Время героев

Александр Альбов (С.-Петербург)

Это было ровно тридцать лет назад. Конец 80-х, время крушения советского романтизма, когда мы перестали «ездить за туманом»,  и, вместе с тем, время расцвета бандитизма в Ленинграде (тогда еще городе Ленина)…

Нас было трое, восемнадцатилетние юнцы, студенты-первокурсники Ленинградского кораблестроительного института, а четвертой была девушка необыкновенной красоты, звали ее Марина. По-латыни это означает «морская». По молчаливому согласию среди нас она считалась неприкасаемой.

Однажды, после лекций мы, все четверо, сидели в скверике, грелись на солнышке и говорили ни о чем. Кто-то из нас то ли в шутку, то ли всерьез высказал мысль: а не построить ли нам катамаран, чтобы отправиться в плавание? Идея запала всем в душу. Я быстро прикинул: простейшая байдарка из алюминиевых трубок, обтянутых прорезиненным брезентом, стоила 600 рублей, две – 1200 рублей. Для тех времен деньги немалые – стипендия составляла 45 рублей. Нет, мы не пошли разгружать мешки, мы поступили проще и рациональнее: записались в стройотряд, который ехал трудиться на Дальний Восток. И, по возвращении, нужная сумма у нас была.  Следующим летом мы купили две двухместные байдарки, четыре металлические трубки и кое-какой крепеж. Через месяц, научившись собирать и разбирать все это, мы назначили дату отплытия.

Я наплел матери какую-то чепуху о чемпионате страны по спортивному ориентированию. Отплывать решили в семь вечера, чтобы исключить случайную встречу с речной милицией – никакой лицензии на управление нашим плавсредством у нас, естественно, не было и не могло быть.

Поскольку я однажды уже плавал на байдарке по Ладожскому озеру, все трое считали мое авторитетное мнение непререкаемым.

В семь вечера мы собрали на Фонтанке наше плавсредство, погрузили в него рюкзаки, оттолкнулись от набережной веслами и поплыли. Какое же это было наслаждение – плыть вниз по реке! Это был венец нашего труда, торжество духа над материей.

Мы спустились по Фонтанке почти до упора и, поскольку дальше стоял Адмиралтейский завод, а его не обойти, мы свернули в канал Грибоедова. Где-то в районе пересечения с Крюковым каналом мы поравнялись со спуском в гранитной набережной. На спуске, который не просматривается ни с одной стороны, кроме как  с противоположного берега канала, стояла компания из пяти здоровенных мужиков, которые пили, курили и матерились. Один, самый крутой, подошел к урезу воды, сплюнул и сказал:

– Эй, сосунки, подгребайте-ка сюда, ваша Маша будет наша.

Остальные почтительно хихикнули.

Я встал в полный рост, взял дюралюминиевое весло в обе руки и заявил:

– Первому же, кто шевельнется, башку снесу.

От такой наглости верзила выронил изо рта сигарету. Я и сам не ожидал от себя этого. Мы спокойно прошли мимо, свернули в Крюков канал, прошли мимо острова Новая Голландия и вскоре вышли в Неву. Далее мы спустились по Большой Неве, вышли в Финский залив и пошли вдоль его южного берега. Дамбы тогда еще не было. Однако предчувствие меня не обмануло: бандиты не оставили мысли догнать нас. В этот час вечерних сумерек далеко позади я увидел яркий свет двух фар. Это значит, что они раздобыли где-то моторный катер и бросились в погоню.

333

Мы, конечно, поднажали на весла, но расстояние до катера неумолимо сокращалось. И тогда мне пришла в голову неожиданная мысль, нестандартный ход. Мы резко свернули к берегу и, уткнувшись в песок, достали брезент и накрылись им, благодаря чему издали и в сумерки успешно сошли за прибрежный камень, обросший мхом. Наша военная хитрость удалась – катер на большой скорости прошел мимо.

Я прекрасно понимал, что максимум через пол часа они поймут, что как-то пропустили нас и пойдут обратным курсом, уже на малой скорости и близко к берегу. На этот случай сошла «домашняя заготовка» – мы достали из рюкзака старый волейбольный мяч, еще со шнуровкой, и 50 метров веревки. Веревка синтетическая, это хорошо – подумал я. – Значит, в воде не тонет. И синяя – отлично, под цвет моря. Я привязал свободный конец веревки к шнуровке мяча, другой конец – к камню.  Затем поставил мяч на песок, разбежался, как будто бью одиннадцатиметровый, и со всей мочи ударил по мячу. Он отлетел метров на сорок и плюхнулся в воду. Затем мы оттащили катамаран в прибрежные кусты. В этот момент  я заметил свет фар с другой стороны. Он медленно приближался. Значит, катер действительно идет обратно малым ходом и близко к берегу. Мы затаили дыхание. И вот ловушка сработала! Катер намотал веревку на винт и беспомощно остановился. Чтобы освободить его, придется нырять в воду и немало потрудиться.

На виду у бандитов мы нарочито спокойно, без всякой суеты, вытащили катамаран из кустов, погрузились и пошли дальше вперед. Казалось, я отчетливо слышу их зубовный скрежет. Я понимал, что эта хитрость даст нам форы не больше часа, а потому стал искать впадающую в залив речушку, достаточно мелкую, чтобы катер в ней не прошел, а катамаран и так пройдет, где угодно. А где не пройдет, там перетащим на руках.  Мелких речушек в Ленинградской области великое множество, и вскоре мы нашли подходящую, даже не обозначенную на карте.

