Либидо

Александр Альбов (С.-Петербург)

Здравствуйте. Я – Федор Феофанов, мне 40 лет, я работаю сисадмином в одной занюханной конторе. На голове у меня появляются первые признаки лысины, а это значит, что надеждам создать семью с порядочной женщиной приходит конец. Нет, я не был монахом. Были у меня два случая близкого контакта с женщинами, правда, оба закончились провалом. Первый – в студенческие годы на картошке. Одна девчонка утащила меня на уединенную поляну и решительно расстегнула пуговицы на белой кофточке. Я успел заметить, что под кофточкой у нее ничего нету, кроме загорелой кожи. Но я в тот момент был совершенно не готов, замешкался. Она обозвала меня тюфяком, застегнула пуговицы и ушла. Второй случай – лет через десять, в командировке. Тогда все развивалось нормально, но я поспешил, зкончил раньше, чем она начала. Финал тот же – она обозвала меня слабаком, оделась и ушла.

И вот вчера я сидел на лавочке в парке и грелся под лучами теплого весеннего солнца. Неподалеку молодые мамы прогуливали своих чад в колясках. Одна из них наклонилась над коляской, и в этот момент внезапный порыв ветра задрал подол ее платья, показав на мгновенье розовые трусики.

Эта сцена настолько врезалась мне в память, что ночью я снова увидел ту женщину в розовых трусиках. Казалось, я видел каждую дырочку на кружевной окантовке трусиков. Она стояла ко мне спиной. На этот раз на ней была короткая юбка и белая блузка с двумя застегнутыми пуговицами. Преодолев страх и нерешительность, я подошел и шлепнул ее по попке. Она обрнулась и влепила мне пощечину. Эту реакцию я ожидал – что еще можно ждать от порядочной женщины?

— Посмотрим, дорогуша, посмотрим, – зло сказал я и охватил ладонями ее грудь.

Она помедлила, размякла, подошла ко мне вплотную, сняла трусики, глядя в прямо мне в глаза, затем выпрямилась, повернулась и немного наклонилась  вперед, слегка задрав юбку.

— Теперь ты знаешь, что делать, – сказала она.

Послышался звон пряжки ремня, расстегивание молнии, затем я схватил ее за волосы и прижал к себе.

— Я знал, что ты поймешь свое предназначение, дорогуша, – сказал я. — Чтобы слиться со мной воедино, в полную меру, верно? Так, чтобы мышцы свело от усталости.

И я продолжил ритмичные движения.

Она стонала, то ли от боли, то ли от удовольствия. Когда, наконец, я отпустил ее и сел в кресло, она отдышалась, опустила голову и упала на кровать.

— Спасибо тебе, крошка.

— Не нужно ничего говорить.

Она встала с кровати и подошла к креслу, где сидел я с открытой бутылкой вина. Она вытерла своими трусиками мой орган и вдруг сказала:

— Я знаю, тебе это покажется странным, но тебя сейчас не станет.

— Что!?

Она вытащила непонятно откуда нож и воткнула его мне в живот. Воткнула так глубоко, что лезвие уперлось в позвоночник. Послышался неприятный скрип, затем стон, и несколько струек крови брызнули у меня изо рта.

— За что?

— За все в жизни надо платить – ответил откуда-то грубый мужской голос.

Сквозь ночной мрак проступил профиль человека с рогами и в красном плаще.

«Дьявол?» — подумал я.

— Не дьявол, а Мефистофель. Хотя, ты прав, разница небольшая.

— А, «На земле весь род людской…» – напел я коряво знаменитую строку из оперы «Фауст».

— Нет, я знаю, что золото тебя не интересует. Но тебе ОЧЕНЬ нужно другое – он сделал ударение на слове «очень». Тебя сжирает тайная сила, и сила эта – желание половой близости. Очень многие одинокие мужчины почти полностью подчинены этому первобытному инстинкту. Психоаналитик Зигмунд Фрейд полагал, что именно либидо, неудовлетворенное сексуальное желание, составляет основу человеческого поведения. И я могу помочь тебе справиться с этим комплексом. Принцип простой — клин клином вышибают.

С этими словами он вытащил из складок своего плаща черную коробочку размерами со смартфон, но без экрана и кнопок. На корпусе белой краской было написано «time-travel machine».

— Это что, машина времени!? – с удивлением спросил я.

— О нет, правды в этой надписи столько же, сколько и в любой нынешней рекламе. Путешествие в прошлое невозможно в принципе, потому что ПРОШЛОЕ ПРОШЛО. Это только писатели-фантасты выдумывают истории о том, как одна туристическая фирма посылала желающих в далекое прошлое, предварительно рассчитав точный маршрут следования, чтобы туристы избежали встрачи с динозаврами и саблезубыми тиграми. Но вот беда, один из туристов оступился и случайно наступил на бабочку. И когда туристы вернулись, страна была уже не той – в президентской гонке победил другой кандидат и даже правила грамматики стали другими.

Путешествие в будущее тоже невозможно, поскольку будущее не одно, БУДУЩИХ МНОГО. Только представь себе, сколько человек в данный конкретный момент наступает на бедных бабочек и иных тварей и подумай, какой результат это даст через тысячи лет. Не можешь? Правильно, это невозможно.

А вот остановить время – можно. Так что  прибор правильнее было бы назвать «time-stop machine», или, короче, «времястоп». Ну, не совсем остановить, конечно, но на 99% – с гарантией. Этого достаточно, чтобы, например, незаметно заглянуть в примерочную кабину в магазине одежды или в кабинку для переодевания на пляже.

Я подумал о женщине в розовых трусиках.

— А если ты не хочешь ждать ветра от природы, и вуайеризм – это не твоё, тогда милости прошу в женскую баню. Там тебя тоже никто не увидит – не успеют увидеть. Да мало ли каких применений этому прибору можно придумать! – закончил свою мысль Мефистофель.

— А как им пользоваться? – спросил я. – Тут нет никаких кнопок.

— Они и не нужны. Голосовое управление – слышал про такое?

— Ого. Ваша электроника идет в ногу с нашей.

— Да, стараемся. Короче, произносишь «Остановись, мгновенье!», и прибор включается. Повторяешь те же слова, и прибор выключается.

— И это все – за мою душу? Показывай, где расписаться.

— Расписываться нигде не надо, ведь мы же джентльмены. Так ты согласен?

— Да.

111

Я проснулся в поту, мои мышцы свело от усталости. Я опустил взгляд вниз – дырки в животе не было. «И приснится же такое!» — подумалось мне. Я встряхнулся и отправился на кухню готовить себе бутерброды. Наскоро позавтракав, я вернулся в комнату и сразу увидел, что на примятой подушке лежит времястоп. «Значит, это был не сон!».

Умывшись и одевшись, я отправился на работу. Моросил мелкий дождь. На перекрестке пришлось остановиться: пешеходам горел красный свет. Рядом стояла женщина, она держала за руку маленького мальчика, пытавшегося свободной рукой удержать мячик. В какой-то момент мячик выскользнул и заскакал по мокрой мостовой. Мальчик тут же вырвал ручку из маминой руки и побежал за мячиком. На середине дороги он поскользнулся и упал.

Краешком глаза я видел широко раскрытый рот мамы, но она не кричала. Она просто смотрела, как на лежащего на дороге мальчика с огромной скоростью несется машина. Запоздалый визг тормозов прозвучал как Трубный глас.

Я быстро достал из кармана времястоп и то ли прошептал, то ли выкрикнул: «Остановись, мновенье».  Капли дождя тут же остановились, повисли в воздухе. Остановилось и движение машин, остановились в неестественных позах люди на разрешенном переходе, и даже птицы остановили свой полет. Я бросился к мальчику и вытолкнул его из-под самых колес застывшей машины.  Времястоп выскользнул у меня из рук и очутился прямо под передним колесом машины. Раздался хруст, детали полетели в разные стороны. И сразу же дождь пошел как дождь, люди пошли как люди, птицы полетели как птицы. И машины поехали как машины – магия Мефистофеля кончилась. А я так и лежал на мокром асфальте поперек дороги.

Я умер в машине скорой помощи, так и не доехав до больницы. Последним, кого я увидел, был Мефистофель, Он с сардонической усмешкой потирал руки. Последней моей мыслью было «Слава Богу, я все-таки спас мальчугана».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>