Почти «Кармен»

Александр Альбов (С.-Петербург)

Площадь в деревне Сиделье. Жаркий полдень. Возле магазина в ослепительном сиянии солнца непрерывным потоком снует оживленная, пестрая толпа дачников.
Расположившись у входа в магазин, местные коты, ожидая подачки, лениво «переговариваются» друг с другом:
– Ур, ур, уррр.
Вдруг появляется совершенно новая кошка с дымчатой шерстью и большими глазами. Ее зовут Мики. Вместо ошейника у нее голубая лента с бантом. Наверняка городская – тут же решили деревенские коты, глядя, как она нерешительно приближается, старательно обходя все лужи. Она ищет кого-то.
«Рад служить!» — муркает полосатый кот Мордаунт, растопырив усы. Такую кличку он получил за устойчивую тягу к воровству. Однажды он умудрился украсть в чужом доме замороженную курицу, которая была раза в полтора тяжелее его самого.
Нет, ей нужен рыжий кот по имени Кузя. Он здесь? Коты, окружив ее, объясняют: Кузя — это кот с другого канца деревни, сюда он приходит только изредка. Мики вежливо говорит, что Кузя – ее односельчанин, из поселка Наваррино, как и она, благодарит котов за любезность и уходит.
Упорхнула пташка, — вздыхают коты. Впрочем, сетовать нечего — в Сидилье красоток не мало. Сейчас магазин закроется на обед, и сердобольные продавщицы вынесут что-нибудь вкусненькое – по деревенским меркам, конечно.
Любвеобильный кот Шумига, растопырив усы, смотрит на расположенную рядом с магазином складскую территорию, там обитают несколько задорных девчонок. Их работа – ловить мышей. «Меж ними есть ли красивые?» — спрашивает Шумига Кузю. Тот не отвечает. Девчонки не интересуют его. Да ты молчишь, невежа. А зря! Я как-никак вожак всех местных котов. К красоткам пришел на свидание предводитель, простому коту здесь не место, — надменно приказывает Шумига. И Кузя, потеряв голову, обнажает когти. Пусть их рассудит рок!
222
Кузя моложе противника – всего полтора года, — а потому в драке делает много ошибок. Но одно правило он знает железобетонно – побеждает тот, кто окажется выше. И он ловко прыгает на забор, а оттуда – прямо на спину Шумиге. Тот взвыл от боли и готов был уже убежать, поджав хвост, но от позора его спас электрический звонок, извещавший о начале обеденного перерыва. На площадь высыпают разбитные, веселые кошки. К ним спешат поджидавшие их коты. Но где же Кармен? — спрашивают многие из них. А… Наконец-то!
Появляется кошка по кличке Кармен с иссиня-черной блестящей шерстью и огромными сверкающими глазами. Кармен не смущается. Отстранив поклонников — «Вас когда полюблю? Сама не знаю… Сегодня ж нет!» — она подходит к суровому Кузе. Заговаривает, смеется. «Меня не любишь ты, зато тебя люблю я… Так берегись любви моей!». А когда звонок извещает о конце обеденного перерыва, Кармен, убегая, оставляет Кузе конфетку «Акация». Конфетка источает пряный, влекущий аромат! Чертова девка, надо бы держаться подальше от нее! И все же, против воли, Кузя украдкой обнюхивает оставленную у его ног конфетку. Как она благоухает! Или пряный аромат — это чары?
Если чары, то они не сильны — приход Мики отвлекает Кузю от цыганки. Скромная, добрая Мики принесла весточку от его матери… Взволнованные, вспоминают они родной край, весну, фиалки, день их помолвки. По окончании лета Кузя вернется в Наваррино – такова судьба всех «дачных» котов, — и они поженятся.
И вдруг…
Кармен! Кармен! — проносится крик по площади. Из ворот магазинного склада выбегают кошки. На крыльцо поднимается Шумига. Что случилось? Кошки наперебой мяучат: Кармен, поссорившись с Ники, полоснула бедняжку своими острыми когтями! По приказанию Шумиги – а он негласный предводитель местного кошачьего «дворянства» — Кузя приводит виновную; тот оглядывает ее с головы до ног. Придется отправить в тюрьму! «Жалко, ведь она недурна…» Однако ничего не поделаешь. В тюрьму, так в тюрьму. А Кузя будет сторожить красотку. Тюрьмой в деревне служил недостроенный бетонный колодец, в котором воды отродясь не было.
Кузя отводит глаза от Кармен. Взгляд ее дерзок, настойчив. Как ей не стыдно смеяться, дразнить его? «Помолчи!» — говорит он строго. Но Кармен, подойдя к нему вплотную, шепчет о любви, но только если Кузя отпустит ее. Любовь… Любовь…— голос Кармен, ее обещания дурманят ему голову.
«Смотри за ней построже»,— напоминает Шумига Кузе. Но подаренная цыганкой конфетка, должно быть, действительно была заколдована. Иначе Кузя не принимал бы ложь за правду, не ходил бы как пьяный от приличной дозы валерианки. Едва он доводит цыганку до моста, как происходит нечто странное: ловко изогнувшись, Кармен толкает Кузю под откос и тот скатывается в канаву, а сама Кармен тотчас же исчезает в толпе.
С тех пор каждую ночь, как стемнеет, Кузя приходит к дому, где живет Кармен, и поет ей серенады:
– Ур, ур, уррр, Мяу!
И так до самого утра! Но Кармен ни разу так и не появилась. Разве она не слышит его песни?
Хозяева дома терпеливо сносили кошачьи концерты, но однажды у них лопнуло терпение. Мужчина вышел на двор с бильярдным кием в руках и огрел этим кием Кузю прямо по спине. Домой Кузя не пришел – он приполз. К тому же удар сапога лишил его пары зубов. Но не зря говорят – «Заживает как на кошке». Уже через неделю Кузя снова пришел к дому Кармен. Но что это? Посреди двора стоит большая черная машина, вокруг нее снуют люди, распихивая свои пожитки. Последней в этой веренице сумок, пакетов, чемоданов была сумка-«котовозка», в ней Кузя без труда рассмотрел Кармен.
Кармен, увидев Кузю, на миг оживилась, но потом снова впала в задумчивость. Последние дни она мало разговаривала, рассеянно слушала комплименты деревенских котов. Слегка, улыбнувшись уголками черных глаз, она как бы сказала: «Прощай, Кузя, меня везут в город. Не знаю, увидимся ли на будущий год и вообще увидимся ли».
Кармен, улыбаясь, поглядывает на Кузю обманчиво в ней все. Да,— говорит она насмешливо,— ей лучше отправиться домой. Им теперь не по пути. Что поделаешь? Любовь приходит и уходит. Ее крыльев не связать.
«Ну уж нет, так дело не пойдет» — подумал Кузя, увидев, как машина выпускает черный клуб дыма и выезжает на проселочную дорогу. Кузя, забыв про не зажившую еще рану на спине, бросается следом. Пока машина шла по корявому проселку, Кузя бежал, не отставая. Но вот машина выехала на шоссе и резко ускорилась. Кузя тоже побежал быстрее, не спуская глаз с сумки-«котовозки», что виднелась в заднем стекле. Он словно видел перед собой жгучие глаза Кармен.
Внезапно острая боль электрическим током пронизала позвоночник Кузи. Он упал на асфальт, не в силах пошевелить ни одной из четырех лап, но затухающим взором он, стиснув зубы в предсмертной судороге, все еще смотрел вслед удаляющейся черной машине. Прощай, Кармен!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>