Полезное вещество

Андрей Никитин (г. Одесса)

Эдик шел по ковру вдоль длинного освещенного коридора. Он глянул на часы, подошел к одной из дверей и постучал. Он понимал, что обратной дороги нет, теперь он никак не сможет оправдать свое появление в гостинице.
Дверь открыла Алла. Молодое лицо улыбалось. Увидев любовника, девушка смело впустила его.
— Никто тебя не видел? — спросила она, закрыв защелку. Она жадно принялась снимать с мужчины рубашку и джинсы.
— Нет, никто, — сказал он и поцеловал ее, после чего подхватил на руки и отнес на кровать.
Час спустя, перед тем, как выйти, поправляя ворот рубашки, Эдик глянул в дверной глазок. Дверь через коридор была приоткрыта.
— Вот дьявол, — сказал он, повернувшись к девушке, — я думаю, кто-то следит за нами.
— Что? — удивилась Алла. Лицо стало бледным, — ты уверен?
— Нет, но дверь напротив приоткрыта. Что делать?
— Ты меня спрашиваешь? — удивилась девушка, — вряд ли это мой муж. Он ничего не замечает. Ему все безразлично. Это может быть только твоя жена.
— Я могу выйти первым, а ты через некоторое время. Или наоборот.
— Я пойду первой, — сказала она, — ты останься ненадолго, затем уходи.
Алла ушла. Эдик наблюдал за приоткрытой дверью через глазок. Ничего не происходило. Через двадцать минут Эдик вышел и запер дверь. Ладони вспотели, он ощущал, как сердце стучит у самого горла. Эдик постоял у приоткрытой двери, ожидая увидеть супругу, но никого не было. Ему стало интересно, почему дверь приоткрыта. Если там никого нет, тогда и переживать нечего. Любопытство взяло верх, и он соблазнился наживкой, надетой на крючок.
Эдик прошел к двери и разглядывал полоску зеленого ковра, попавшую в обзор. Он глянул в номер.
— Эй. Есть кто? — спросил он, — вы дверь не заперли. У вас все нормально?
Эдик вошел и замер. На ковре лежал труп. Он прошел к телу, потрогал пульс. Человек в костюме был мертв. Рядом возле тела лежала записка и шприц с зеленой жидкостью. На столе стояла клетка, в которой бродила белая мышь. Вторая мышь была дохлой.
Диана, введи мне содержимое шприца. Ты будешь шокирована, — гласила записка.
Эдик оглядел помещение, прошел по всем комнатам и вернулся. Он присел возле тела, размышляя, что делать.
Какой-то голосок подсказал, что это не убийство. Крови и повреждений тела не было, а записка будто была написана самим мужчиной. Эдик не знал, почему он так подумал. Он взял шприц, ввел иглу в тело мертвеца, затем выдавил содержимое, как гласила записка. Ничего не произошло. Эдик уже собирался уйти, прихватив шприц, так как оставил на нем отпечатки, но через несколько минут человек на полу зашевелился, огляделся, приподнялся на локте. Он увидел Эдика и удивился. Эдик был шокирован еще больше.
— Вы кто? — спросил мужчина.
— Я тот, кто ввел вам жидкость, — сказал Эдик.
Мужчина бездумно глядел в пол, встал, отряхнулся и протянул руку.
— Спасибо вам, — сказал мужчина, — вы спасли мне жизнь.
— Обращайтесь, — сказал Эдик, улыбнувшись, — вы можете объяснить, что тут произошло? Вы были без сознания?
— Я был мертв, — сказал мужчина, — похоже, что моя девушка решила меня бросить.

Алла стонала, впиваясь ногтями в спину Эдику.
— Осторожней, жена заметит порезы, — сказал он со стоном, но Алла не остановилась, а в момент оргазма еще сильней проткнула Эдика и он застонал. Позже, лежа в кровати, он поцеловал ее и погладил по волосам.
— Почему ты меня не слушаешь?
— Я хочу нормальных отношений, Эдик. Мне надоело прятаться. Я не могу так больше!
— Потерпи немного, Алла, я что-нибудь придумаю. Командировку или что-то подобное.
— Когда? Через сто лет? И что это даст?
— Помнишь, на прошлой неделе я видел раскрытую дверь напротив нашего номера в гостинице?
— Помню. И что? Там кто-то был?
— Человек, который был там, обязан мне жизнью. Он кое-что изобрел и дал мне образец. Пошли я покажу.
Эдик встал и прошел в ванную. В туалете, в бочке́ унитаза была мертвая кошка. Эдик достал ее.
— Что это такое, Эдик? — спросила Алла, взявшись за голову, — ты с ума сошел?
— Смотри, — сказал Эдик и достал шприц с зеленой жидкостью. Он ввел жидкость в кошку.
Алла смотрела на это с отвращением, едва сдерживая рвоту. Она отвернулась, но, когда кошка начала шевелиться и мяукать, Алла вскрикнула.
— Эдик! Что произошло? Ты оживил кошку! Ты оживил ее!
— Тише, тише, — сказал Эдик, — я знаю, что произошло. Поверь мне, я был удивлен не меньше. Я хотел тебе показать, но это должно оставаться в тайне.
— Ты это изобрел? — спросила Алла и схватила его за руку, — мы станем богатыми!
— Нет, его изобрел тот человек, которого я спас от смерти. Его девушка не пришла, и он едва не умер, поставив себе цель удивить и шокировать ее. Любовь бывает злой, а гениальные изобретатели немного сумасшедшими и глупыми.
— Ты знаешь, где еще можно достать такую жидкость? — спросила Алла, — ведь можно оживить кого угодно. Верно?
— Да, Алла, верно. Но это большой секрет. Тебе ясно? Оживить можно только если тело не было подвержено несовместимой с жизнью травмой. Например, если у человека нет головы или прострелено сердце, то жидкость не поможет. Понятно?
— Конечно, понятно, — сказала Алла, — у тебя есть еще? Ты представляешь, сколько на этом можно заработать?
— Я представляю, Алла. Давай поговорим об этом позже.
— Скажи адрес этого изобретателя.
— Нет, не могу.
— Скажи, Эдик, умоляю. Я хочу знать. Я не скажу никому и никогда. Я клянусь тебе.
— Хорошо, — сказал он.
— Я люблю тебя Эдик, и всегда любила.

Неделю спустя Алла навестила изобретателя, позвонив в дверь. Вова открыл. Алла стояла в пальто и сапогах.
— Слушаю вас, — сказал Вова, — вы ко мне?
— Вова? — спросила девушка.
— Да.
— Мне трудно объяснить, но я знаю о том, что вы изобрели. Я видела, как действует эта зеленая жидкость. Дело в том, что я жена мужчины, который спас вам жизнь.
— Ах вот как, — сказал Вова, — ну что же проходите.
Он пропустил девушку и предложил чаю.
— Я хочу с вами договориться, — сказала Алла, — ведь вы обязаны Эдику жизнью.
— Да. Женщина, которую я любил, оказалась… в общем ее любовь мне вышла боком.
— Вы сейчас одиноки? Без девушки?
— Да. К чему эти вопросы?
— Дело в том, что я не жена Эдику, а любовница. Я хотела вас отблагодарить потому, что ваше изобретение очень важно.
— Отблагодарить?
— Да. Я принесла вина, — сказала Алла, — вы пьете вино?
— Пью. Но к чему вино? Я собирался с Эдиком заключить договор и отдать треть патента на изобретение, но с условием полного молчания. Что же, раз вы все знаете, чего вы хотите?
— Я хочу выпить с вами, — сказала Алла, — а может и не только выпить.
Вова посмотрел на нее, наклонил голову и поднялся со стула. Он все понял.
— Я хотел бы попросить вас уйти, — сказал он, — я понимаю, чего вы добиваетесь, но вы не в моем вкусе. Тем более, вы хотите, чтобы я обманывал Эдика, а он спас мне жизнь.
— Хорошо, — сказала девушка, — без проблем. Можно я возьму у вас шприц с этой эссенцией?
Вова помолчал, затем кивнул.
— Так как треть все-равно будет принадлежать ему, я не стану отказывать его даме. В кухне на верхней полочке есть бутылка. Позже я сделаю еще, но этого хватит надолго.
Алла поднялась и пошла за Вовой. Мужчина открывал дверь, собираясь проводить девушку, но вдруг комната закружилась. В голове мелькнула вспышка, пронзившая тело и горячим пятном оставшись на затылке. Он упал. Последнее, что он видел перед глазами, как Алла опускалась перед ним с разбитой вазой в одной руке и прозрачным пакетом в другой.

На пороге большого дома показалась девушка с короткой стрижкой. В руках она держала детскую курточку. Она шла вдоль двора, всматриваясь в лицо гостьи.
— Я слушаю, — сказала Марина.
— Добрый день, — сказала Алла, — я пришла узнать, что вы думаете по поводу повышения коммунальных платежей.
— Что я думаю? — удивилась Марина.
— Да. Это не займет много времени. Социальный опрос.
— Но я собиралась погулять с ребенком.
— Я же сказала это недолго.
— Ну, хорошо, — сказала Марина, — проходите в дом.
Алла шла за девушкой, на ходу доставая из кармана пальто электрошокер.
1111
— Сегодня мы можем уехать на все выходные, — сказала Алла, положив руку Эдику между ног. Они сидели в машине, недалеко от дороги. Эдик глядел на часы.
— Извини, Альчик, но я не могу сегодня. Что я скажу супруге? Я должен быть дома через час, самое позжее полтора, иначе она будет задавать вопросы. Да и Димка любит, когда мы по вечерам играем в мяч и тоже будет переживать.
— Не беспокойся о них, — сказала Алла, — я позаботилась о том, чтобы никто не тревожил нас до воскресенья. Мы можем с тобой заниматься любовью без всяких проблем.
— Не понял, — сказал Эдик, — как это, чтобы никто не тревожил нас? Что ты ей сказала?
— Ничего. Я ее убила.
— Что?
— Не беспокойся. Я задушила Марину и ребенка, как и своего мужа и этого изобретателя. Травм несовместимых с жизнью нет, тела целенькие. Они лежат в собственных подвалах. Я взяла часть эссенции, — сказала она и достала из сумочки шприц с зеленой жидкостью, — остальное я спрятала дома. Теперь можно не переживать. Всех, кого я убила, я оживлю в воскресенье.
— Ты что, дура? Что ты наделала? Идиотка!
— Я же сказала, что оживлю их. Можешь не переживать. Я оживила этого изобретателя, а потом снова задушила. Жидкость работает.
— Что? — удивился он, — ты шутишь? Скажи, что шутишь.
— Нет, Эдик, я не шучу. Почему ты не хочешь остаться со мной на все выходные? Ты меня не любишь? Хочешь быть только со своей вешалкой? Когда ты с ней целовался в последний раз? Нам выпал шанс побыть вместе, пойми.
Эдик рванул машину с места. Они неслись вдоль дорог, не обращая внимания на знаки и светофоры.
— Когда ты убила их? — спросил Эдик.
— Не помню. Несколько часов назад.
— О Боже! — сказал он, и на его лице отразилась боль. Они подъехали к дому. Эдик быстро выбежал из машины и в спешке открывал входную дверь.
— Подожди, — сказала Алла, — чего ты так торопишься?
Алла заметила, как припаркованная через несколько домов машина подъехала к ним. В ней сидели два человека. Один из них в полицейской форме. Алла вбежала в дом и заперла дверь. Она глянула в окошко и видела, что мужчины приближаются к дому. Алла подумала, что они узнали о телах. Но как? Она подбежала к двери подвала, где Эдик возился с замком.
— Они узнали! — сказала она.
— Кто узнал? — спросил Эдик, открыв дверь и на секунду повернувшись.
— Полиция. Они узнали о том, что я совершила. Не знаю как, но узнали. Нужно быстрее ввести жидкость, но у меня только одна порция. Нужно поехать за бутылкой.
— Жидкость действует только в течение трех часов после смерти, — сказал Эдик, — тебе ясно?
Раздался звонок, громом пробежавший по дому. Алла подскочила к Эдику, случайно толкнув его.
— Эдик, мне страшно! — сказала она, словно не расслышав его объяснений. Эдик отступил, споткнулся о порог и задом покатился по лестнице. Прозвучал треск, грохот и тишина.
— Эдик? — спросила Алла, вглядываясь в темноту, — Эдик, что ты говорил про три часа?
Никто не отвечал. Вновь раздался звонок, затем стук в дверь.
— Алла Вольнова, — донесся голос, — мы знаем, что вы там. Мы знаем, что вы любовница Эдуарда Дегтярова. Ваш муж нанял нас выяснить это. Он не явился в назначенное время, мы ворвались в квартиру и поняли, что вы его убили. Отпираться бесполезно. Сдавайтесь добровольно.
Алла не ответила. Она включила свет и спустилась в подвал, где лежало тело Эдика. Пульса не было, мужчина не дышал. В углу лежали еще два тела, накрытые одеялом. Алла достала шприц и ввела Эдику жидкость, надеясь, что это поможет. За ее спиной послышался звук битого стекла, открылась дверь, затем раздался топот ног. Полицейские бегали по дому, через несколько минут послышались шаги по скрипучей подвальной лестнице.
— Давай, же, Эдик, — говорила Алла, дергая его плечо, — очнись.
Она повернула голову Эдика и отскочила, увидев, что из шеи мужчины торчит кость.
— Медленно отойдите от тела, — сказал полицейский, направив на нее оружие. Алла не слушала. Она только повторяла:
— Всего три часа. Я могу успеть, если сразу поехать домой.
Когда ее в наручниках выводили, она кричала и сопротивлялась.
— Вы будете виноваты в их смерти! Это все вы! Вы! — кричала женщина.
Аллу увезли, но она продолжала кричать, беспомощно глядя на дом и думая о том, что изобретатель оживляющей жидкости сейчас лежит в подвале без признаков жизни.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *