запрещены», подогретая пивом компания не обратила на это никакого внимания, просто вышли из машины, со смехом подняли шлагбаум и поехали дальше. На втором шлагбауме точно с такой же табличкой многие чуть-чуть протрезвели и призадумались. А на третьем шлагбауме и вовсе сникли. Чтобы хоть немного поднять компании настроение, Лёха, наш собственный бард местного разлива, расчехлил гитару и запел песню Высоцкого «Страшно аж жуть»:
В заповедных и дремучих, страшных Муромских лесах
Всяка нечисть бродит тучей и в проезжих сеет страх.
Воет воем, что твои упокойники.
Если есть там соловьи — то разбойники.
Страшно, аж жуть!

В заколдованных болотах там кикиморы живут,-
Защекочут до икоты и на дно уволокут.
Будь ты конный, будь ты пеший — заграбастают,
А уж лешие так по лесу и шастают.
Страшно, аж жуть!

А мужик, купец иль воин попадал в дремучий лес,
Кто за чем — кто с перепою, а кто сдуру в чащу лез.
По причине попадали, без причины ли,
Всех их только и видали,- словно сгинули.
Страшно, аж жуть!…

Нельзя сказать, что Лёхе удалось поднять нам настроение. Однако не возвращаться же назад – нет, наш путь только вперед! И мы снова подняли шлагбаум и поехали дальше. Правда, уехать далеко не получилось: вскоре ухабистая дрога кончилась. И кончилась она на берегу красивого озера с густо заросшими зеленью берегами. Ребята обрадовались, повылезали из машин и отправились купаться. Кто-то натянул палатки, кто-то разжег костер и поставил кипятиться чайник.
Ближе к ночи началась сильная гроза, пошел проливной дождь.
— Мама, смотри, вода светится! – сказала вдруг с детской наивностью Марина. Ее мать, Галина, нехотя выглянула из палатки и остолбенела: вся поверхность воды действительно светилась изнутри красноватым светом. От этого ей стало не по себе.
222
– Это, наверно, Луна в воде так отражается – успокоила мама девочку. Но сама она в это не поверила – больно уж необычным было свечение. Ребята из соседних палаток тоже вылезли поглядеть на это чудо. Гроза и дождь кончились, но свечение не исчезало. Некоторые любители ночного купания снова полезли в воду.
– Кхе-кхе, — никто и не заметил, как сзади к нам подошел какой-то старичок. – Отдыхаете? Ну-да, ну-да. Только вот купаться здесь нельзя, ребятки.
– Это почему же? – спросил Леха. – кикиморы утащат, что ли?
– А видите вода покраснела?
– А, я знаю, – сказал наш проводник Влад, по совместительству эрудит. – Я в детстве читал сборник карело-финского эпоса «Калевала» и хорошо помню одну историю: там кузнец Ильмаринен – герой эпоса, – вспахал поле змей золотым плугом, а потом убил дракона серебряным мечом. С тех пор озеро называется Lohikäärmeen järvi – Драконье озеро. Так это кровь убитого здесь дракона?
– Нет, ребятки, не дракона. Драконы – это в сказках. А в действительности дело было во время советско-финской войны, в 1939 году. На берегу этого озера, на том самом месте, где мы сейчас стоим, был развернут полевой госпиталь Красной Армии, и лежали в нем сотни раненых. Но однажды финны решили напасть на госпиталь – это легкая добыча, никем не охраняется. А когда в нашем штабе узнали о коварной атаке, сразу направили полк на выручку. Однако спасать было уже некого. Всех до единого, включая медперсонал, финны утопили в этом самом озере, чтобы не тратить патроны. Они могли пригодиться для отпора контратаке красных. Раненые были еще живы, когда их бросали в озеро, а потом холодная вода добила их. Это сейчас финны по-европейски «белые и пушистые», а во время войны они были зверьё зверьём. Вот так, ребятки. А в грозу вода в озере до сих пор краснеет, и никто еще объяснения этому явлению не нашел.
– А там, за пригорком, еще один блиндаж, в нем тоже были раненые, – вдруг сказала Галя.
– Да, а вы что, здесь уже бывали?
– Нет, никогда. Я просто знаю.
С первыми лучами солнца мы собрали палатки и уехали с Драконьего озера. Уехали домой – ехать на фестиваль в Лосево уже не было никакого настроения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>