New Dimension

Марк Широков (г. Лиепая, Латвия)

— Вы действительно этого хотите? — врач в белом халате положил на хромированный столик неизвестный Антону инструмент.

— Да, конечно. Неужели вы думаете, что я пришел сюда из любопытства?

— У богатых свои причуды, — улыбнулся доктор. — Подпишите договор. Это оборудование доставлено всего лишь месяц назад из Гонконга, и у нас нет гарантии, что оно не даст сбой. В этом случае вам грозит смерть. Вы согласны рискнуть своей жизнью?

— Можно ознакомиться с договором?

— Пожалуйста, клиент всегда должен знать, что подписывает.

Антон взял в руку «наладонник», на экране которого светился текст, разбитый на пронумерованные пункты:

…6. Фирма «Кэш» обязуется предоставить техническую поддержку, пока не окончится срок договора.

 

7. Фирма «Кэш» обязуется ремонтировать оборудование, пока не истек гарантийный срок.

8. Фирма «Кэш» не несет ответственности за сбои программного обеспечения. Все вопросы и жалобы будут перенаправляться к производителю.

9. Фирма «Кэш» не несет ответственности за брак в оборудовании, за неотлаженную работу устройств, за своевременно не обнаруженные дефекты, за не предусмотренное в инструкции применение оборудования.

На этом пункте Антон остановился. Он понимал, что, по сути, подписывает себе смертный приговор.

— Я согласен, — сказал он, протягивая доктору «наладонник».

— Тогда распишитесь здесь, — доктор «пролистал» несколько экранов текста и протянул Антону стилус. Антон небрежно черкнул по сенсорному экрану и вернул компьютер.

— Ну-c, приступим? Садитесь в кресло.

Пациент уселся, откинул голову на мягкую спинку.

— Где устанавливать будем — на виске, за ухом, на затылке, на макушке?

— Лучше за ухом. Не придется возиться с волосами.

— Как скажете. Хотите наблюдать за процессом, как бы изнутри?

— Сколько займет времени операция?

— Не более пятнадцати минут.

— Тогда да, — Антон заворочался в кресле, устраиваясь поудобнее.

Доктор повернул монитор так, чтобы Антону было хорошо видно происходящее на экране, затем взял со столика шприц и, комментируя свои действия, сделал пациенту укол в шею:

— Так, введем местную анестезию. Мне придется сверлить черепную коробку, контакты уходят прямо в мозг. Антон дернулся. Кого же обрадует перспектива иметь лишнюю дырку в черепе? Но назад дороги не было, он уже подписал договор с одной западной киностудией. На экране Антон видел, как руки доктора держат какой-то предмет, он проходит сквозь черепную кость, вот-вот коснется мозга. Нет. Этот человек знает свою работу. Доктор отложил в сторону дрель, взял в руки блестящую толстую иглу. Антону показалось, что она похожа на разъем аудиовыхода в мультимедийной системе, только немного больше. Антон чувствовал, как игла погружается в мозг. Но его пугала не тупая боль, а то, что он видел на экране: из кончика иглы вытянулись три усика, внедряясь в нутро головы. Антон испуганно задергался в кресле.

— Спокойно. Усики установят прямой контакт с мозгом, — доктор толчком усадил пациента на место. — Через штекер к процессору будет поступать информация. Процессор переведет ее в понятный вашим мозговым клеткам набор символов, а через усики будет осуществляться обмен. Ту же самую операцию вы можете проделать в обратном порядке.

— Понятно, — сдавленно ответил Антон. — Вы скоро закончите?

— Закреплю штекер и все.

Доктор надавил на округлую часть разъема, из-под хромированной крышечки выскочили четыре ножки с остриями на концах. Они легко прорвали кожу головы и впились в кость.

— Все, операцию можно считать законченной, — доктор выключил видеоустановку, откатил блестящий столик в угол кабинета. — Минут пятнадцать отдохните. Выпейте молока, входит в цену операции.

Антон жадно выпил предоставленный литр — в горле пересохло от нервного напряжения.

— Теперь отправляйтесь домой, только в течение нескольких часов не делайте резких движений головой.

— Хорошо, — Антон направился к выходу.

— Копию договора возьмите.

— А, спасибо.

Когда Антон уже открыл дверь, доктор вновь окликнул его:

— Извините…

— Да.

— Вы… Один из тех, из новых?.. Ну, кто хочет, то есть думает, что может скопировать свой разум в Сеть, в новый искусственный мир? Я слышал, уже есть такая религия, они молятся какому-то электронному богу. Deus ex machina. Вы из них?

— Нет, — коротко ответил Антон и вышел из мастерской.

На улице светило солнце и было тепло. Майская погода разошлась не на шутку. Антон скинул куртку, потрогал разъем за ухом. По краям прохлада металла, а посредине — пустота, провал в неизвестность. Он спешил к дому — предстояло самое главное.

Компьютер тихо жужжал, на экране монитора виднелось окошко запущенной программы. Антон подключил длинный провод к системному блоку, второй конец он вставил в разъем в голове. Ощущение было не из приятных. Опять это чувство, словно что-то проникает внутрь мозга. Антон лег на диван, закрыл глаза, пытаясь сосредоточиться. Минут через пять на экране начала вырисовываться полосками маленькая, мультяшного вида, рысь, стоящая на задних лапах. Статичная картинка наполнялась цветами. Уши стали коричневыми, пальцы на ногах покрылись шерстью, вытянулись коготки. Потом зверек начал двигаться. Сначала медленно и неуверенно, потом все быстрее и быстрее. Рысь уже прыгала, пока еще в полной пустоте. Затем из пустоты вверх потянулись деревья, проросла трава, по земле проползали змеи, забегали ящерицы. Шумная пчела раскачивала огромный фантастический цветок. И среди буйства красок и изобилия жизни маленькая рысь двигалась туда, к границе леса, где виднелось голубое небо и чистое поле. Постепенно стал прорисовываться сюжет фильма…

Первый пакет данных, отправленный программой, пронесся через Атлантический океан. Оператор, ожидающий его, подтвердил доставку. Специалисты одобрили качество изображения, проработку персонажей и запустили в прямой эфир, рекомендовав всем зрителям этот мультфильм как революционную новинку современного кинематографа.

Антон отключил штекер и открыл глаза, устало моргая. Подошел к компьютеру. Заработал принтер, распечатывая бумажную копию цифрового документа — патента, подтверждающего право Антона на владение технологией создания нейрактивных фильмов. Фильмов, создаваемых напрямую мозгом человека, без всяких посредников в виде сценаристов, режиссеров, художников и вообще без программ анимации. То, что было и могло остаться всего лишь фантазией, теперь имело цифровую копию, готовую для публикации в Сети, показа в кинотеатрах.

 

* * *

Год спустя… Киностудия «New Dimension». Ровные ряды кресел, рядом с каждым — компьютер. В креслах сидят люди, на глаза надеты шлемы со встроенными мониторами. Несколько человек задумчиво поджали губы, кто-то раскрыл рот и совершенно не замечает, что выглядит смешно. Между рядами ходит мужчина, заложив руки за спину, и выкрикивает указания:

— Стенли, не забывай про сюжет. Я понимаю, что тебе нравится эта девушка, но она должна упасть с крыши в следующей сцене. Не тяни время! Ты что, не знаешь, что теперь за использование внешности знамениых актеров в нейрактивных фильмах мы вынуждены платить им почти такие же гонорары, как за съемку «живьем»? Причем тарификация секундная! А секунда стоит очень дорого! Так что, будь любезен, работай на нас, а не на них. Блейк, не витай в виртуальных мирах, прорабатывай сценарий. Твои личные симпатии к героям меня не интересуют. Сюжет давай, сюжет! Через пять минут все куски будут монтироваться. А еще через полчаса фильм должен быть в эфире. Работайте, работайте…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *