Родственные души. Почти О.Генри

Александр Альбов (С.-Петербург), Валерий Муллагалеев (Нижний Тагил)

Вор быстро проскользнул в окно, стараясь не попасть в поле зрения видеокамер наружного наблюдения, и замер, чтобы освоиться с обстановкой. Всякий уважающий себя грабитель сначала освоится среди чужого добра, а потом начнет его присваивать.

Незваный гость находился в частном особняке на Рублевке. Пустое место, где обычно стоял спортивный «Порше», подсказало ему, что хозяйка дома сидит сейчас где-нибудь в яхт-клубе, на живописном берегу Водохранилища, и объясняет исполненному сочувствия молодому человеку спортивного телосложения, что никто никогда не понимал ее одинокой и возвышенной души. Тускло освещенные окна третьего этажа говорили взломщику о том, что хозяин, как и всякий уважающий себя бизнесмен, уже пресытился ночной сауной и прочими удовольствиями ночной жизни, осознал в очередной раз, что все это тщета и суета, и, вернувшись к родному гнездышку, поджидает домой свою беспутную половину.

Незнакомец закурил сигарету. Прикрытый ладонью огонек зажигалки осветил на мгновение его лицо и фигуру. Серый свитер, синие джинсы и зеленые кроссовки на босу ногу, а главное — черная шляпа поверх всего этого — выдавали в нем бича — бывшего интеллигентного человека. Он принадлежал к ворам четвертой категории. Эта разновидность уже давно изучена и в наше время становится вымирающим видом. Классификация нынешних воров чрезвычайно проста. К первой категории относятся те, кто грабит банки, не отходя от своего компьютера. Ко второй — те, кто увозит банкоматы вместе с их содержимым. К третьей — те, кто лет десять назад торговал паленой водкой, а ныне переключился на «чудодейственные» таблетки из толченого мела и «патентованные» микстуры из ржавой водопроводной воды. Ну, а к четвертой категории относятся те, кто работает по старинке, отмычкой.

Вор четвертой категории начал крадучись продвигаться вперед. Он задумчиво жевал мятный «Орбит». Разумеется, он не рассчитывал на особенно богатую добычу, прекрасно понимая, что все ценности лежат в банковской ячейке, и надеяться можно в лучшем случае на мобильный телефон, украшенный кристаллами Сваровски, да небольшую сумму в хозяйском бумажнике. Путь его лежал в едва освещенную комнату третьего этажа, где хозяин дома уже наверняка дремал после дневных трудов и ночных утех. Там и следовало «пощупать» на предмет законной, профессиональной поживы.

222

Человек в шляпе неслышно приоткрыл дверь в слабо освещенную комнату. На кровати полулежал человек с ноутбуком на коленях, ожесточенно щелкая по клавишам и, в то же время, юлозя мышкой по коврику. На прикроватной тумбочке рядом с массивным ретро-телефоном — глыбой бронзы — в беспорядке валялись пачка смятых банкнот зеленоватого оттенка, золотые часы на браслете, ключи, несколько фишек из казино. Тут же стояла початая бутылка дорогого коньяка, а рядом бутылка пива, явно припасенная на утро для прояснения мозгов.

Взломщик сделал три осторожных шага по направлению к тумбочке, но остановился, уловив музыкальным слухом в ревущей из ноутбука какофонии что-то родное и близкое. Хозяин жалобно застонал и шлепнул ладонью по атласному одеялу.

— Черт бы побрал, — дисконнект!!!

Тут он с трудом оторвал глаза от монитора и увидел, наконец, стоявшего перед ним незнакомца. Рука сама потянулась к трубке телефона-монумента.

— Лежать тихо! — сказал грабитель. — И без глупостей. Телефонный провод я только что перерезал.

Человек в постели посмотрел на него с болезненной гримасой:

— Я до последней секунды надеялся, что это только лаги!

Вор скосил глаза на дисплей ноутбука:

— Варкрафт?

— Он самый, — сухо ответил ночной игрок.

— Геймер?

— Был геймер. Теперь — «про». Хронический, стало быть.

Мужчина в шляпе с минуту стоял молча, держа собеседника под прицелом пистолета-зажигалки. Он глянул украдкой на тумбочку с разбросанной на ней добычей и снова в замешательстве уставился на ноутбук. Внезапно и его лицо исказила гримаса.

— Перестаньте корчить рожи, — с раздражением крикнул хозяин дома. — Пришли грабить, так грабьте. Забирайте, что там на столике.

— Прошу прощенья, — сказал ночной гость с усмешкой. — Я заметил, с кем у вас была дуэль. Терпеть не могу, когда соперник — андед. Уж я-то в этом разбираюсь, поверьте, — сам играю за эльфов.

— И давно подсели?

— Пятый год. Да теперь уж не отвяжется. Стоит только заполучить это удовольствие — пиши пропало.

— А какая у вас, собственно, стратегия против андеда? Не пробовали застройку?

— А как же! Было время, изводил нежить протекторами, да только риск слишком большой, сами понимаете, если вовремя заметят застройку — поражение обеспечено.

— Некоторые страхуются, нанимая бистмастера, — заметил собеседник.

— Глупости. Раз пять пробовал. Никакого толку. Вот когда варденка, да охотницы с двух бараков, тогда другое дело.

— А вы когда играете, днем или ночью?

— В основном, ночью, — сказал вор, тяжело вздохнув, — когда самая работа. А вы только эльфом играете? Или двусмысленный?

— Нет, сугубо эльфом. Играете дома или в клубе?

Вор присел на краешек кровати.

— И там, и там — в зависимости от того, где меня это настигнет. Набрасывается приступом, когда не ждешь. И работе ой как мешает: как-то раз хотел вынести с одной хазы компьютер, так нет же, на нем оказался установленный варкрафт. Чуть не повязали меня тогда. Коллеги говорят, мол, это болезнь у меня такая. Знаете, что я вам скажу: ни черта они в этом не смыслят.

— Вот-вот! Меня тоже жена обвиняет в аддикции! Говорит, что тысяча долларов за прогеймеркую мышку — деньги на ветер.

— Вы уж меня простите за дисконнект, — вспомнил гость.

— Да ничего страшного, я ведь все равно проигрывал. Нежить: ничем ее не уймешь.

— Да уж, адовы муки, — вздохнул вор. — Так мерзко, когда на ладдере попадается андед, я вообще предпочитаю зеркальный матчап.

Послушайте, старина… Это дело, само собой, побоку… Одевайтесь-ка, и поехали в интернет-клуб, схлестнемся пару раз эльф на эльф!

— Сейчас, деньги возьму, — сказал хозяин и потянулся к туалетному столику.

— Бросьте это, я угощаю. А вы не пробовали фишку на «Низинах» и «Лесе гноллов»? Первым героем берем хранителя рощи и формируем армию из нейтральных наемников…

Они вышли на улицу.

— А вы никогда не пробовали добрый старый, горячительный, веселящий сердце форфан?! Игра для развлечения, а не для победы…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *