На честном слове

Григорий Неделько (Москва)

— И как это называется, старпом?

— Мягкая посадка, мэм.

— За такую бы мягкость тебя да по мягкому месту.

— Я не против, мэм.

— Пошел ты… на разведку!

— Есть, мэм.

Старший помощник Нейл надел скафандр, открыл люк и скрылся на территории неизведанной планеты. Капитан Свердлова отчасти с укоризной, отчасти с интересом посмотрела ему вслед: она никогда не понимала до конца этого боевого, но глуповатого космонавта. Будь он чуть инициативнее и меньше валял бы дурака, добился бы многого. Впрочем, то же самое она могла сказать и про себя; по крайней мере, временами, когда заканчивался очередной рейс, нестерпимо хотелось в следующий, но задания не давали, деньги заканчивались, однообразные встречи с друзьями утомляли, а кардинальных перемен в жизни не намечалось.

Сбив – к счастью – с невеселых мыслей, подошел и встал рядом второй пилот Рихтер.

– Это та планета, фройлен?

– Что значит та? – скорее от раздражения на собственный минорный настрой, недовольно бросила Свердлова.

– Перезарядочная.

– Да, с местной башни космической связи подтвердили, что у них есть порт подзарядки звездолетов.

– Ну и отлично.

И Рихтер, толстый, приземистый и усатый, как ни в чем не бывало удалился.

Ему на смену пришла бортмеханик Кравчук.

– Разрешите проветриться, командир!

– Смысл?

– Посмотрю, как у них тут с хлопцами.

– На хлопцев дома наглядишься.

– Да разве ж там хлопцы…

Грустно вздохнув, невысокая темноволосая Кравчук засеменила на худеньких ножках за Рихтером.

Свердлова еще некоторое время наблюдала за Нейлом – как он забирается на пригорок и, спустившись с него, скрывается из виду, — а затем направилась в рубку разбираться с питанием корабля: что-то оно пошаливало.

222

Нейл огляделся и присвистнул, сам не понимая отчего: из-за недоумения, а может, от огорчения. Вокруг простирался серовато-коричневатый ландшафт с редкими вкраплениями растительности, в основном вялой. Ну и, в общем-то, все: ни построек, ни машин, ни людей, ни животных наконец.

Он одолел в тяжелом скафандре следующие метров семьсот-восемьсот, когда из-за ближайшей горы, маленькой, но крутой, показалось строение. Луч крошечного, по земным меркам, солнца отразился от блестящей поверхности и на миг ослепил старпома. Нейл отгородился рукой, выглянул из-за ладони и движением пальцев правой руки активировал встроенный бинокль; механизм высчитал расстояние до постройки, увеличил изображение, подсказал, что возле здания находятся несколько человек. Приблизив картинку, он увидел четверых: двух мужчин и женщину с ребенком. Все были одеты не по погоде – слишком легко; женщина, видимо, мать, катала на желто-красном детском велосипеде девочку с розовым бантом; мужчины разговаривали.

Нейл активировал фон (многофункциональные и надежные, они уже давно заменили ранее использовавшиеся космическими экспедициями переговорники):

– Мэм, вы на месте?

Свердлова ответила почти сразу:

– Здесь. Ты что-нибудь нашел?

– Вижу четверку пришельцев. Иду на контакт?

– Иди.

– Как-то грубо звучит, мэм.

– Иди ты!..

– Другое дело. – Он широко улыбнулся, хоть командир этого и не видела.

Связь прервалась.

Нейл выключил ненужные устройства и зашагал к непонятному зданию, формой напоминавшему баклажан.

 

– Кравчук, – окликнула Свердлова.

– Ага?

– А по форме? Совсем распустились.

– Да, капитан, – тут же исправилась непосредственная Кравчук.

– Настал твой звездный час: надевайте с Рихтером скафандры и дуйте за Нейлом – возможно, ему понадобится помощь. Он наткнулся на чужих.

– Ого! – Кравчук обрадовалась без меры, ее большие глаза заполнили, казалось, пол-лица. – Как в фильме, да?!

– Нет, на людей, но они как минимум столь же опасны.

– А-а. – Разочарование так и сквозило в этом протяжном междометии. – Хорошо, поняла.

– Поняла – кто?

– Кто-кто! Капитан.

Свердлова устало вздохнула.

– Молодец.

Кравчук юной резвой ланью убежала за Рихтером, а командир корабля вернулась к экрану, на который выводились энергетические показатели звездолета. Вроде бы все в порядке: подача в норме, потребление тоже; запасные генераторы не работают; потерь теплоты нет. Но куда в таком случае, черт возьми, подевалась половина энергии? И, если приборы не врали, она продолжала убывать. …А приборы, увы, не врали – чтобы убедиться, достаточно было активировать системы с высокой энергозатратностью, например, защитную. Свердлова один раз попыталась это сделать, чем едва не вызвала неполадку во всех «нервных» прожилках космолета; чуть не отказало управление, и подачу света закоротило. На борту явно происходило что-то не то, что-то странное, неправильное и плохое – вопрос был следующий: что же, мать его?!..

Свердлова присела на вращающееся автокресло, опустила локоть на приборную панель, подперла ладонью подбородок и крепко задумалась.

 

– Давай, давай, херр, за мной! Не отставай! – подгоняла-подбадривала смешливая Кравчук.

– Вы слишком радостны, фройлен, — невозмутимо ответствовал спокойно вышагивавший второй пилот. – Особенно для бортмеханика. Вам этого никогда не говорили? Глядите, люди жизнерадостные долго на флоте не задерживаются.

– Ну где ты застрял, херр?! Я устала ждать!

– Однако я могу и ошибаться, — пробормотал Рихтер. А потом громче: – И слово «херр» в ваших устах звучит… двузначно. Может, лучше «герр»?

– Не-а.

– Гутт, – безропотно согласился пилот, когда ситуация предстала его глазам в полном объёме.

– О, я вижу ту постройку! И, кажется, Нейла. Сейчас посмотрю в бинокль… Да, это он: стоит у входа, разговаривает с каким-то бородатым пузатым мужчиной.

– О чем?

– Бинокль не улавливает: слишком далеко, да и не исключены помехи.

– Понятно. Что ж, вперед, на сближение.

– Вперед.

Кравчук все-таки дождалась немца, и они на пару преодолели метры, остававшиеся до цели их небольшого путешествия.

Нейл обернулся на звук.

– А, это вы. А я тут общаюсь с местным населением.

– Здравствуйте, – поздоровался абориген.

– Он знает наш язык? – Кравчук удивилась.

– Нет, я подарил ему транслятор: надо же устанавливать контакт.

– Гуттен таг. Рихтер, – представился Рихтер.

Они с бородатым обменялись рукопожатиями.

– А что, у вас проблемы с энергополем? – поинтересовался затем второй пилот.

– Я спрашивал, – не дав ответить, откликнулся Нейл. – Да, их планета недавно подверглась неизвестному стихийному бедствию, чему-то наподобие энергетического шторма.

– Это было ужасно! – подтвердил пузатый. – Смерчи, черные, крутящиеся, пугающие, а внутри них сверкают молнии, много-много и быстро-быстро! После столь крупной неприятности у нас полетела большая часть подстанций и тепловая обстановка нарушилась: получение и переработка энергии идет с огромными нерегулярными перебоями.

– Я-а-асно, – ошарашенно протянул Рихтер.

– Может, пройдем в дом? Наговоримся, а заодно йачу попьём.

– Чаю? – уточнила Кравчук.

– Секунду, сверюсь со словарём… Ага, верно, на вашем языке наш напиток называется «чаем».

– С удовольствием прополощу желудок, – выразился Нейл.

– А кто эти люди? – спросила любопытная бортмеханик, имея в виду женщину с ребенком и второго мужчину.

– Жители, – коротко ответил собеседник.

– Ваши родственники?

– Да нет, просто живут тут. Ну что, пойдемте?

– За мной! – скомандовал, наверное, почувствовавший себя лидером Нейл, и они вслед за аборигеном прошли через старомодные грязноватые автодвери, как выяснилось, жилого дома.

 

Свердлова перерыла все настройки, всю документацию, даже вскрыла панели, чтобы покопаться в проводах и микросхемах, но загадка потерянной энергии осталась неразрешенной. Потом пришло голосовое сообщение на фон: Нейл вкратце описывал ситуацию на планете и отчитывался об их с Рихтером и Кравчук успехах.

— Ну, все понятно, — произнесла Свердлова.

Хотя вообще-то все далеко не понятно. Что за аномалия? Капитан с такой ни разу не сталкивалась и не слышала о ней. И откуда возникло бедствие? Само взяло и появилось? Невероятно… С другой стороны, возвращаясь после спасательной экспедиции на Гало-6, они залетели в отдаленный уголок вселенной; кто знает, какие здесь законы, что возможно, а что нет. Однако капитан предпочла бы вовсе не попадать на эту необычную планету, потому что она вызывала кошмарное чувство неопределенности, которая, каждому известно, пугает людей сильнее чего бы то ни было.

Не став надевать скафандр (по данным, полученным от аборигена, состав атмосферы полностью соответствует земному и они проверили информацию, сняв защитную одежду), Свердлова покинула корабль.

 

– Как вам чай? – участливо спросила полноватая женщина с крашенными в белое волосами, жена их нового знакомого.

– Очень вкусный! – горячо отозвалась Кравчук. – А из чего он?

– Местные травы, помытые и обработанные, конечно.

– А зачем вашему дому смотритель? – продолжала любопытствовать бортмеханик. – Я видела снаружи табличку: «Требуется смотритель!».

– Ты бы так резво со своими обязанностями справлялась, — слегка осадил ее Нейл, — глядишь, не пришлось бы капитану самой с энергосистемой разбираться.

– Я сделала, что могла. – Кравчук надула пухлые губки.

– Не ссорьтесь, — мягко призвала их женщина с крашеными волосами. – А смотритель требуется давненько, да все нет его. Кстати, мы забыли представиться: Хлоя.

– Руперт, – назвался ее муж.

Космонавты по очереди представили себя.

– Какие у вас планы? – проявила любопытство Хлоя. – Зарядите корабль и домой?

Нейл утвердительно промычал и на всякий случай еще кивнул.

– Жаль. К нам редко прилетают гости.

Снова мычание Нейлова авторства, на сей раз неопределенное.

– Далеко зарядка? А то мы из графика выбиваемся, – произнес Рихтер.

– Да за углом. Вы чай допейте, и Руперт покажет.

Кравчук открыла рот, собираясь что-то сказать, как вдруг у нее перед глазами поплыло. Мгновение спустя прихватило живот, в горле засаднило, и она поняла, что теряет сознание.

– Не-эйл… – прохрипела механик.

Второй пилот вскочил с деревянного стула и подхватил молодую женщину.

– Бедняжка. – Хлоя горестно покачала головой. – Вы отправляйтесь к своей зарядке, а я о девочке позабочусь, отпою, приведу в чувство.

– Большое спасибо, – поблагодарил Нейл, поднимая на руки хрупкую фигурку. – Где у вас кровать?

– Пойдемте.

Она прошла в комнату и указала на старую лежанку с такими же подушкой и одеялом. Нейл уложил Кравчук в постель, осторожно опустил ее голову на подушку, накрыл бортмеханика одеялом.

– Я останусь присматривать, – решил он.

Хлоя пожала плечами.

– Как пожелаете.

Вошел Рихтер.

– Мне идти одному? – догадался он.

Нейл кивнул; второй пилот, давая знак, что понял, тоже наклонил голову и, поблагодарив хозяев за гостеприимство, покинул здание. Пододвинув к кровати шаткую табуретку, старпом сел на нее, начиная дежурство возле захворавшей коллеги.

 

Свердлова встретила Рихтера по дороге к дому.

– Ты куда? – удивленно поинтересовалась она.

– К зарядке – попрошу работников побыстрее с космолетом разобраться, а то дела еще больше испортились.

– Не поняла.

– Кравчук потеряла сознание; Нейл с ней сидит.

– Что произошло?

– Кабы знать.

Свердлова хмыкнула.

– Они в доме?

– Угу.

– «Капитан», – напомнила она.

– Капитан, – послушно и безразлично повторил Рихтер.

– Ладно, иди. Как разберешься с дозаправщиками, сообщай.

– Непременно, капитан.

– «Капитан», ну наконец-то!

Рихтер чуть ли не в припрыжку, что смешно смотрелось, учитывая его комплекцию, затрусил по направлению к зарядке; месторасположение дозаправки указал пилоту на фоне доброжелательный Руперт.

Свердлова повторно хмыкнула – ее определенно тяготила какая-то вещь, которая, увы, оставалась неясной, отчего на душе делалось паршиво, — и заспешила к зданию-баклажану.

– Вы не знаете… – начала она, обращаясь к мамочке с дочкой, однако дама не дослушала и сразу ответила:

– 5-й этаж, квартира 18.

– Спасибо.

Внутри было темно, пахло не слишком-то приемлемо, да и в целом атмосфера капитана не порадовала. Лифт не работал; она поднялась пешком на 5-й этаж по выщербленной лестнице и постучалась (звонок также отсутствовал) в дверь под номером 18.

– Да-да, входите, открыто.

Свердлова очутилась в помещении, овеянном приглушенным светом. Вокруг царила то ли разруха, то ли капитальный, превратившийся в форму жизни беспорядок. К ней подошла объемистая женщина, волосы которой были выкрашены светлой краской.

– Чем могу помочь?

– Свердлова, – назвалась командир корабля. – Слышала, члены моего экипажа у вас.

– Девочка с мальчиком?

Капитан издала непроизвольный смешок.

– Точно, только переростки.

– Они в комнате, правда, не советовала бы их тревожить.

Свердлова приподняла бровь.

– Почему?

— Они переутомились. Девушка потеряла сознание около получаса назад, парнишка – совсем недавно.

Командир изумленно взирала на говорившую.

– Проведите меня к ним.

– Безусловно.

– А откуда вы меня понимаете?

– Муж отдал транслятор, который ему любезно презентовал ваш мальчик.

– Так. Ладно.

– Йачу не желаете?

– Чаю?

– Мгм.

– После подобного стресса? – Свердлова на секунду задумалась. – С удовольствием.

 

Увиденное не сказать чтобы удивило Рихтера – он в глубине души был настроен на что-нибудь в этом роде, — однако сердце у него все равно упало. Второй пилот стоял на поляне, на абсолютно голой, пустой поляне, и смотрел на то место, где должен находиться пункт зарядки звездолетов. Однако же там, колыхаясь на ветру, лишь меланхолично проживала свою неспешную жизнь парочка убогих деревьев.

Налетел порыв ветра, всколыхнул жухлую траву – и, похоже, нечто внутри Рихтера, за гранью сознания и на уровне чутья.

Пилот немедля сорвался с места и, не обращая внимания на одышку и заметно мешающий лишний вес, помчался обратно.

 

Он ворвался в квартиру и наткнулся на гнетущую, мертвую тишину.

Вытирая руки о передник, как ни в чем не бывало из комнаты показалась Хлоя.

– Где они?! – зло выкрикнул Рихтер.

– Отдыхают, – безропотно сказала женщина. – Все трое. И вы прилягте.

– Чем вы их… нас… напоили?!

– Обычный отвар. Мы не хотим, чтобы вы покидали нас так сразу.

Он посмотрел в ее глаза и увидел в глубине зрачков полное безразличие.

– Психи. Вы психи, слышите! Ненормальные!

– Мы знаем, — просто отозвался появившийся из кухни Руперт. – Но нам по-прежнему не нашли смотрителя.

– А вы знаете, какой первый симптом сумасшествия? – спросила Хлоя.

У Рихтера закружилась голова, и он подозревал, что не от нагрузки, которую испытал, когда бежал сюда.

– Ка… кой?

– Человек все время врет, — холодно объяснила Хлоя. – Знаете анекдот? «А ты правда не блефуешь?» — спросил один игрок в покер другого. «Да честное слово!» – ответил тот.

– Точно-точно, – добавил Руперт. – И мы в шутку говорим, что наша планета держится на честном слове.

Он рассмеялся – негромко, без истерики, однако именно из-за этого, вероятно, Рихтеру сделалось еще хуже. Второй пилот осел на пол, но, прежде чем сильные руки безумного хозяина дома подхватили его, астронавт успел нажать кнопку экстренного вызова…

 

…– Как же вы умудрились на нее наткнуться? – Полковник Саммерс недоуменно покачал головой. – Нам казалось, что планет-лечебниц уже не осталось, по крайней мере, в этой системе.

Нейл грустно пожал плечами, прочие же никак не отреагировали. Саммерс не рассердился, понимая их состояние.

– Вам особенно повезло, – он усмехнулся, не больно-то весело, – эта планета, VRS-57, психиатрическая больница для самых опасных антиэлементов общества. Их излечение невозможно, потому они и обитают на строго ограниченной территории и не в силах покинуть ее.

– Но как они выжили? За столько-то лет! Их ведь никто не обеспечивал, о душевнобольных попросту забыли! – вознегодовал Рихтер.

– Такое случается, тем более среди людей. Ну, пришли в себя? Третий день реабилитируетесь.

– Мы готовы, – смело произнесла Свердлова.

– Готовы! – бодрее начальства – что было ей свойственно – подхватила Кравчук.

Саммерс довольно закивал.

– Рад слышать. Что ж, собирайтесь: завтра вас ждет новое задание. Долгосрочное: смотрителя для VRS мы нашли, а вы будете обеспечивать бесперебойную поставку продовольствия.

Все, как по команде, открыли рты, да так и застыли.

– А, я не сказал. – Саммерс улыбнулся и, изображая провал в памяти, хлопнул себя по лбу. – Ваше жалование повышено в два раза решением генералитета. Плюс премия за экстренные обстоятельства.

Теперь все переваривали эту новость.

— Здорово, что в мире есть ненормальные, — наконец резюмировал Нейл.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>