Рукопись

Андрей Никитин (г. Одесса)

Сам лично я не видел, но слышал, как об этом говорили. Почему это держится в тайне, я понял после рассказа друга. Именно его бригада отыскала древний пергамент под землей. Пергамент был в черном ящике, достаточно прочном, чтобы выдержать любые нагрузки. Подобные ящики довольно часто применяют в авиационной сфере, но тогда, около трех миллионов лет назад (именно столько лет породе, в которой обнаружили кусок окаменелого цилиндра), не было никаких летательных аппаратов. Мой приятель сам не знал, о чем говорится в рукописях, найденных в ящике. Однако, по большому секрету, ему сообщили. Он, рискуя карьерой, сообщил мне и по цепочке информация начала просачиваться. Находилась в ящике кодовая информация, в электронном виде.

Как такое могло быть? — спросил я друга, — в то время не было цифровых технологий. Он ничего не ответил, лишь дал мне прочесть то, что дали прочесть ему. Теперь я процитирую текст.

Нас осталось четверо. Все, кто смог долететь. Сириус безжалостен к соседним звездам и планетам. Меня зовут Петр Садов, я капитан звездного корабля, исследующего пригодные для жизни планеты. Нас было двадцать человек в начале пути. Осталось лишь четверо. Мы давно сбились со счета, сколько лет мы летим. Аппарат показывает время на нашей родной Земле и расстояние до нее. Время на планете 16870 год, расстояние до Земли не помещается на циферблате. Сегодня мы поняли, что жизни возле Сириуса нет. Поняли окончательно. Теперь нам предстояло решить, что делать дальше. Все мы подписались на билет в один конец, но есть выбор — лететь дальше или остаться с маленькой надеждой. Не знаю, что делать.

Вчера мы приняли решение продолжать поиски, но планы изменились. Мы обнаружили нечто новое. Черная дыра, находится в пределах досягаемости. Всего несколько световых лет от нас. Подобного никто из нас так близко не видел, мы планируем использовать этот шанс, чтобы узнать о ней что-то новое. Есть слабая надежда, что передаваемые нами сигналы кто-то услышит.

Сегодня мы очнулись от крио-сна. Через иллюминатор мы видим ее размер. Она огромна! Она не излучает ничего, нет изменений в температуре. Мы лишь ощущаем давление. Сильное давление, заставляющее постоянно держаться за голову. Это изматывает. Юра, Ира и Витя не хотят больше тут находиться, но я еще думаю. Я не принял решения, но собираюсь проверить, что будет, если мы подойдем ближе.

Я заметил интересный факт, секундная стрелка механических часов стала двигаться медленнее, словно гравитация не позволяет легко выполнять работу, усилив силу трения до невообразимых размеров. Это поразительно! Одновременно с этим электронный циферблат крутит время быстрее. Годы начали проходить как секунды. Пока я писал это сообщение, по моим механическим часам не прошло и пяти минут, а электронный циферблат промотал двадцать тысяч лет. Время начало идти иначе, я ощущаю это. Голова постоянно болит.

У Иры началась менструация, довольно сильная. Она говорит, что кровь не останавливается уже девятые сутки. Мы переживаем за ее здоровье. Сегодня я подумываю над тем, чтоыб вернуться обратно. По циферблату в корпусе корабля, на нашей родной планете миновал стотысячный год. Расстояние до планеты сказать не могу, там постоянно знак бесконечности. Витя начал молиться, и просит меня больше не приближаться к объекту. Я еще думаю. Нечто невообразимое творится вокруг, все меняется. Каждый день мы узнаем что-то новое. Юра желает продолжить, говорит, что там есть что-то такое, отчего мы не умрем.

111

Сегодня мы приняли решение пролететь мимо черной дыры. Не влетать в нее, но быть достаточно близко. Выбора особо не было, так как сила, тянущая нас внутрь, огромна, и вырваться отсюда мы не можем.

Время летит еще быстрей. По циферблату прошло восемь миллионов лет. Если это так, то наша родная планета давно похожа на кусок камня, лежащего в морозилке. Я стараюсь не думать об этом, ведь посылаемые сигналы никто так и не услышит. Ире стало легче, но головные боли не проходят. Иногда идет кровь из носа. Механические часы практически остановились. Сегодня мы планируем в последний раз подвергнуть себя крио-сну.

Это невероятно! Не знаю, сколько прошло времени, но чернота повсюду. На циферблате показывается знак бесконечность, хоть такого и не может быть. Компьютер не понимает этого. Либо он сломан, либо прошло столько лет, что число страшно представить. Механические часы на моей руке стоят. Если судить по дате на них, прошло несколько часов с момента нашего последнего сна, но мы программировали восемнадцать месяцев. Нам стало легче по сравнению с тем, что мы ощущали в прошлый раз. Состояние стабилизировалось. Почему? Не знаю. Чернота повсюду. Это просто мрак, который окутывает корабль, втягивая его внутрь. Мы будто упали в ведро с вязкой жидкостью, и медленно опускаемся на дно. Я думаю, что дна мы не достигнем, думаю, мы погибнем. Юра говорит, что если нас не убило избыточным давлением, значит самое страшное позади, хоть он и не может понять, как такое возможно.

Мы приняли решение вновь уснуть. Примерное время год.

Тьма. Абсолютная тьма. Заряда корабля достаточно, чтобы осветить кабины, но полный мрак навеивает отчаяние. Я с удивлением заметил, что циферблат, показывающий время на Земле, вновь показывает цифры. Эти цифры говорят о том, что он сломан. Цифры отрицательные. Компьютер считает, что до рождества Христова примерно восемь миллиардов лет. Если бы он был исправен, выходит, мы вернулись в прошлое. Я начинаю думать о том, что внутри этого черного месива все выходит из строя. Странно то, что остальные приборы работают нормально, это пугает больше всего. Ира не выходит из каюты, я постоянно слышу ее плач. Она ничего не говорит, лишь плачет. Я планирую вновь уснуть.

Мы спали примерно год. Сегодня увидели свет. Точку, будто звезда на экране. Точка расширялась, это было заметно. Мы обсуждали варианты того, что это может быть, но так и не пришли к согласию. Мы думали, в капсуле, в которой мы оказались, есть просвет, и мы к нему приближаемся. Мы внутри, и там что-то есть. Что-то светлое. Появилась надежда, что мы не умрем.

Прошло несколько дней. Точка превратилась в брызги, словно взорвалась петарда, и ее содержимое разлеталось по просторам довольно быстро. Мы поняли, что наблюдаем какое-то химическое явление, происходящее на наших глазах. Это явление происходит слишком быстро, но время для нас и для него идет неодинаково, потому я не ручаюсь ничего утверждать.

Несколько дней спустя мы наблюдали в иллюминаторе много точек. Это были звезды. Мы каким-то образом были снаружи черной дыры. Мы были вновь в космосе, и наблюдали звезды, но их было несоизмеримо мало. Точки покрывали небо. Мы поняли, что наблюдаем за чем-то новым. Каким-то образом мы оказались в другом месте.

Это сообщение должно быть последним. Мы приближаемся к планете. Она не похожа на пригодную для жизни, но у нас нет выбора. Мы идем на посадку. Ира умерла. Она была слаба, не выдержала напряжения. Юра закрылся в каюте и боится выходить. Мы с Витей наблюдаем за приближением планеты. Не знаю, что произойдет, не знаю, останемся ли мы в живых после приземления, но выбора нет. Энергия корабля на нуле. Провизии почти не осталось. После того, как мы попали в «дыру», что-то произошло. Почти все наши растения погибли. Мы на грани гибели и пытаемся исследовать последний в нашей миссии объект. Яркая звезда, вокруг которой крутиться планета, находится далеко, судя по компьютеру примерно 150 миллионов километров. На нашей родной планете это было оптимально для жизни. Начинаем посадку.

Это Виктор Хлопов. Наш капитан, Петр, погиб при посадке. Юра так и не выходил из каюты, думаю, он тоже мертв. Я остался один. Планета, на которой мы приземлились, непригодна для жизни. Я сижу в середине корабля, так как у иллюминаторов так жарко, что стекла трескаются и вот-вот лопнут. Жара около девяноста градусов. Это конец. Корабль пока не плавится, но я не протяну долго. Возможно, останется только черный ящик. Он из особого материала. Не знаю, где мы оказались, но хочу сообщить, что побывав в черной дыре, мы куда-то переместились. Возможно, кто-то найдет наше сообщение и узнает об этом. Пока мы приземлялись, я видел лишь раскаленную пустыню. Никакой растительности. Возможно, ночью будет прохладнее, я не знаю, но без воды меня ничто не спасет.

Прочитав это сообщение, я спросил друга, не нашли ли что-то еще с ящиком. Он ответил, что нашли корабль и несколько скелетов внутри. Это тот самый корабль, который исследовал черную дыру. Он выполнил свою миссию и вернулся с информацией. Экипаж так и не узнал, что они вернулись на Землю. Экипаж думал, что их перебросило далеко за пределы наших систем. Однако это не так. Информация секретная, но кое-кто о ней прослышал, и, возможно, вскоре, об этом узнает весь мир. Возможно, не только этот корабль побывал в темном нутре «дыры». Возможно, были другие, и результат экспедиции тоже разный, но смогут ли люди контролировать это? Неизвестно.

По вечерам я сижу на балконе, пью пиво, и курю, глядя в небо. Я представляю, что, может быть, в этот момент где-то летит корабль, закинутый и выброшенный из тоннеля времени в нашу галактику, и люди, думающие, что они погибли, медленно летят и приземлятся на неведомой планете или на одной из планет нашей системы. И потом, посылая спутники, мы обнаружим что где-то на Юпитере была жизнь, а сами будем гадать, правда это или простое совпадение, что торчащий из почвы окаменелый кусок похож на правильную пирамиду, и слишком уж прямые углы у лежащей рядом фигуры.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>