Приключения Механического Турка

Валерий Цуркан (г. Сызрань)

О машинах прошлого можно говорить часами. Порой они удивляют своей поистине гениальной простотой, порой смешат нагромождением лишних блоков, без которых можно было бы запросто обойтись. Но бывают и такие, в которых вроде бы все на месте, но, оказывается, что почти все элементы сделаны лишь для отвода глаз. Потому что основная функция машины — не более чем фикция.

Величайшая мистификация

1

Механического шахматиста, или как его еще называли, Механического Турка можно назвать одним из самых нашумевших роботов. И это правда — только он смог удерживать внимание тысяч людей столь долгое время.

Его считали одним из лучших игроков своего времени. Его время — это последняя четверть восемнадцатого века — сороковые года девятнадцатого, то есть целых семьдесят лет. Правда, несколько лет он пробыл в забвении, но время от времени о нем вспоминали, и мир снова сходил с ума по Механическому Турку.

К тому же механический шахматист был одним из самых сложных устройств, какие изготавливали в те времена. Вид его внутренностей со всем шестеренками и валиками действовал на людей ошеломляюще — наверно, то же самое испытывал ученый из первого «Терминатора», когда андроид сорвав с себя кожу, показал ему свою металлическую руку.

И, самое главное, Механический Турка — это одна из самых долгих и самых шумных афер. Никому не удавалось водить за нос неглупых людей в течение пятидесяти лет. Ведь на самом деле никакой он не шахматист, а просто набор железок, которые самостоятельно не смогли бы сделать даже самого предсказуемого хода.

BIGITALRU_1

Интересно, что в этой истории в первую очередь вспоминается именно название — Механический Турок, а имя его создателя — с большим трудом, да и то при помощи поискового сервера. Итак, человека, который создал эту легенду и прокрутил небывалую аферу, длившуюся полвека, звали Вольфганг фон Кемпелен. Он был искусным механиком из Австрии. Кроме того, что Кемпелен увлекался изобретательством, он был еще и советником казначейства, государственным деятелем. Не лишенный талантов изобретателя, он стал создателем многих машин и приспособлений —  в списке его изобретений были прибор для слепых, помогающий им писать, гидравлическая система прославленных фонтанов в Шенбруннском дворце, паровая машина и многое другое. Занимаемый пост советника казначейства без труда позволял выбивать деньги на собственные проекты — вот один из очень немногих случаев использования госчиновником государственных денег вроде бы и на собственные нужды, а в итоге получается, что для пользы народа.

Однажды Кемпелен сказал австрийской императрице Марии-Терезии, что сможет создать нечто такое, что перевернет мир и удивит всех, кто только способен удивляться. Что именно он затеял, Кемпелен не сказал, и уже этой тайной настолько заинтриговал императрицу (ах, женщины, их так легко заинтриговать!), что венценосная особа освободила чиновника от всех обязанностей и на полгода отправила в его родовое поместье.

Полгода работы — и во дворец императрицы привезли заколоченный ящик. Его распаковали, и то, что в нем было, спрятали под атласным покрывалом, чтобы никто не увидел раньше времени, что же такое приготовил на этот раз Вольфганг фон Кемпелен.

Это был февраль 1770 года — запомните эту дату — тогда родилась величайшая афера.

Когда вокруг таинственной штуковины собралась целая толпа придворных, Кемпелен сдернул покрывало, и все увидели нечто странное. Это была кукла, сидевшая за столом, на котором находилась шахматная доска. Кукла эта была сделана в виде турка или араба, за что этот агрегат и назвали Турком.

— Ну, господа, кто сыграет с моим шахматистом? — спросил Кемпелен, вставляя ключ в отверстие и взводя машину.

Едва только он убрал ключ, Турок ожил, завертел головой, задвигал руками. Один из придворных согласился сыграть партию, и Турок вдруг, протянув руку к пешке, сделал первый ход. Как говорится, белые начинают и выигрывают — вельможа проиграл.

Механический шахматист, который чаще выигрывал, чем проигрывал, быстро стал весьма известной персоной, да к тому же прославил и без того обласканного славой изобретателя. Вольфганг фон Кемпелен буквально купался в лучах славы. Но были ли люди, которых в этом деле слава обошла стороной? Были! Но об этом мы узнаем чуть позже.

Первый выход в свет

Едва только Кемпелен вывел в свет своего Турка и едва только тот поставил первый мат, люди зароптали. Они считали, что в столе сидит человек и управляет куклой. Кемпелен был готов к подобным нападкам и сразу же предложил открыть дверцу стола и заглянуть внутрь. Что же увидели любопытные? А ничего они не увидели кроме шестеренок, различных передач и тяг. То есть, выходило, что внутри никого не было и Турок действительно играет в шахматы сам. Слишком хорошо играет для куклы.

Со временем люди стали поговаривать, что это сам Кемпелен руководит Турком при помощи магнетизма и даже предложили поставить между ними мощный магнит. Ко всеобщему удивлению, изобретатель согласился на проведение эксперимента и даже в этом случае Турок провел блестящую партию. Несколько подобных опытов ни к чему не привели — магнетической связи между Кемпеленом и Турком не было.

Не одного человека обыграл Турок, не одному бюргеру поставил он мат, не одного сановника загнал в угол на шахматной доске. Бывало, конечно, что он и проигрывал, но даже проигрывал Турок красиво, как и подобает хорошо воспитанной кукле.

Вена гудела. Из разных концов Австрии в столицу приезжали люди, чтобы посмотреть на невиданное чудо — куклу, которая умеет играть в шахматы. И не просто играть, а играть красиво и так же красиво выигрывать. Люди съезжались самые разные — в основном это были богатые бюргеры, разумеется — в императорский дворец абы кого не пускают. И один из этих людей написал книгу о Кемпелене и его детище. Книжка так и называлась — «Письма о шахматном автомате господина фон Кемпелена». Автор — Карл фон Виндиш, бургомистр Прессбурга. Он рассказывает о своих сомнениях по поводу Турка и о том, как Кемпелен эти сомнения развеял. Но автор, хоть его и уверили в том, что Турок играет в шахматы без помощи извне, был не глуп, поэтому он и приписал в своей книге такие слова: <I>»Впоследствии я не раз осматривал автомат, испытывал его на все лады, играл с ним в шахматы и должен откровенно признаться, что ничего не понял. Утешаюсь мыслью, что и другие, более сведущие в механике люди, оказались в таком же положении: никто не смог раскрыть секрета… Если это обман, то пусть будет так! Во всяком случае, это такой обман, который делает честь человеческому гению, обман потрясающий и непостижимый…»</I>

Но Кемпелена ждали  дела, все-таки он состоял на императорской службе, а она отнимала большую часть его времени. Год спустя Турок был забыт, запакован в ящик и отправлен на покой. Но он еще вернется, чтобы вновь перевернуть мир, а после раскрыть все свои тайны. Весьма скандальные тайны, между прочим.

Европейское Турне

После того как Механический Турок прогремел на всю Австрию, о нем забыли на целых десять лет. Казалось бы, это большой срок — в наше время стоит какой-нибудь эстрадной звезде замолчать хотя бы на полгода и все, ее словно и не было — о ней уже никто и не вспомнит. Но другое дело — восемнадцатый век. Турка разбудили, сдули с него пыль, и он снова начал удивлять мир.

В 1781 году русский царевич Павел решил посмотреть Европу. Уж очень любят русские диковинки всякого рода, и все в мире знают это. Поэтому, когда он направлялся в Вену, австрийский император Иосиф II, сын Марии-Терезии, для которой и был сделан Механический Турок, задумался, чем бы удивить Павла. Тут кто-то вспомнил о Турке, и сразу было решено вызвать Кемпелена с его шахматистом. Когда Павел прибыл в Вену, ему показали Механического Шахматиста, и он был просто в восторге от этого автомата. Турок настолько заинтересовал царевича, что Павел предложил императору отправить Кемпелена в поездку по Европе, а заодно предложил и погостить в России. Даже если хотел бы Кемпелен отказаться от этой затеи, но, однозначно, не смог бы — против приказа императора не пойдешь. К тому же ему снова стало интересно понаблюдать, что из этого выйдет. Да и деньги лишние не помешают, а Кемпелен был весьма практичным человеком.

Что касается Турка, то Кемпелен его усовершенствовал, и теперь кукла могла отвечать на вопросы, показывая на буквы, написанные на специальной дощечке. Это было чем-то похоже на столоверчение, при котором определенным образом людям предсказывали судьбу.

В 1783 году Вольфганг фон Кемпелен все-таки отправился в турне по Европе. Вначале был Париж. Там Турок сражался с переменным успехом — кого-то он обыгрывал, а кому-то проигрывал. Так, он проиграл партию известному в то время шахматисту Андре Даникан-Филидору. Надо сказать, что Филидор был одним из самых лучших игроков мира. Вообще, заметим, что Париж тех лет был не только столицей Франции, но и главным шахматным городом мира. Еще французский философ Дени Дидро писал о Париже, что здесь лучше, чем где-нибудь играют в шахматы. Здесь жило много хороших игроков, потому Турок и проигрывал в Париже чаще, чем в менее именитых городах.

Там же, в Париже, Кемпелен встретился с Бенджамином Франклином, ученым, политиком и философом, который тогда был дипломатом, представляющим восставшие против Англии североамериканские штаты. Франклина заинтересовал шахматный автомат, и он несколько раз бывал на шахматных партиях. Сохранились записи его внука, в которых говорится, что Франклину очень понравилось то, что он увидел и услышал. Кемпелен некоторое время общался с Франклином, показывал ему свои новые изобретения. В итоге этого знакомства Кемпелен обзавелся рекомендательным письмом к графу фон Брюлю, который был шахматным компаньоном Филидора и вообще радел за шахматы и всячески старался продвигать все, что к ним относилось. Письмо это пригодилось Кемпелену в Лондоне, где он побывал некоторое время спустя.

Вольфганг фон Кемпелен исколесив Франции, Англию и Германию, вернулся домой и снова законсервировал своего шахматиста. На этот раз надолго. В 1804 году Кемпелен умер. А что же Механический Турок? Его приключения на этом закончились? Вовсе нет, можно сказать, что все только начинается.

Механического Турка купил у сына Кемпелена Иоганн Непомук Мельцель, придворный механик.

Очередное воскрешение Турка

2

К слову, Мельцель был тоже не простым механиком, он, как и Кемпелен, любил придумывать что-нибудь этакое, чем можно удивить людей. Специализировался он на музыке и создавал механические музыкальные инструменты. Он сконструировал «пангармонион» — инструмент, который мог издавать звуки, весьма похожие на флейты, трубы, барабаны, цимбалы. Потом добавил звучание кларнетов, скрипки и виолончели, после чего «пангармонион» можно было назвать настоящим симфоническим оркестром. Инструмент получился настолько качественным, что Бетховен специально для него написал увертюру «Победа Веллингтона при Виттории». Мельцель славен и другими изобретениями, но сейчас мы говорим не о них, а о купленном им Механическом Турке.

Когда в 1809 году Наполеон, подмяв под себя почти всю Европу, добрался до Австрии, он расположился в Вене, в Шенбруннском дворце. Привыкший к действию, в тишине дворца, в ожидании, когда же закончатся мирные переговоры, Бонапарт заскучал. И он вспомнил о шумихе, которую поднял Кемпелен со своим Турком. Это было давно, Наполеон в то время был еще молод, и ему так и не пришлось увидеть этот чудесный автомат. Он решил это упущение исправить. Едва только он сказал об этом, сразу нашли Мельцеля и приволокли Механического Турка. Игра не была долгой — Наполеон проиграл. Он несколько раз пытался обмануть Турка и делал неверные ходы, однако Механический Шахматист замечал ошибки и возвращал фигуру Наполеона на место. Наполеон так же, как и все его предшественники, поверили в то, что кукла может играть самостоятельно, да еще и так хорошо.

После этой игры Мельцель продал Турка за неплохие деньги вице-королю Италии Эжену Богарне. Но прошло несколько лет, Наполеон проиграл войну в России и потерпел поражение при Ватерлоо, а Богарне сбежал из Италии в Баварию. Казалось, что все, Механический Турок утерян навсегда. Но нет, Мельцель, разыскал Богарне и выкупил у него Турка за ту же сумму, за которую продал, правда, в рассрочку, потому что таких огромных денег у него не было.

Мельцель создал «Театр автоматов». В основном в него входили его собственные изобретения, но были представлены и другие мастера — механический трубач немецкого механика Иоганна Кауфмана,  канатные плясуны тирольского механика Христиана Чумгаля, и вот еще к ним добавился известный на весь мир Турок.

Механическая диорама «Пожар Москвы 1812 года», входившая в экспозицию, была создана самим Мельцелем — это целый спектаклем — войска Наполеона входили в город, жители поспешно убегали кто куда, начинались пожары, здания рушились, раздавались выстрелы и, в самом конце, Москва была объята пламенем полностью, после чего представление заканчивалось.

Турка Мельцель всегда показывал в самом конце, когда люди уже были точно уверены в том, что механизмы работают без помощи извне. Потому и расспросов было меньше, чем при Кемпелене. Людям нравилась эта таинственность, она манила их, и Турок без работы не оставался. Доходы от показа изобретений превысили расходы, и Мельцель разбогател.

Мельцель, подобно Кемпелену, продолжал дурачить людей на протяжении нескольких лет. Но как же им это удавалось? Очень скоро мы об этом узнаем.

Механический Турок, на протяжении семидесяти лет то появляясь на свет, то исчезая с поля зрения, будоражил людские умы. Кое-кто сомневался в том, что Турок играет в шахматы сам, без помощи ассистента, и сомневающихся было большинство, но создатель автомата, а потом и тот, кто купил Шахматиста вместе с его секретом, на протяжении многих лет успешно водили людей за нос. Причем обманывали они людей неглупых.

Закат Механического Турка

Но как же все-таки и Кемпелену, а затем и его преемнику Мельцелю, купившему Механического Турка, удавалось обманывать весь мир столь долгое время? И что же это было — гениальное изобретение или гениальная афера? Вот именно, что это было гениальное изобретение аферы!

Все дело в том, что все эти шестеренки, валики, рычажки и тяги, которые показывал любопытным зрителям Кемпелен, а после и Мельцель, было не что иное, как ширма. А за этой ширмой скрывался… человек. И не просто человек, а хороший шахматист. Он сидел внутри этого стола и управлял Турком при помощи хитрых приспособлений. Неизвестно, как он наблюдал за ходом партии, ведь смотреть на шахматную доску снизу вверх весьма неудобно — тут нужно быть воистину хорошим шахматистом. Каморка, где располагался шахматист, была очень тесной, но позволяла без труда управлять Турком, к тому же при надобности она освещалась при помощи свеч. В таких случаях Турок начинал курить трубку, что тоже весьма удивляло народ — Кемпелен придумал весьма оригинальный способ отвода дыма.

BIGITALRU_2

С кем из шахматистов договаривался Кемпелен, история умалчивает. Очевидно, что это были прекрасные игроки, которые по той или иной причине были согласны играть анонимно, получая за это определенную плату. Скорее всего, они составляли договор, возможно, закрепленный на бумаге, по которому игроку запрещалось предавать гласности секрет Турка. Люди эти остались честными до конца — никто и никогда не узнает их имен. Вполне возможно, что человек был всего один — ведь если люди договариваются и обоюдно соблюдают все правила, то союз может быть крепким и долгим.

Что касается Мельцеля, то известно, что на него работал не один шахматист, а целая плеяда — французские игроки Александр, Бонкур, Вейле и Муре, английские Хиннеман и Уильямс, немец Шлумбергер, а так же Льюис, благодаря которому мы все и узнали о том, что история с Турком является аферой.

Мельцель умер в 1838 году, после того как объездил с Турком весь мир. Умер он в одиночестве и скорби. Все произошло оттого, что от болезни скончался его последний помощник, шахматист Шлумбергер, с которым они работали последние десять лет. За это время они подружились, и Мельцель полюбил Шлумбергера как сына. Все закончилось. Турок был перекуплен почти за бесценок и некоторое время забавлял людей, потом его отдали в Филадельфийский музей, где он благополучно и погиб во время пожара 1854 году.

Льюис после смерти Мельцеля написал книгу о том, как именно происходили шахматные сражения. Еще в 1832 году он издал сборник собственных партий, в котором фамилии своих противников он не указал. Это были те партии, в которых он участвовал, управляя Турком. И лишь тридцать лет спустя в книге мемуаров Льюис признался в том, что одним из воплощений Турка был именно он. Он подробно описал свою работу с Мельцелем, а также и сотрудничество с ним других шахматистов, тех, о которых Льюису было известно.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>