ПневмоNET

Дмитрий Тарабанов (г. Николаев)

Зазвенел колокольчик. Еще вчера Костя удивился бы. Язычок в колокольчике был выгнут, и вместо развеселого звона он издавал жалобный скрежет, словно кто-то в приступе ипохондрии нанизывал фаянсовое блюдце на остро заточенную вилку. С неприятным звуком Костя мирился без малого два года. Вплоть до вчерашнего дня, когда, вернувшись с трехчасовой кулинарной вахты, он обнаружил тридцать срочных сообщений от Люды. «Дальше так жить нельзя», — решил Костя и, достав из кладовки отвертку, вернул колокольчику голос.

С разбегу плюхнувшись в кресло перед столом, на котором отливала серебристым пластиком махина «Rockwell 3,2Kg», Костя нажал «Mute», и пение механического зуммера прекратилось. Стрелка на весах показала «125 грамм». На табло формата указатель уткнулся в слово «Бандероль». Значит, с вложениями. Значит, не от Люды. Жаль.

Небрежным движением Костя откинул металлический щиток и сквозь выпуклую стеклянную перегородку посмотрел на реквизиты, набитые на пухленьком боку посылки. Если бы там ничего не оказалось — никаких «От» и «Кому», — он смело отправил бы посылку в мусоропровод. Но на бандероли значилось: «Лаборатория Касперского. Ежедневная рассылка».

Костя вдавил тугую кнопку, и пакет плавно скатился из приемника по пологому лотку на стол. Щелкнула гильотина, и из пакета высыпалась заурядная пачка макулатуры, среди которой не сразу удалось отыскать тоненький дайджест. Макулатуру из рекламных каталогов и купонов на пятипроцентную скидку Костя, не раздумывая, смел в корзину. А вот дайджест «Лаборатории Касперского» внимательно просмотрел. Правда, по привычке, с середины.

Сразу же после перфо-постера писали о новой модели антивируса -«Спамоборец». Костя посмотрел на фотографию этого чуда, переворачивая журнал то так, то эдак. Устройство представляло собой фотоаппарат, который снимал каждую приходящую посылку. Слайд отправлялся по исходящей трубе на ближайший сервер, где его проявляли и сравнивали с опасными образцами, а потом уже решали, что именно было подброшено получателю, — спам или гостинец от бабушки.

Уже другие разработчики предлагали встроить в пневмоматы рентген-аппарат, который просвечивал бы бандероль как легкие курильщика. В крошечной врезке сообщалось о бонусе за вредность — две тысячи проверок по суммарному воздействию на организм приравнивались к конвертику «белого порошка». «В общем, или воду с хлоркой, или кишечные палочки», — с ухмылкой заключил Костя.

Из размышлений его снова вывел звон колокольчика. На этот раз стрелка уперлась в надпись «ICQ». Нажатие кнопки — из щели айсикьюшного модуля высунулся белый язычок картона с написанным от руки посланием:

 

Люда: 12:30. Привет, Шумахер! Я по тебе соскууучилась!

Костя, не долго думая, вытянул из коробочки точно такой же «язычок» и написал ответ:

Костя: 12:31. А я-то как соску(у)учился(!) *Если в круглых скобках, значит «в периоде». Это математическое обозначение. Проще говоря, я соскучился так, что мое уууу!!!! тянется бесконечно долго. Цём тебя!

Довольный хитро закрученным ответом, Костя чмокнул карточку, якобы приаттачивая поцелуй, и, сунув в щель, отправил по Людиному адресу.

Минуты две он посидел, ожидая ответного послания. Но вскоре, прикинув расстояние и улиточную скорость местных пневматических каналов, он снова углубился в чтение журнала. Дальше ничего интересного не было. Разве что научно-фантастический рассказик «Нейронет» с абсурдной идеей передавать почту по электрическим проводам. Этот бред Костя читать не стал — не позволяли твердые академические знания. Потом, прикинувшись нормальным человеком, Костя открыл «Касперского» на первой странице.

В разделе «Вирусология» обсуждались экзотические бациллы, вроде оспы или ботулизма, распространяемые в пробных флакончиках с гелем для бритья ног. Костя не имел привычки пользоваться рекламными «пробниками», ноги тоже не брил, а потому пролистал дальше.

«Очуметь!» — так называлась самая злободневная рубрика, в которой упоминались якобы смертоубийственные вирусы. Те, что носились по трубам чаще прочих и надолго укладывали в койку самонадеянных пользователей.

