Пора нам очнуться

Отвечать, как Китай, мы не можем, но все равно должны, если хотим жить
Александр Запольскис, REGNUM

За последнюю неделю в мире произошел ряд на первый взгляд между собой почти никак не связанных событий.
Например, на публичных слушаньях в палате представителей сената США генеральный директор Google Сундар Пичаи официально заявил, что за весь 2016 год в его сервисе, охватывающем США, рекламу разместили всего две российские компании на общую сумму в 4700 долларов. Никакой другой «деятельности русских» найти не удалось, несмотря на все очень существенные усилия. Это оказалось весьма большой и явно неприятной новостью для председателя судебного комитета Джерри Надлера. Налицо явная PR-победа России. Два года громкого шума и 30 млн долларов, потраченных на расследование, а на выходе гора родила мышь.
Однако российское общество достигнутый результат успешным не считает. Особенно если разговор заходит про Украину, которую, по мнению доброй половины комментаторов, Россия просто глупо потеряла. Наша пропаганда плохая и нигде толком не работает. И наплевать, что в действительности дело обстоит совершенно иначе. И в характере причин «потери Украины» и особенно в области информационного противостояния. Об этом хороший разбор сделал Ростислав Ищенко.

Другая история кажется совсем от затронутого вопроса далекой. Оскандалилась очередная «дочь депутата», в который уже раз вызвав «праведное возмущение народных масс» и подстегнув бурление на тему «нашести» самого российского государства, руководство которого официально вроде как агитирует за патриотизм и необходимость, даже неизбежность, разных сложностей «в это непростое время», тогда как их собственные дети демонстрируют признаки воспитания на совершенно иных ценностях.
Третьей служит история с задержанием в Китае двух канадских граждан, в том числе бывшего вице-консула Канады в КНР Майкла Коврига. Ни для кого не секрет, что этот шаг является прямым ответом на арест в Канаде финансового директора корпорации Huawei Мэнь Ваньчжоу. Надо сказать — шагом эффективным. Формально никто никого ничем не шантажировал, канадцы задержаны по обвинению в угрозе национальной безопасности страны, но очень быстро после этого госпожу Ваньчжоу канадский суд выпустил даже не под подписку о невыезде, а всего лишь под залог. Причем Оттава уведомила США, что если те до 8 января 2019 не предоставят убедительные и юридически безукоризненные основания для требования о депортации, то Канада китайскую гражданку вообще полностью освободит и отпустит.
Казалось бы, какая может существовать связь между перечисленными событиями? Но она есть, и самая непосредственная. Китай нашел убедительный для оппонентов способ как решительно защитить важного для себя человека, тогда как в не менее важном вопросе Россия Марию Бутину не защитила никак. Можно сколько угодно возмущаться фактом ее согласия пойти на сделку с американским обвинением, однако приходится признать, что ради ее вытаскивания государство по болевым точкам противника не ударило.
Почему такое происходит? Мы вроде решительно за «Крым наш» и поддержку борьбы Русского мира на Донбассе, но при этом министр иностранных дел РФ Сергей Лавров объясняет, что ЛНР и ДНР, несмотря на весь «Северный ветер», не стоит ожидать официального признания со стороны России.
Это может показаться странным, однако корень всего вышеперечисленного находится в одном и том же месте — в понятии национальной идеи, которой в России на данный момент нет и формированием которой, к сожалению, за редким исключением отдельной «инициативы с мест», никто не занимается. Доходит до смешного, сама эта идея чаще всего сводится лишь к внешним ярлыкам вроде тотемных цветов, георгиевских ленточек и прочих чистой воды атрибутов и символов. А потом удивляемся, почему Русский мир за рубежом воспринимается прежде всего страшилкой, а поведение детей правящей элиты по идейному содержанию ничем не отличается от западных, к нам враждебных, либералов.
А все просто. Отсутствие реальной объединяющей идеи создает ситуацию «кто в лес, кто по дрова». Неопределенность базовых ценностных понятий серьезно разделяет народ и «элиту», вынуждая последнюю вести себя скорее как руководство корпорации, чем как элиту страны, являющейся воплощением общества.
И, надо признать, в рамках сложившегося подхода правящая элита со своими задачами справляется достаточно неплохо. Скажи кто публично, что через десять лет Россия будет находиться в состоянии холодной войны с Западом, его бы в лучшем случае едко высмеяли, в худшем же потребовали решительной смены правительства, «ведущего страну куда-то не туда».
Однако сегодня есть все основания признать, что правительство еще в 2004—2006 годах складывающиеся тенденции просчитало верно и к 2008 уже разработало общую концепцию стратегии будущего, которую в целом сумело к нужному моменту успешно реализовать. Не идеально, на этом уровне абсолютный идеал невозможен в принципе, но достаточно, чтобы в нужный момент устоять и даже много где победить.
Другой вопрос, что делала она все это исходя только из собственных представлений, целей, задач и смыслов, не делясь ими с обществом. В целом понятно, почему. Даже среди патриотов изрядная доля считает неправильным все — от общественно-политического строя до стиля и образа руководства собственной страны. А уж общество в целом прямо игнорирует даже самые очевидные достижения. До сих пор любимой темой внутренней жизни остаются сетования на падение доходов и прогрессирующую бедность населения страны, хотя по всем показателям материальный уровень жизни, наоборот, растет, а количество бедных и разрыв между самым верхним и самым нижним децилем по доходам, как ни странно, сокращается.
В результате, мы действительно оказываемся на войне и очень хотим, чтобы государство на ней реагировало примерно как в Китае. Председатель Си Цзиньпин этим летом прямо сказал — Большая война с США будет, и Китай должен приступить к решительной подготовке. И никаких народных волнений или требований немедленно прекратить нагнетать его слова там не вызвали. Скорее наоборот, нация отреагировала в стиле «это наша страна и защищать ее мы будем все». Даже если будет трудно. Последствия торговой войны с США для населения там примерно сопоставимы с аналогичными у нас, только там, в отличие от России, по этому поводу не ноют.
Что в итоге и формирует общую психологию поведения, потом выливающуюся в действия, как с теми канадцами. Тогда как российское правительство находится в гораздо более узких рамках допустимых возможностей. И мы же его за это ругаем. За то, что не разбомбили Киев и не помножили на ноль всех бандеровцев на Украине, и в то же время за то, что вообще довели «украинский вопрос до войны». И плевать, что довели его не мы, а «наши зарубежные партнеры» на манер противопехотной мины под нас.
Отсюда и начинается все дальнейшее расслоение. Государство говорит о Русском мире, но правящая элита в действительности живет несколько не по его законам, тем самым идею заметно дискредитируя. По той же причине СМИ не знают, как ее продвигать или не хотят продвигать, боясь ударить по своим вторым гражданствам. Потому что пропагандировать нужно принципы, которые неизменны, а приходится заниматься лишь сиюминутной тактикой, которая зачастую меняется чуть ли не раз в полгода.
На выходе получается полная каша, где даже самые якобы близкие нам союзники, вроде Белоруссии, позволяют себе заявлять, что «Россия слишком много хочет кушать». Остальные так вообще ведут себя, не сильно стесняясь. А все потому, что мы и сами толком не определились, чего же мы окончательно хотим, что строим и каким наше государство вообще видим. Без чего не можем окончательно определиться, для чего нам какие-то интеграционные процессы, зачем нам Украина и нужна ли она нам вообще.
Всё это в конечном итоге и порождает доминирование сиюминутной тактики над долгосрочной стратегией, выливающееся в обоснованные опасения как бы сейчас с решительностью не перегнуть, чтобы потом, когда тактика снова изменится, не оказаться крайними.
Именно в этом месте Китай нас сейчас решительно превосходит. Наличие долгосрочной стратегии, причем понятной обществу и продвигаемой в нем, как раз и определяет понятность тактических шагов, если так можно выразиться, для рядовых исполнителей.
Если мы, как народ и как государство, хотим дожить хотя бы до конца нынешнего века, нам этому у китайских товарищей придется научиться тоже. Нам всем. Иначе, когда противники закончат с раздерибаниванием Европы, они возьмутся за нас. Не потому, что как-то особенно не любят русских, а потому, что для ограбления никого больше не останется.

Хватит посыпать голову пеплом. Украинский аспект информационной войны

Анекдот о двух танкистах на Елисейских полях, сокрушающихся по поводу проигрыша Россией информационной войны, очень точно отражает главный национальный спорт русских – посыпание головы пеплом без повода и объявление собственных успехов провалами.
Причем эта национальная забава пользуется спросом на всех уровнях — от таксистов до министров. Иногда мне кажется, что Россией действительно управляет не избранная власть, а непосредственно Бог. Ибо все вокруг уверены, что десятилетиями все делается неправильно и «информационная война проиграна», а в результате Россия за двадцать лет вернулась с политической помойки, на которой прочно окопалась к концу 90-х годов, в разряд мировых держав первого ранга. И достигнуто это, в основном, за счет ювелирной работы дипломатического ведомства и сравнимых только с великим персидским походом непобедимого Александра III Македонского достижений на информационном фронте.

Можно ничего не знать об успехах канала Russia Today, но попытки его незаконного блокирования, периодически предпринимаемые в США и ЕС, равно как и кампания травли Маргариты Симоньян, которую уже не один год с завидным упорством пытаются раскрутить в российском интернете и социальных сетях — яркое свидетельство абсолютной успешности информационного проекта, целенаправленно работающего с аудиторий, как раньше говорили, вероятного и, как принято говорить сейчас, гибридного противника.
RT чувствует себя на западном информационном поле столь же свободно, как немецкие танки во французском тылу в мае 1940 года. Запад ему просто ничего не может противопоставить.
Постоянная истерика по поводу «русской пропаганды», «русских хакеров», «русского вмешательства в выборы» является лучшим подтверждением того, что западный информационный фронт прорван, а части его информационной армии в панике разбегаются. Для того чтобы хоть как-то стабилизировать ситуацию, Запад вынужден прибегать к неконвенциональным действиям в виде физического запрета российских СМИ. Это примерно как если бы ради выигрыша чемпионата мира по шахматам против оппонента применили бы ядерное оружие.
И вот в условиях, когда можно дискутировать лишь о марке шампанского, которое стоит открывать на торжествах после парада информационной Победы, оказывается, что, по мнению многих, мы проиграли информационную войну не только Западу, но и Украине. Это притом, что Украина запретила распространение на своей территории не только российских СМИ, но практически любой печатной продукции, не пускает к себе российских журналистов и репрессирует собственных, в случае если они позволяют себе высказать точку зрения, отличную от официально утвержденной.
В России же украинским пропагандистам, приезжающим выступать на ведущих телеканалах, еще и приплачивают, только бы они не стеснялись демонстрировать российскому зрителю зверский оскал «победившей демократии». То есть проигравшая информационную борьбу Украина, уйдя в глухую оборону, пытается при помощи полицейских мер оградить от российских СМИ хотя бы собственное население. О работе с российской аудиторией речь вообще не идет.
И где же здесь проигрыш?
У меня такое впечатление, что народ и многие политики России путают информационный и политический фронт. Они видят, что в Киеве до сих пор сидит наци-олигархический режим, понимают, что даже уход Порошенко ничего в этом отношении не изменит, а если что-то и поменяется, то только к худшему, и почему-то считают это информационным поражением.
На самом деле это даже не является поражением политическим. Это просто еще не победа. Полная и абсолютная победа на украинском направлении на сегодня недостижима по объективным обстоятельствам геополитического характера.
Разберемся поэтапно.
Во-первых, Россия противостоит на геополитической арене не случайному историческому недоразумению под названием Украина, а Соединенным Штатам Америки — стране, которая еще пять лет назад была признанным мировым гегемоном и консолидировала в борьбе с Москвой ресурсы коллективного Запада и подконтрольных ему 2/3 планеты.
К настоящему моменту ситуация изменилась в лучшую сторону. Россия приобрела многочисленных союзников, единство в рядах противника подорвано, его ресурсная база, казавшаяся неисчерпаемой, изрядно усохла. Но все равно по общему объему доступных для мобилизации ресурсов США все еще значительно превосходят Россию.
Во-вторых, будучи объективно слабее, для того чтобы не проиграть и не быть разорванной в клочья, Россия должна была с абсолютной точностью определять действительно важные стратегические точки и именно там концентрировать свои ограниченные ресурсы, добиваясь локального превосходства над противником.
За последние десять лет Москва переиграла Вашингтон в трех таких локальных кампаниях:
1. Нанесла нокаутирующий удар на Кавказе в августе 2008 года, в считанные часы буквально разогнав грузинскую армию и поставив на грань краха заботливо создававшееся США грузинское государство. К тому же не стала его добивать, не позволив США переложить на российский баланс бывший актив, превратившийся в пассив.
2. Оперативно перевела в российскую юрисдикцию в 2014 году Крым, лишив США главного планировавшегося дивиденда от украинского путча и превратив в пассив планировавшуюся в виде стратегического актива Украину (причем так, что США даже не сразу поняли, что ловить на этом направлении им больше нечего и еще два года бессмысленно вкачивали ресурсы в украинскую черную дыру).
3. Завершает сирийскую кампанию не просто тактическим успехом в виде сохранения у власти Асада и блокирования идеи катарско-саудовского газопровода к Средиземному морю (который составил бы серьезную конкуренцию России на европейском газовом рынке, сорвав, в результате российско-европейское политико-экономическое сближение), но стратегическим вытеснением США с Большого Ближнего Востока и занятием там американского места.
4. Военно-политическое разрешение украинского кризиса потребовало от России длительной заморозки на данном этапе огромного количества ресурсов, которые, к сожалению не резиновые. Россия потеряла бы возможность вести активную внешнюю политику во всех остальных регионах планеты. Не случайно российская псевдопатриотическая пятая колонна изначально требует вывести войска из Сирии и направить их на Украину. Лучший способ проиграть войну — связать свои ресурсы на второстепенном направлении, оставив противнику стратегически важные позиции.
Проблема Украины заключается в том, что там России изначально не на кого опереться. Местные элиты отличаются друг от друга лишь степенью враждебности по отношению к Москве. У одних она открытая, другие же до поры ее скрывают, но всегда предают.
Напомню, что Янукович со всем своим правительством, половина которого сейчас находится в России в эмиграции, а вторая исправно служит путчистам на Украине, действительно значительно эффективнее, чем Порошенко (кстати, и чем Ющенко), который проводил политику евроинтеграции и в этом отношении, был значительно опаснее для России, хоть и считался на Украине пророссийским политиком.
Не имея же опоры на местные элиты, Россия была бы вынуждена принять управление Украиной на себя, что, исходя из размеров украинского государства и численности населения, просто технически неосуществимо.
В-пятых, не имея возможности на данном этапе достичь абсолютной победы на украинском направлении, Россия подморозила ситуацию. Киев уже не наш, но и не западный. Там сидит межеумочный режим, способный выживать только за счет Запада, компрометирующий самим фактом своего существования идею «западного рая» в глазах украинцев.
Фактическое состояние дел неопровержимо доказывает большинству населения: сытно, весело и безопасно было в условиях дружбы с Россией, а «прорыв» на Запад превратил некогда процветавшую страну в бандитский заповедник, жить в котором с каждым годом все более голодно, холодно и страшно.
В-пятых, информационная война является обеспечивающей по отношению к военно-политическим операциям. Ее цель не может отличаться от целей военно-политических. Задача военно-политического разрушения Украины на данном этапе не стоит. Наоборот, необходимо сохранить состояние подморозки, дающее России возможность расконсервировать украинский кризис тогда, когда ей будет выгодно, а пока оставляющее украинский режим на балансе Запада. Следовательно, на это направлены усилия и на информационном фронте.
А надо будет ситуацию раскачать — сделаем это моментально.

Ростислав Ищенко, по материалам публикаций интернет-агентства REGNUM

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *