Сегрегация

Яркая картинка монитора немилосердно рябила в глазах. Часы показывали два часа ночи. Сознание кое-как силилось выполнять свою главную функцию — не впасть в деструкцию, и почти никак не реагировало на кофеин. Свет настольной лампы развлекался, как мог, то удаляясь куда-то в темноту комнаты, то возвращаясь обратно подобно прожектору прибывающего в ночи электропоезда.
Подумалось, что пора прекращать подобные, несанкционированные временем суток излишества и наконец-то начать бегать по утрам. Еще почему-то подумалось что современный ландшафтный дизайн утратил былую свежесть и новизну, и что газон надо поливать чаще, во имя ярко зеленеющего бытия. Ибо трава, что внезапно оказалась у меня под ногами, удручала своей быстро седеющей желтизной.
«Какая к черту трава?» — скользнула в голове удивленная мысль. – «Не было же никакой травы?»
Но трава об этом по-видимому ничего не знала и поэтому продолжала быть. То тут, то там на внезапно возникшем бескрайнем поле, появлялись одиноко стоящие и причудливо изогнутые деревья да такие же по виду кусты. А слева от меня, точно очерченой стеной, угрожающе нависал грязно-белый туман.
И только снова подумалось, что пора это прекращать, деревья выкорчевать а поле засеять пшеницей, как одно из этих деревьев неестественно изогнулось, повернулось и приобрело форму явного человеческого силуэта.
Это не вполне ожидаемое от представителя местной флоры действие слегка обескураживало и требовало хоть каких-нибудь мало-мальски приемлемых объяснений.
Существо же это, начав двигаться, в мою сторону совсем почему-то не менялось в размерах и, быстро преодолев расстояние метров двести, очутилось прямо передо мной, имея вид человека, чуть выше среднего роста.
Впрочем, это я вру, человеком называть его было бы крайне неверно. Это, скорее, был плохо срисованный с классических готических картин демон, с толстыми электрическими проводами вместо пальцев. Глаза его светились красными лампочками а один из рогов постоянно вис.
— Я вас приветствую, мой друг, — учтиво сказал демон и улыбнулся.
— Здравствуйте, — только и нашелся что ответить я.
— Ну, милейший, как вам наша сегрегация? — указав на стоящий поодаль густой туман спросил он. — Креативненько?
— Я, если честно, не знаю… Быть может… — Ничего не понимая, стал подбирать подходящее выражение мой мозг.
— Может? Это интересно.
— Я в том смысле, что…
— О да, смысл, это основоположное проявление интеллекта.
— Вот здесь, я как раз и не уверен…
— Ну, это вы бросьте. Да кстати, так все же — что вы думаете обо всем этом? – обмахнув рукой пространство спросил он.
— Вы наверное, плод моего усталого воображения — смущенно ответил я.
— Очень может быть. Черт побери, очень может быть!
— Тогда мне наверное… нужно поспать?
— Эк вы дали! Поспать. Тут, милостивый государь, дел в невпроворот, а вы «поспать»! Стыдно, ей богу.
— Да какие дела? Мне на работу завтра!
— На работу?!
— На работу.
— Завтра?!
— Завтра.
— А если «завтра», того гляди и не настанет? Что тогда? А?
Ввиду явного отсутствия логики во всем происходящем, ответить на этот вопрос я попросту затруднился. Хотелось все это прекратить, и я инстинктивно стал искать глазами выход из этого недоразумения.
— Вы бы еще цифры от кодового замка попросили, — заметив мое настроение, разочарованно сказал демон. – Говорю же – сегрегация.
— Какая еще к черту сегрегация?! – не удержался я. – Что за бред?
— Кому бред, а кому и основа существования.
— Мне домой надо.
— Всем надо.
— Так я пойду?
— Попытайтесь.
— А в какую сторону?
— В ту, — указав на туман рукой, зловеще прошептал демон.
111

Пробираться сквозь этот туман было настолько тяжело и неприятно, что я уже подумывал вернуться обратно. Но косивший на меня свой левый, красный глаз демон (туман был настолько густой что я видел только его) непроизвольно заставлял меня идти только вперед. Минут через пять этого молчаливого променада, во время которого меня не покидало стойкое ощущение того, что я дышу исключительно влагой, туман начал слегка рассеиваться, и впереди замелькали большие темные тени. Еще через минуту стало ясно, что мы вошли в какой-то весьма мрачный лес. Деревья в нем были огромными и абсолютно голыми, без листьев. Росли они не очень густо и потому пробираться среди них куда-то вперед, физически не стоило больших усилий. Через некоторое время, видимость улучшилась настолько, что можно было разобрать картинку хотя бы на метров десять вперед, но и это обстоятельство особого позитива не прибавляло, ибо виды, которые стали открываться передо мной, откровенно напрягали.
Между деревьями то и дело слонялись какие-то странные существа без всякой логики в своих действиях. Один в длинном балахоне и капюшоне, бормоча фразу: «так было всегда, но впредь не будет» подбирал с земли сухие ветки и приматывал их с помощью изоленты к стволам деревьев. Другой, похожий на ржавого робота из старых кинофильмов (с квадратной головой), извлекал вслух корень из триста шестнадцати умноженного на девятнадцать. Причем все ответы, которые он выдавал, его же видимо и не устраивали. Третий вообще бил себя по светящейся зеленоватым светом башке, старым мобильным телефоном, настойчиво повторяя при этом «алло».
Но больше всего мое внимание привлек жуткий, похожий на большого павиана, тип со штепселем на конце хвоста. На голове он имел шапку из фольги, а из одежды лишь какие-то лохмотья.
Заметив меня, он тут же уселся на трухлявый пенек и со словами (голос у него был до того скрипучий, что у меня аж скулы свело) : — «что это, кто это?» поманил меня пальцем.
Не зная, как на это реагировать, я вопросительно взглянул на своего попутчика.
— Субъект, конечно же не лишен очарования, но в долгую полемику с ним вступать не рекомендую, — быстро ответил тот.
— Идиотизм какой-то, — сокрушенно заметил я и нехотя направился к павиану.
Обладатель скрипучего голоса этому обстоятельству видимо обрадовался и потому тут же заулыбался мне, широко оскаленными клыками.
— Так вот куда ветер злополучный, дует-то теперь, — почти пропел он, поджимая свои ноги под себя. – Прискорбно, небось, осознавать свою вторичность?
— Какая еще вторичность? — не понял я.
— Вторая конечно же! На то она и вторичность, и первой ей не бывать.
— Я не совсем понимаю…
— Неужели?
— Мне бы только домой попасть… и все.
— Домой?
— Домой.
— И где же ваш дом?
— На Масленичной, пятнадцать.
— Ах, на Масленичной… Да и что же там? На вашей Масленичной пятнадцать? – удивленно спросил он, поглядывая на демона, придерживающего свой рог.
— Я же говорю, дом там… квартира моя, — еще более непонимающе ответил я и тоже посмотрел на демона.
Павиан пожал плечами и оглянулся куда-то назад.
— Где вы тут квартиры видите? Тут их отродясь не было.
— Молодой человек просто не полностью осознаёт и понимает значение слова – «сегрегация», — встрял в разговор мой попутчик.
— Да все я понимаю! – запротестовал я. – И, кстати, это именно вы утверждали что нам сюда идти надо.
— Ничего я не утверждал. Просто выдвинул предположение.
— Предположение вещь неподсудная, — со знанием дела в заметил туманный мыслитель и завертел в руках свой хвост-штепсель.
— Стоп, стоп, стоп, — отчаянно жестикулируя прервал их я. – Вы что же, хотите сказать, что не знаете, как мне отсюда выбираться?
— Почему не знаю? Знаю, — весомо заявил демон. — Тем же путем, каким сюда и попали.
— А каким путем я сюда попал?
— Да. А каким путем он сюда попал? – участливо поинтересовался павиан.
— Самым что не наесть мутным, — придерживая свой рог, торжественно заявил мой проводник и попутчик.