Прочитав пару строчек, Костя невольно улыбнулся. Последние три дня пользователи Москвы получали по ICQ-почте хорошенько использованные носовые платки с вирусом куриной пневмонии. Столичные больницы заполнялись со скоростью вакуумной «выделенки». По непонятной причине вирусные носовые платки обходили все устройства защиты и высовывались из приемных щелей пневмоматов, владельцы которых, ни о чем не подозревая, жали кнопку «Eject».

Оставшиеся две трети разворота занимали рекомендации по лечению куриной пневмонии на ранней стадии. Зевнув, Костя выкинул «Касперского» в мусорную корзину. Байка об электронной почте — даже та звучала убедительней.

Звякнул колокольчик. Костя секунду помялся — а вдруг и впрямь платок!? — но рискнул и нажал на кнопку.

Люда 12:34. Ты такой умненький, я поражаюсь с каждым днем! Мне с тобой хорошо. У тебя удивительная способность — не возбуждать, а усыплять. Так… Что это? Я захрапела???

Костя быстро написал ответ:

Костя: 12:35. Люд, Людчик, а ты что, и вправду храпишь? У тебя это, наверно, очень мелодично получается. И заразительно. Хррр…

Люда 12:37. Ага. Заслушаешься! Словно прохудившийся компрессор выкачивает из проржавевшей трубы утреннюю почту, которая кувыркается и бьется о стенки, заставляя соседей с криком вскакивать с постели.

Костя: 12:38. Запиши как-нибудь на пленку и пришли, а? С удовольствием послушаю.

Люда 12:39. ОК!.. А ты не хочешь послушать вживую?

Последнее сообщение Костя перечитал раза три, пока не понял, почему у него горели щеки.

Костя: 12:42. Это намек?

Люда: 12:44. Ну… Я имею в виду… Я запишу, а ты придешь и послушаешь. В общем, да! Это именно то, о чем ты подумал. Я полагаю, нам надо встретиться наконец-то. А то после знакомства с тобой я храплю еще громче. Костя, а ты будешь меня на бок переворачивать?

Щеки превратились в сковородку с тефлоновым покрытием, которую поставили на слишком сильный огонь. Костя испортил несколько карточек, подбирая правильный ответ, а в голове вертелось банальное «Да! Да! Да!»

В конце концов, именно эти две буквы он и отправил.

Всего через несколько секунд снова прозвенел колокольчик. Картон на это раз был розовым, с рельефной женской фигурой, и удивительно приятно пах. Посередине красивым Людиным почерком было написано:

Да, я здесь, такая сладенькая…

 

Следом пришло еще одно письмо, уже не столь экстравагантное:

Люда: 12:46. Костя, извини, не туда выслала! У меня тут два удаленных клиента трубируют. Ты не мог бы карточку обратно переслать? А то у меня розовый картон заканчивается.

Растерянно пожав плечами, Костя сунул картонку в щель отправки.

Люда работала в службе «Секс по пневмопочте». Собственно, так они и познакомились — к Косте по ошибке пришло ароматизированное письмо. Будучи воспитанным в порядочной семье, он ответил только на третий день. За быстроту реакции Люда и прозвала его Шумахером.

Своими бесконечными сентенциями вперемешку с математическими формулами Костя не давал Люде сойти с ума от сотен тысяч похабных посланий, на каждое из которых она должна была отвечать заготовленными «я-здесь-сладенькими» фразами. А она, Люда, в свою очередь, питала Костю иньской энергией. За последние два месяца он превратился из забитого ипохондрика в жизнерадостного романтика — выбросил из кладовки пару центнеров спрессовавшихся журналов, рекламных листков и купонов на пятипроцентную скидку, стер нависшую на трубах пневмопочты паутину, перестал давиться полуфабрикатами и научился готовить по кулинарным книгам, на которые подписался на «Субскрайбе». Более того, вчера он починил колокольчик, который теперь разудало и жизнерадостно… Звонил!

В приступе эйфории Костя вдавил кнопку «Eject!».

Язычок из щели не высунулся. Ни белый, ни розовый. Зато показался уголок цветной тряпицы.

Наверное, Людины «засахарившиеся» трусики, которые она тоннами рассылала клиентам и снова ошиблась номером… Решив отослать эротический «аттач» обратно, Костя вытянул тряпицу из приемной щели.

Тряпицей оказался носовой платок. Использованный. А значит… С вирусом куриной пневмонии!

— Мозги у тебя куриные, — раздосадованно сказал Костя самому себе и, брезгливо отшвырнув платок, полез в мусорную корзину за «Касперским».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *