Обоняние

(из цикла «Человек по частям»)

Это был сомнительный брак, покрытый тонким слоем любви, словно натянутая клеенка, через которую супруги смотрели в глаза друг другу, но все отношения были лишь на словах. Слой этот не был настолько влиятельным, чтоб позволял браку разрушиться, но и не делал его счастливее.
Тамара и Юра жили дружно, но не были счастливы полностью. Чего-то не хватало. Юра думал, что им нужны дети, а Тамара откладывала этот вопрос, не вдаваясь в объяснения.

— Что это такое? — спросила однажды Тамара, найдя маленькую коробочку духов.
— Я не знаю, — сказал Юра, тем самым лишь укрепив сомнения женщины.
— Это женские духи. Я ощутила их запах еще из коридора. Ты мог бы хоть проветрить помещение, чтоб я не распознала запаха. Неужели ты настолько глуп?
Юра только усмехнулся, но ничего не ответил.
— Откуда они тут?
— Я же сказал, что не знаю. Они не мои. Ты женщина, ты должна знать.
— Я должна знать? А как ты объяснишь в квартире чужие женские духи?
— Понятия не имею, — сказал Юра. Его оправдания так и не были приняты, но странным было то, что Юра не старался оправдаться, а будто проверял супругу, постоянно к ней приглядываясь. Они весь вечер ругались. Доказательств измены не было, но порой для женщины они не нужны. Тамара ушла, оставив мужу на лице отметину ладони.
111

Света была его лучшей подругой. Они с Юрой были одноклассниками и дружили крепкой дружбой, не обращая внимания на противоположность полов. Юра был в отчаянии после того, как Тамара бросила его. Он не смог примириться с тем, что все это простое совпадение. Его вины не было, но Тамара не хотела слушать.
— Я не могу тебе больше доверять, — сказала Тамара, — ты обманул меня.
— Но я клянусь, что не брал в руки эти духи.
— Не хочу слушать, — говорила она.
Грань, стоя на которой человек держит бритву у запястья, накинула тёмное покрывало зависимости на Юру. Он постоянно был угнетен этой мыслью. Краски мира померкли, а над всем этим стояло обидное ощущение ложного обвинения.
Когда к нему пришла Света и долго стучала в дверь, Юра не хотел открывать, но затем поддался на уговоры совести, ведь намерения его лучшей подруги всегда были чисты. Юра открыл дверь. Света не сразу узнала его, настолько он изменился: лицо осунулось, он был небрит, от него воняло по́том.
— Юра, господи! — сказала Света и протянула к нему руки. Они нежно обнялись, как делали каждый раз при встрече. Каждый раз, словно были братом и сестрой, и не было иных мыслей, кроме приятной дружбы между ними.
— Я не могу забыть ее поступка, — сказал Юра, — пойми, мне тяжело. Скажу честно Света, семья это самое лучшее, что есть в жизни, это сама жизнь, это стимул продолжать тернистый путь, и, споткнувшись, подняться с колен. Береги семью, Света.
Они пили чай. Юра прижал ее ладонь, протянув руку через стол.
— Тебе нужно подышать воздухом, Юра, — сказала Света, — пошли, погуляем.
— Я не хочу больше покидать этой комнаты, — сказал Юра, — тебе я могу в этом признаться. Прости меня и не суди строго, Света, но я думаю, что есть только один способ выйти из этой ситуации.
— Даже не думай об этом, Юра! — сказала Света, сжав его ладонь, — я помогу тебе. Я что-то придумаю.
Юра усмехнулся. Он сомневался в возможности излечить черную хандру, поедающую его душу, но был уверен, что если есть способ снова стать счастливым, Света найдет его.

— Послушайте меня, — говорил доктор, — этот способ, который мы вам предлагаем, только входит в разработку, и вы будете его тестировать.
— Что вы мне введете, доктор? — спросил Юра. Рядом с ним сидела Света.
— Это новое вещество, секрет которого мы не можем вам раскрыть. В основе запаха, который будет делать вас счастливым, лежит естественный фермент. Вы можете сомневаться, что это именно запах поднимает вам настроение, но так и должно быть, ведь секретный состав я не могу разглашать, пока. Если все пройдет успешно, то мы с вами станем знаменитыми.
— Вряд ли мне поможет какой-то запах, доктор.
— Я уверен, что поможет.
Юра лишь усмехнулся. Он посмотрел на Свету, улыбнулся ей, она ответила взаимностью. Ее улыбка была для него лучшим лекарством.

Запах действовал странно. Сперва Юре вообще не хотелось пользоваться этим средством, так как он не верил в эффективность, но после первого применения он понял, что ему становиться легче. Он был бодр, доволен, весел. Больше его не посещали мысли о самоубийстве, теперь он думал только о том, как провести приятно время. Мысли о бывшей жене не донимали. Запах, смешанный с секретным ингредиентом, поразительно быстро ставил мужчину на ноги. Юра был счастлив. Вместе с ним радовалась и Света, которая часто была рядом и постоянно улыбалась, радуясь за друга. Юра смотрел на нее, и лишь иногда во взгляде мелькало что-то далекое, но яркое, то, что нельзя скрыть от женщины, когда смотрит мужчина. Разбрызгивая запах духов, Света радовалась вместе с ним и тоже ощущала себя счастливой.
Это было странно и необычно, будто легальный наркотик. Юра боялся, что зависимость станет слишком сильной и поглотит его целиком. Одновременно с этим, он замечал, что его отношение к жизни улучшалось, когда рядом была Света.
Этот период жизни был коротким. Вскоре взлет души окончился падением. Через год Юра попал в аварию. Когда он ехал на работу, машина загорелась, Юра сильно обгорел. Кроме того, когда из-под капота показался огонь, Юра потерял управление и врезался в дерево. Машину исковеркало, а вместе с ней и водителя.

— У него серьезные ожоги, — сказал приятель Юры, — в полиции сказали, что загорелась проводка. Не понимаю, как Юра не почувствовал, что в машине воняет паленым? Я давно ему говорил, чтоб он заменил провод, но он все не спешил. И вот теперь уже можно не торопиться. Врачи говорят, что шанс выжить у него есть, но небольшой.

— Ему осталось жить недолго, — сказал врач, — внутреннее кровотечение приняло слишком большие масштабы. Если бы обратились чуть раньше, его можно было бы спасти, но теперь, увы. У него была сегодня мать. Ему нужен кто-то, кому он может доверять и излить душу.
Света заглядывала в приоткрытую дверь палаты, где в одиночестве лежал Юра. К его шее и руке были протянуты пластиковые трубки. Он лежал, накрытый до груди одеялом и медленно дышал.
— Единственное, что он просил, — продолжал врач, — сказать ему состав запаха счастья, которым он пользуется. Я понимаю, что ситуация возможно требует некоторого сочувствия. И я могу сказать вам состав, так как доверяю. Вам можно доверять?
— Да, — сказала Света, думая о том, что умирает её лучший друг, её одноклассник, с которым она выросла, с которым она провела бо́льшую половину жизни, играя и общаясь. Даже с мужем она не могла обсудить всех тем, которые обговаривала с Юрой. Одинокая слеза покатилась по ее щеке.
— Я вам советую говорить с ним о чем-то хорошем и приятном, — сказал врач, — если ему суждено сегодня умереть, пусть смерть его будет смягчена чем-то добрым. Скажите ему то, что он давно хотел услышать. Секрет запаха счастья довольно прост: мы берем его собственные ферменты и переделываем запах до неузнаваемости.
— Его собственный запах?
— Да. Человек привык к собственным запахам, и не ощущает их, но подсознательно они кажутся ему наслаждением. Ему приятно ощущать частичку себя в воздухе. Звучит вульгарно и грубо, но мы воспользовались этим и создали запах настолько приятный, что человек обретает покой. Его мозг воспринимает всё немного иначе. Насытить мозг проще, этим мы и пользуемся.
Врач похлопал Свету по плечу и ушел. Девушка, держа сумочку в руках, осторожно вошла в палату и села рядом с Юрой. Вид его был страшным: он отощал, был бледен, кожа натянулась, а глаза были синеватыми.
— Привет, Света, — сказал он, — как дела?
— У меня все хорошо, — сказала она.
— Пришла попрощаться?
— Я пришла не только для этого, Юра, — сказала Света и взяла его за руку, — Юра, я пришла сказать тебе одну вещь. Прости, что долго держала это в себе, но я не решалась сказать тебе правду.
Она помолчала. Он ждал. Их пальцы гладили друг друга.
— Юра. Это может быть неуместно и поздно, но я хочу сказать тебе: я тебя всегда любила. И если бы я не была замужем, то спутником жизни хотела бы выбрать тебя.
— Спасибо, Света, — сказал он, — ты тоже мне всегда нравилась, и если бы не моя жена, я выбрал бы тебя раньше, чем твой муж. Жаль, что я так долго ждал.
— Я думаю, если бы твоя супруга не была такой дурой, она бы простила тебя из-за этих дурацких духов, и не ушла. Тем более ты ведь не изменял ей, верно?
— Иногда женщине не нужен даже повод, — сказал Юра, — если она что-то решила, то ее не остановить. Это она подкинула мне духи. Она провоняла ими всю комнату. Она просто хотела уйти, но решила сделать это по-свински, подставив меня, а потом обвинив.
— Почему ты думаешь, что это она сделала?
— Я знаю, Света, знаю. Не думай об этом. Лучше не думай.
— Есть еще кое-что, — сказала Света, — это касается запаха счастья. Я скажу тебе, из чего его делают.
Юра напрягся, шире открыл глаза и молчал. Его сердце застучало быстрей. Он не отпускал руку Светы, и она ощутила напряжение в его теле.
— Юра, этот запах делают из составляющих человеческого тела. Тебе потому и приятны запахи, что подсознательно они кажутся тебе знакомыми.
— Из запахов тела? — переспросил Юра, — но чьего тела?
Света опустила глаза, будто смущаясь и решаясь сказать нечто очень важное, но маленький сверчок, сидящий на плече и дающий подсказки, просил не лгать лучшему другу. Света тихо прошептала:
— Из ферментов моего тела.
Юра молчал. Света подняла взгляд. На лице мужчины было отражено удивление, но постепенно его сменило довольство. Улыбка растянулась во все лицо. Юра был счастлив.
— Я всегда радовался, когда ты рядом, — сказал он, — подсознательно я подозревал это.
Света, не отпуская руки, поцеловала его в губы, после чего попрощалась и вышла из палаты. Он умер той же ночью. Умер, осознавая, что счастливым его делал запах, которым была пропитана лучшая подруга.

Мать Юры на похороны надела черный платок и черные перчатки. Во время погребения она плакала. Ей было больно смотреть, как опускают в могилу тело единственного сына. Присутствовали лишь некоторые знакомые, несколько друзей и, конечно, Света. Бывшей супруги не было.
— Он был хорошим человеком, — сказала Света, ведя мать Юры под руку к выходу.
— Да, девочка, он был хорошим, но слишком слабохарактерным. Все им крутили, как хотели, даже эта его Тамара, будь она неладна. Из-за нее он и погиб.
— Юра рассказал, что это она подбросила ему духи и потом его же обвинила в измене.
— Да? — удивилась старушка, — возможно, все возможно. Его было легко обдурить, подбросив духи, он даже не смог бы этого понять.
— Почему вы так думаете?
— Почему я так думаю? — переспросила старушка, — ведь я его мать. Я знаю, что говорю. Мой Юра в детстве всунул батарейки в ноздри, и их кислота обожгла ему все внутри. После этого он не ощущал запахов.
— Не ощущал запахов? — спросила Света.
— Да, девочка, абсолютно. Потому я и говорю, что его легко было подставить, подбросив духи.
Старушка ушла, а Света осталась стоять, глядя ей вслед. Она не могла понять, но затем сообразила, почему Юра не рассказал ей всю правду. Он не мог получать эффект от эликсира, но был счастлив. И теперь Света знала точно, почему это произошло. Ведь она постоянно была с ним. Юра был счастлив только тогда, когда с ним была Света. От этого стало теплее и приятней. Она вернулась к могиле и подождала, пока все уйдут, затем присела у надгробья, поцеловала пальцы и прикоснулась к фотографии Юры.
— Я тебя тоже люблю, — сказала она, — прости меня, я была глупой.
Света достала из сумочки духи, те самые, которые подбросила ему в квартиру, чтобы разлучить с супругой, и положила флакончик на надгробье. Немного постояв, она вздохнула, развернулась и скрылась. Уходя к выходу с опущенной головой, она думала о том, почему так долго ждала и не развелась вовремя с мужем.

Андрей Никитин (Одесса)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>