Слово «мутный» было не в состоянии внести хоть какую-нибудь ясность во всем странном происходящем, и потому, паскудным образом, никак не утешало. Как не утешала и повисшая после всего выше приведенного заявления пауза, во время которой все участники дискуссии стали переглядываться между собой с видом особенного ярко выраженного непонимания.
— Умопомрачительная хрень, — выждав несколько неловких секунд, охарактеризовал данную ситуацию павиан. – После такого обычно и становятся воинствующими пессимистами… или политическими активистами.
— Таковы реалии, — пожав плечами, тут же не согласился с ним демон. – Или вы против реалистического взгляда на вещи?
— Какая реалистичность? – снова не выдержал я. – Где вы тут вообще хоть какую-нибудь реальность видите?!
— Это вы что же? Обидеть нас сейчас намеривались? — Шмыгнув большим носом, по-детски заныл павиан.
— Никого я обижать не собирался, — поспешил успокоить его я. – Мне просто… видимо нужно проснуться. Вот и все…
— Помилуйте, любезнейший, — наставительным тоном перебил меня демон. — То вам поспать, то проснуться! Вы уж определитесь со своими циклами снов и бодрствования, наконец. Ибо на такой зыбкой почве неопределенности, нашему самолету целеустремленности вверх не взлететь.
— Нашему? — вежливо уточняя переспросил его ноющий мыслитель.
— Нашему! — безапелляционно подтвердил свою мысль мой проводник.
Крупные капли туманной влаги, бесшумно скатившись с ближайшей ветки, предательски капнули мне за шиворот. Стало как-то не комфортно и подумалось, что определенность мне сейчас точно не повредила бы.
— В метрополию ему нужно, — неожиданно заявил павиан, бережно поправляя свою шапочку из фольги. – Там вся почва асфальтированная, взлетай себе, сколько хочешь.
— У вас тут и такое есть? – почти удивился я.
— Имеется и такое, — нехотя ответил демон. — Но… посещение подобных мест… чревато.
— Чем?
— Непредвиденными событиями.
— Можно подумать, здесь все события предвиденные.
— Да, можно подумать, здесь все события предвиденные, — поддержал меня павиан.
— Что ж воля ваша, — философски заметил демон и раскланялся передо мной в старинной приторной манере. — Воля ваша.
— Какая там еще к чертям воля, — вновь не выдержал я. – Других вариантов все равно нет!
— Нет. Других точно нет, — как бы окончательно разметал все мои сомнения павиан. — Или…
— Или?
— Да нет, точно нет. Хотя…
— Хотя?
— Да пойдемте уже наконец, — раздраженно поправляя свой вечно виснущий рог, прервал нашу бессмысленную дискуссию демон. — Туда еще как-то добраться нужно.
С печалью на своих больших обезьяньих глазах, провожал нас мой новоиспеченный (почти что) друг и даже порывался с начала подарить мне свой головной убор, но… вовремя спохватился и попросту зажал. А я и не обижался, потому как данная ситуация и так была вполне глуповатая и усугублять ее… не очень то и хотелось.
И так, путь наш лежал в мифическую, хорошо асфальтированную (насколько я понял) метрополию. Черт его знает, что это за место и нужно ли мне именно туда, но как и было заявлено ранее, других вариантов все равно не было.

Сильно редеющий, по мере нашего продвижения по нему, лес, больше не удивлял нас своими обитателями (ввиду их полного отсутствия) а густой туман полностью рассеялся представляя нашему вниманию серое пасмурное небо.
— А как тут у вас… вообще с транспортом, — взбираясь на довольно крутой, поросший одинокими кустарниками холм, запыхавшись спросил я.
— С транспортом? Вы же родным бегать по утрам обещались, — укоризненно глядя на меня заметил демон.
— Начну. Вот домой доберусь и сразу же начну.
— А чего ждать? Считайте это бесплатным приложением к нашей программе.
— Я вашу программу, прошу прощения, не заказывал.
— Ой, да все вы ее не заказывали! Пиратские копии не скачивали, где не положено не лазили!
— Причем тут лазили… Или… Это что, все это… вирус какой-то, что ли?
— Кто ест чеснок и в перце знает толк…
— Какой там еще чеснок? Вы можете перестать говорить загадками!? — уже совсем перестал сдерживаться я.
— Ну так, милейший, кому и двигатель внутреннего сгорания до сих пор загадка, — язвительно прошептал на это мой несносный попутчик.
— Кстати, о двигателях, — пришлось вернулся к началу разговора, мне — Так как там насчет транспорта?
— О-о, это не проблема. Нам бы только на дорогу выйти.
— Какую дорогу?
— На ту, что ведет к городу.
— Из желтого кирпича?
— Сдался вам тот кирпич, ей богу. У нас тут и асфальт найдется.
С противоположного склона холма, когда мы туда наконец-то добрались, действительно показалась широкая уходящая куда-то вдаль дорога. Вдоль нее, бескрайним пространством и пугающей чернотой, располагались тщательно вспаханные поля, а с неба вот-вот собирался пойти дождь. Тут же подумалось, что одет я не по погоде, точнее сказать, только сейчас я заметил что брожу здесь уже целую кучу времени во всем домашнем, включая треники и тапки.
— Да, вид у вас действительно несуразный, — поправляя пальцами-проводами свою испорченную деталь головы, угадал мои мысли демон. — Надо бы вас приодеть, что ли.
— А у вас тут строгий дресс код?
— Язвите? Это хорошо. Полезно для осознания неизбежного.
— Я даже не буду спрашивать, что вы имеете ввиду, — устало махнув на все воображаемой рукой, равнодушно ответил я.
— Не отчаивайтесь. Ведь все могло быть и хуже.
— Это как же?
— Сидели бы сейчас в своей пыльной квартирке на Масленичной пятнадцать и щелкали по клавишам своего компьютера как дятел-неврастеник… А так на свежем воздухе в ходьбе упражняетесь.
— Ага, спасибо большое.
— Всегда пожалуйста. Да, кстати, по поводу вашего вопроса… а вон и транспорт.
На упомянутой широкой дороге, к которой мы почти спустились, действительно показалась нелепого вида повозка наподобие грубо сколоченной рикши. Тащило ее огромное существо странного вида (ей богу, тут все странное), напоминающее быка с почти человеческим телом в больших грязных сапогах и черном прорезиненном плаще.
— Ау, милейший! — замахал ему рукой демон. – Не окажете ли любезность двум усталым путникам чьи ноги…
— Ноги для дороги, — еле слышно пробурчал хозяин повозки даже не взглянув в нашу сторону.
— И тем не менее, нам бы чуточку вашего внимания, — весьма галантно остановил его мой проводник. – Ибо неизбежные обстоятельства требуют того…
— Требуют? Гоните к черту такие обстоятельства, если они чего-то там требуют, — нехотя окинув нас своим тяжелым взглядом молвил полу-бык. — Я вот тоже требовал, и меня послали. Послали, я и иду.
— Мой друг, — осторожно начал пояснять ситуацию демон.
— Я вам не друг, — на всякий случай уточнил полу-бык полу-рикша.
— Ой ли? Дорогой мой!
— Я вам не дорогой.
— Наверное, ему нужно заплатить? – прикрыв рот ладонью тихо прошептал я.
— Когда попраны все ценности благоразумия, какая плата окажется достойной? — все же видимо, услышав мои слова, глядя в небо обреченно простонал рикша-бык.
— Не знаю… Я просто не знаю, какая у вас тут валюта… ходит.
— Когда попраны все основы…
— Ой, да бросайте канючить! — потеряв всякую учтивость вскипел демон. — Вам в город, нам в город, сели и поехали!
— А кто против? — монотонно пробурчал хозяин тележки. — Чем стоять тут, уже давно сели и ехали бы.
— Другой разговор, друг мой, — тут же смягчился мой спутник, жестом руки упреждая возможную реплику, нашего нового знакомого. — Другой разговор.
Не без труда взгромоздившись в телегу поверх каких-то пыльных мешков, мы медленно тронулись в путь. И можете считать меня нытиком, но толи пейзажи, представшие перед нашими взорами, были до того унылыми и однообразными, то ли попутчик наш, новый, оказался до того немногословный и жутковатый, но впервые за все время моего пребывания в этом стран… (ах да, я же зарекся произносить это слово) месте, чувство пессимизма вдруг, окончательно превозмогло остатки всякого любопытства. И обстоятельство это, конечно же, ничего хорошего впредь не предвещало.
— Однако же, простите мне мою фамильярность, — вальяжно откинувшись на старый мешок восторженно обратился к жутковатому полу-быку, демон, — но никак не могу не отметить, вполне удачную конфигурацию ваших славных рогов! Особенно левого.
— Левый, правый. Рога как рога, — недовольно пробубнил на это тот.
— И все же славные рога, — никак не унимался демон. — Вы уж поверьте, я в этом толк знаю.
— Где рога там голова, — философски заметил наш новый знакомый, упорно продолжая тащить свою скрипучую телегу.
— А вы в город по делам, — боясь оказаться невежливым, решил поддержать беседу и я.
— По делам, не по делам. Встал и пошел. Вам-то что?
— Нет-нет. Я в общих чертах… не конкретно.
— Конкретности я не боюсь. Конкретно встал. Конкретно взял. И конкретно пошёл.
— Сразу видно что вы баловень судьбы, — решил прийти мне на помощь мой проводник, — Скажите честно — вы поэт?
— Поэзии я не боюсь.
— Потрясающе! А она вас?
— Мне конкретно, до нее дела нет.
— Да! Вы только подумайте. А отчего же?
— Конкретный я. Потому что конкретики не боюсь. Взял вот, конкретно встал и пошел. Конкретно. Я уже говорил.
— Да так бывает, — зевнув подвел итог нелепому диалогу демон. — Так бывает.
В этот момент с неба закапал дождь, заставив меня взгрустнуть по поводу отсутствия у этой повозки крыши. Но вслух, о том, я жаловаться не стал, ибо негласно сговорившись, дальнейший путь мы все-таки решили продолжать молча.
Вообще, все происходящее сильно напоминало мне странный игровой квест, где вместо захватывающих приключений и сражений были лишь эти дурацкие разговоры ниочем. Однако даже подобные сравнения пришлось оставить на потом, так как на мутном горизонте наконец-то показался город.

— Да-а, приодеть вас все же придется, — подставляя свою проводную ладонь под капли дождя, задумчиво произнес демон.
— Было бы не плохо, — слезая с припаркованной на каком-то пустыре телеги, ответил я.
Дождь усиливался и в усилении своем настойчиво прибивал пыль на старых обшарпанных мешках. Стало прохладно, а по причине нависания над нами огромной черной тучи, еще и темно почти как ночью.
Пустырь, на котором мы, остановились, находился прямо перед огромными постройками мною увиденного города. И на нем уже скопилось большое количество подобных нашему транспортных средств, между которыми бродили и переговаривались существа, внешне схожие с нашим новым знакомым.
— А не сыщется ли у вас чего-нибудь на подобии одежды, — критически оглядывая содержимое телеги, вкрадчиво обратился к полу-быку демон.
— Могу сыскать, коль поискать, — хмуро ответил тот.
— А говорили что не поэт! — восхищенно воскликнул мой проводник.
Бродившие вокруг существа тут-же обратили на нас свои хмурые вопросительные взгляды.
— Никакой поэзии, — быстро поправил его наш знакомый. — Конкретно взял, конкретно достал и конкретно пошел.
— Конкретно пошел… Конкретно пошел, — довольно заголосили существа, расходясь по своим, не ведомым мне, делам.
Тут же из упомянутых мною мешков был извлечен старый серый плащ и пара сильно поношенных кирзовых сапог. И то и другое после примерки оказались минимум на один размер больше.
— Вы бы кушали больше, что ли, — рассматривая меня со всех сторон произнес демон.
— Так мне больше бегать или больше есть? — недопонял его придирку я.
— Так одно другому не мешает, — поправляя на мне плащ, безапелляционно заявил он. — Ведь бег способствует хорошему аппетиту.
— Я учту, на будущие. Да, кстати, а у вас тут вообще, платить за что нибудь нужно?
— Везде нужно. И у нас тоже.
— Ну а чем?
— Доверием.
— И все?
— А этого мало?
— Там откуда я, да.
— Ну и порядки у вас там, на вашей Масленичной пятнадцать. И чего вы туда рветесь?
— Там я, по крайней мере, не выгляжу пугалом.
— Откуда вы знаете? Может вам там просто грубо льстят.
— Мне телегу разгружать надо, — прервал наш спор полу-бык. — Конкретно взяли, конкретно встали и конкретно пошли.
Поблагодарив и пожелав ему всего хорошего (несмотря на его явное нежелание нас слушать) мы направились к высокой стене, ограждающий город от пустыря.
— Они что, этот секонд хенд в магазины сдают? — изучая карманы своего плаща, нарушил я обоюдное молчание.
— Ага. Оптом, — иронично отозвался на это предположение демон. — Да откуда мне знать?
— Я думал вы все знаете.
— А зачем мне все знать? Я карьеру справочника делать не собираюсь.
— А какую собираетесь? Да кстати, а кто вы вообще такой?
— Приехали. Вам не кажется, что вы слегка запоздали с этим вопросом?
— Да… Но вы уходите от ответа.
— Да я вообще могу уйти.
— Покажите, где тут выход, и идите.
— А я вообще-то не обязан.
— Зачем тогда ввязались?
— По доброте душевной.
— Какой… Вы же демон.
— Неправда.
— А кто.
— Эльф.
— Какой еще к черту эльф?
— Пятого уровня.
— Эльф… Дурдом какой-то. Вы вообще эльфов-то видели?
— А вы видели?
— Ну да.
— И где же? На Масленичной пятнадцать?
— Нет… Ну… На картинках там, в кино.
— Ах, в кино. Ну тогда да, тогда это аргумент.
— Ладно… Давайте прекратим.
— Так не я начал.
— И тем не менее. Давайте прекратим.
— Давайте прекратим. Тем более, нам сейчас проверку проходить.
Своим перстом-проводом, новоиспеченный эльф указал на ворота в той самой высоченной стене что опоясывала город настолько, насколько хватало взора. Тяжелые ворота были открыты настежь, но путь чрез них преграждал металлический шлагбаум и четыре закованных в броню рыцаря.
— Безуровневым входа нет! — хором пробасили они, угрожающе выставив вперед свои длинные копья.
— Помилуйте, господа, какие же мы вам безуровневые? — поправляя свой рог, тут же запротестовал эльф. – Мы очень даже уровневые.
— Внимание проверка! Внимание проверка! — тонким голоском заголосил внезапно появившийся из за спин рыцарей маленький толстый человечек в старомодном мундире и направил на нас прибор, похожий на радар автоинспектора.
— Расслабьтесь, — заметив замешательство на моем лице, тихо прошептал мне мой проводник.
— Внимание, существо третьего уровня! – громко огласил свой вердикт маленький человечек, направляя на меня свой радар.
— Я… да. Я третьего, — взволнованно пробубнил я.
— Вот ваш пропуск! — прокричал «инспектор» и торжественно протянул мне маленький металлический жетон с изображенной на нем цифрой три.
На душе тут же полегчало настолько, что мне на время даже стало все равно, с какого такого лешего я вдруг оказался существом третьего уровня.
— Внимание существо первого уровня! — снова прокричал человечек глядя на эльфа через свой прибор. — Вот ваш пропуск!
Услышав окончательное подтверждение наших сущностей, суровые стражники тут же убрали свои копья и синхронно расступились перед нами, громыхая своими доспехами. Шлагбаум был открыт, и мы уверенной (ну почти уверенной, что касается меня) поступью вошли в этот чудо-город.

— Что ж вы врали про свой пятый уровень? — с вполне заслуженной издевкой обратился к эльфу я. — Может вы… и про еще что-нибудь наврали.
— Ой, да я вас умоляю! Так сразу и наврал, — стал весьма эмоционально защищаться он. — Да у них радары нелицензированные. Бюрократы хреновы.
Город, в который мы вошли, сразу поразил меня своим очевидным контрастом со всем видимым мною доселе. Во первых, своими огромными зданиями. Во вторых, своим обилием неонового освещения, которое на фоне сгущающейся темноты производило весьма фантастическое впечатление. По обе стороны улицы тянулись многоуровневые монорельсы, связанные между собой огромным лифтом. стоящим на главной (по всей видимости) площади города. Первые же этажи этих домов производили впечатление заброшенных и грязных помещений, а уборка здешних улиц в планы городских властей, видимо, не входила в принципе.
— Первый уровень, — угадав мои мысли, брезгливо произнес то ли эльф то ли демон, обводя все рукой.
— И кто здесь живет? — предугадывая ответ, все же поинтересовался я. — Существа первого уровня?
— Должны жить, так никто не хочет.
— Почему?
— Да потому что уж лучше в лесу с безуровневыми, чем здесь.
— Не понял.
— Ну а кому будет приятно, когда тебе десять уровней на голову гадят, а ты еще и убирай.
— Странная система.
— Никакой системы. Каждому следующему уровню плевать на предыдущий. И больше всего от этого страдает именно первый.
— И как определяется этот уровень… да и почему я именно третьего?
— Вот, кстати, насчет этого. Вы меня сильно разочаровали. Я-то думал, вы как минимум пятого.
— Ну уж простите. Так почему третьего?
— У радара ихнего спросите.
— Да бросьте! Ведь должен же быть кто-то, кто это решает.
— Должен. Где то там должен, — мрачно ответил демон эльф и указал рукой вверх.
— А что там?
— Откуда я знаю. Я даже на второй уровень ни разу не поднимался.
— Так вон же лифт. Мы же к нему, кажется, идем?
— Да. Но там по пропускам.
— Так у меня как раз… Слушайте! — внезапно вдруг осенило меня. — Так вот она, ваша доброта душевная, в чем заключается!
— Конечно! Ведь я же демон в конце концов, — искренне удивился уже точно не эльф. — Мне корысть в мотивации сама собой полагается.
— Еще не так давно вы утверждали, что эльф.
— Какой ещё эльф? Вы вообще эльфов-то видели?
— Стоп, стоп, стоп. Сейчас, вот если честно, совсем не понятно.
— А чего тут понимать? Вы домой. Я на третий уровень.
— А как же я домой?
— Я вам по уху щелкну, больно, и готово.
— Что значит «и готово»? Столько протопать и все?
— Ой! Да сколько вы там протопали? Протопал он. Больше хныканья чем пути.
— А может быть я и сам хочу туда, — запротестовал я. — На третий уровень.
— Вам Масленичной пятнадцать мало, — грустно глядя на меня парировал демон.
— Мне просто интересно.
— Вы гляньте! Интерес у него вдруг проснулся.
— Да, проснулся. Вот так вот взял и проснулся. Внезапно.
— Полно ребячиться. Давайте сюда жетон и ступайте с миром.
С этими словами он выхватил у меня жетон и больно дал по уху.
Все та же желтеющая трава и стена густого тумана живо напомнили мне о современном ландшафтном дизайне и о его явных проблемах. И только я вновь решил по этому поводу возмутиться, как вдруг все странно поплыло и превратилось в одно сплошное светлое пятно.
Яркая картинка монитора снова зарябила в глазах. Часы показывали четыре часа ночи. Сознание кое-как силилось осознать все происходящее а свет настольной лампы по-прежнему развлекался, как мог, то удаляясь куда-то в темноту комнаты, то возвращаясь обратно подобно прожектору прибывающего в ночи электропоезда.
— Надо бы начать бегать по утрам, — отчего-то вслух подумал я.

ВиталийТурченков (г. Раздельная Одесской области)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>