Введение в нейронные сети. 7 рассказов о математике

Александр Титов (С.-Петербург)

Рассказ 7-й. Заморочки

Щелкни кобылу в нос, она махнет хвостом

Козьма Прутков

BIGITALRU_1

Теперь мы знаем, как, в принципе, устроен мозг. Можем при нашем уровне знаний строить догадки о том, чего от него ожидать. Например, пусть в описанной сети есть группа клеток, по которым сигнал ходит постоянно как бы по кругу. Почему сигнал не пропадает? Да то ли он питается от источников энергии в самом мозгу, то ли немножко подпитывается от какого-то вялого внешнего источника, например, от тех нервов, что идут от органов чувств. А от этой группы клеток есть выходной сигнал (по аксону) куда-то на правую конечность. Однако уровень сигнала на выходе в обычном состоянии слишком мал для того, чтобы эту конечность привести в действие. Теперь допустим, что нашего мудреца пихнули на эскалаторе настолько сильно, что в означенной группе клеток уровень сигналов резко возрос, и правая конечность мудреца запустилась от того выходного сигнала в работу. «На автомате» он дал в морду предполагаемому обидчику, и в морду! И понеслось!….

Проницательный читатель спросит, зачем здесь «группа клеток» с зацикленным сигналом в ней. Природа вполне могла предусмотреть прямую передачу сигналов от боков к рукам, чтобы если в бок, так сразу в морду. Все правильно, такие соединения у нас есть, и Павлов назвал их рефлекторными дугами. А «группа клеток» работает не так, в ней заранее циркулирует запас энергии, которого почти хватает для запуска выходного сигнала. Лишь чуть-чуть добавить, и …. В морду, да. Одно неосторожное касание, а то и внутреннее представление или воспоминание. Ведь к нашей возбужденной группе клеток подведены сигналы не только от ребер, но и из каких-то неизвестно каких областей мозга, где происходит обработка запомненных образов, мышление… Вдруг как-то очень удачно подумает, и от самого процесса мышления недостающая энергия вкачается в возбужденную область. И правая конечность сработает от того, что так решил «внутренний мир».

Это – умозрительные предположения. Однако интересно, что примерно так оно и работает. Возбуждение, торможение и рефлексы изучал Павлов; но он не связывал поведение с устройством сети, как вот вульгарно связали только что мы. Он накапливал экспериментальные данные о реакциях. Анатомию сети изучал Гольджи; но он не строил математическую модель сети. Павлов писал «скучно» и узкоспециально, и публика читала в те времена больше не его, а Фрейда. Тихий Фрейд писал громко, но он разрушал привычные стереотипы, он освобождал место для новых направлений исследования и давал возможность дышать легче. Зато теперь в НЛП реально работают механизмы, которые, можно сказать, описывал Павлов, да и секреты воздействия терапии и текстов Фрейда мы теперь понимать можем.

Чего тут точно нет, так это совершенства. Машина работает плохо.

Первое, такая сеть неустойчива. Такие мозги надо все время усыплять и будить. Для этого вне мозга у нас есть специальные физиологические механизмы: железы внутренней секреции и даже синхроимпульсы вроде компьютерных…

Второе, даже и запущенная машина часто работает просто неправильно. Например, неподходящие сигналы тоже «сваливаются» в возбужденную область и запускают (неадекватно) ту реакцию, за которую отвечает эта область, а не ту реакцию, которая нужна.

Из возбужденных областей и связей между ними состоят «заморочки», или по павловской терминологии, «динамические стереотипы», или, по психоаналитической или скорее бытовой, «комплексы», или – как сейчас в основном их принято называть — паттерны. Pattern – значит «образец», одна из наших стандартных программ поведения.

Примеры «плохих» свойств паттернов:

— паттерны имеют свойство к разрастанию. Если человек не получает новых ощущений и знаний, его кругозор сужается, и реакции упрощаются.

— паттерны имеют свойство упрочняться при регулярном подтверждении того, что они подходят к обстановке.

О свойствах паттернов далее цитируем Де Боно:

«1. Паттерны становятся все более жесткими, поскольку они управляют нашим вниманием.

2. После того, как паттерны уже установились, изменить их очень трудно

3. Информацию, включенную как часть в один паттерн, довольно трудно использовать как часть совершенно другого паттерна.

4. Имеется тенденция к «центрированию», то есть все, что хоть немного похоже на стандартный паттерн, будет восприниматься как стандартный паттерн.

5. Паттерны могут создаваться на основе более или менее произвольных делений. Нечто непрерывное может быть разделено на отдельные единицы, развивающиеся независимо. Как только такие единицы возникают, они становятся самоподдерживающими. Разделение может сохраняться долго, исчерпав свою полезность, или вмешиваться в области, где оно вообще не является полезным.

6. Система обладает большой непрерывностью. Малое отклонение в одной точке может привести к большим отличиям позже.

7. Последовательность поступления информации играет слишком важную роль в ее организации. Таким образом, любая организация скорее всего не будет наилучшим размещением всей доступной информации.

8. Существует тенденция резко переключаться от одного паттерна к другому (подобно чернильнице-непроливайке с двумя устойчивыми положениями) вместо плавного перехода.

9. Даже если различия между двумя соперничающими паттернами очень тонки, один из них будет выбран, а другой — целиком проигнорирован.

10. Имеется сильная тенденция к «поляризации». Это означает движение к одной из крайних точек вместо удержания баланса где-то между ними.

11. Установившиеся паттерны становятся все крупнее и крупнее. Иначе говоря, отдельные паттерны связываются в одно целое, давая все более и более длинную последовательность, которая доминирует настолько, что становится паттерном сама по себе. Ничто в рамках самой системы не разрушает такие длинные последовательности.

12. Ум — система, создающая и использующая клише»

Можно физически разрушить неадекватный паттерн вместе с теми нейронами, которые отвечают за поддержку паттерна. Пьянице ДЕЙСТВИТЕЛЬНО легче после выпивки, потому что те заморочки, что мешали жить (чувствовать и соображать), разрушены – вместе с клетками мозга… Наверно, Вы слышали про такие ужасные способы «лечения», как электрошок или инсулиновый шок. Кроме вредных, разрушают и другие паттерны, т е саму личность.

Есть мастера, которые по определенным методикам могут изменять привычные схемы поведения с помощью всего лишь слов. Самый знаменитый из них – Милтон Эрикссон, который лечил больных тем, что рассказывал настоящие и выдуманные истории про себя и своих пациентов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>