Мы прошли вверх по речушке километра два или три и все время искали место для стоянки. Но не было такого – один берег слишком крутой, другой – мелкий и болотистый, судя по зарослям камышей.  И вот, наконец, место для стоянки найдено – довольно большая песчаная отмель. Мы наскоро натянули палатку и бухнулись спать. Усталость взяла свое.  Проснулись рано и принялись готовить завтрак. Я занимался костром, лениво поправляя в нем дрова металлической лопастью весла вместо кочерги, ребята варили макароны и открывали консервные банки с тушенкой. Я, конечно, заметил, что дым от костра поднимается слишком высоко, но все мои попытки «укоротить» костер кончились ничем – дрова были слишком сырые.

И вот, в рассветном солнце мы увидели четырех приближающихся к нам громил. Они шли нестройной шеренгой прямо к нам. Мы, как по команде, перестали скрести ложками по мискам. Я поднялся на ноги, как будто желая осмотреть будущее поле боя. Следом поднялись и остальные.

Бандиты подошли и остановились метрах в пяти от нас.  Повисла минута тягостного молчания. Тут я услышал шаги сзади. Я резко повернулся и увидел пятого громилу. Он был уже близко. В руке у него блеснул нож.  У меня в руках – только весло. Я понял, что времени на замах у меня уже нет, а потому нанес врагу штыковой удар веслом в горло.  Лопасть весла с легкостью прошла мягкие ткани и уперлась в позвоночник. Из раны мощным фонтаном полилась кровь. Бандит упал, издавая хрипы, переходящие в свист.  Тут кто-то крикнул Саня, сзади!

Я снова повернулся – прямо на меня бежал один из бандитов. На «автомате», подсознательно , я применил против него единственный прием из боевого самбо, который знал. Этот прием – удар противника в коленную чашечку горизонтально повернутой стопой ноги – показал мне еще в пятом классе один школьный товарищ, и с тех пор я ни разу его не применял и даже не тренировал. Но помнил как дважды два. И я провел этот прием на удивление блестяще. Послышался хруст живых костей, мужик упал и начал кататься по земле, держась руками за разбитое колено и изрыгая пятиэтажный мат в мой адрес. У меня было время, чтобы осмотреться. Трое бандитов стояли как вкопанные. Они никак не ожидали такого поворота событий. Вдруг Марина крикнула:

— Берегись!

Я посмотрел на поверженного противника – тот достал из-за пояса пистолет и уже целился в меня. Палец  лежал на курке. Боковым зрением я заметил, что Марина бросилась ко мне. Я крикнул:

— Стой!

Пока пуля летела, Господь Бог еще раздумывал, кого ею поразить – меня или Марину. Однако Марина лишила его выбора – она решительно закрыла меня своим телом. Пуля пробила ей сердце. Она упала, я склонился над ней. Перед смертью она прошептала синеющими губами:  «Надо оставаться… тем, что… ты есть».  Честно говоря, тогда я не понял, что она хотела этим сказать.

Через некоторое время  немая сцена закончилась. Настало время собирать трупы. Бандиты потащили к лесу труп убитого мною громилы, мы склонились над трупом Марины. Помолчав какое-то время,  мы отправились вверх по речке и вскоре обнаружили дачный поселок. У одного из жителей был сотовый телефон – большая редкость по тем временам. И мы вызвали милицию.

Милиция составила «Протокол осмотра места происшествия». В нем было записано: «Убитая, вольно или невольно, оказалась на линии огня и была убита из пистолета «Вальтер»». Я всегда любил милицию за отточенность формулировок. Что касается немецкого пистолета «Вальтер», то тут ничего удивительного – после войны черные копатели находили этого добра тоннами по всей Ленинградской области. От них это оружие попадало к бандитам.

В сентябре я наведался в отделение милиции, которое вело наше дело, чтобы узнать, каковы успехи в расследовании.  В кабинете я увидел следователя с опухшими от бессонницы глазами. Перед ним на столе лежала высоченная стопка папок – это были «Дела». Узнав, по какому я вопросу, он порылся в стопке и вытащил самую тоненькую папку. Словно постеснявшись меня, он сразу сунул папку обратно и развел руками.  Я сразу понял, что «наши» бандиты не будут найдены никогда. С этой мыслью я отправился в кораблестроительный институт, забрал документы и отнес их в Ленинградскую школу милиции.

И вот прошло тридцать лет. Я служил честно, никому не кланялся, в том числе и начальству, взяток не брал, а потому дослужился только до звания майора. Сегодня меня отправили на пенсию. Никаких фанфар и цветов. Я получил только трудовую книжку  и справку  о доходах для пенсионного фонда.

Однако только сейчас я понял последние слова умирающей Марины: «Надо оставаться тем, что ты есть». И я оставался, всю жизнь.

Время героев кончилось. У современной молодежи в чести Голливуд, пепси-кола, сникерсы, нагетсы, памперсы и прочая лабуда. А главное – деньги. Да еще – бесконечные и бесполезные поиски пророка в своем отечестве.

Я вышел из отделения и побрел, куда глаза глядят, размышляя: «И что мне теперь делать? Писать мемуары? Да кому они нужны, кто их будет читать?» И вот, свернув за угол, я встретил нос к носу именно его – того, кто убил Марину. Он сильно прихрамывал.

Этой встречи я искал все тридцать лет…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>