Взаимопомощь

Андрей Никитин (г. Одесса)

Это первый мой рассказ, события которого происходят в Одессе. Я посвящаю его моему отцу, который чаще и больше остальных напоминает мне о том, в каком замечательном городе я живу.

Андрей Никитин

Летом 2016 года в Одессе произошли события, затмившие телеканалы беспокойными разговорами о жестоких убийствах. Люди в домах, закрывшись на все замки, испуганно глядели в телевизор, надеясь услышать о поимке преступника. Матери прижимали детей, отцы курили на кухне, дрожащей рукой стряхивая пепел. Город был в страхе.

19 июня 2016 года

Огонек свечи, стоящей на подоконнике, дрожал. В районе Аркадии, в заброшенном санатории, где пахло страхом и гнилью, планировалось убийство. Два человека были в неприветливом помещении. Их тени неровными пятнами бегали по стенам, меняя очертания. Полный мужчина сидел на стуле. В руке фонарь. Мужчина был сосредоточен. В другой руке он держал флакончик глазных капель. У стены стоял худой и высокий парень. Он держался за бок. На хилом теле болталась рубашка. Рядом, прислоненное к стене, стояло ружье. Парень был напуган. В окнах виднелись огни улицы, слабо долетавшие сквозь густую крону деревьев. Свеча освещала осыпавшиеся стены.

– Ну что, будем начинать? – спросил парень.

– Да. Приготовься.

Мужчина задрал голову и закапал глаза, парень взял ружье.

Они готовили убийство, которого прежде никто не совершал. Убийство не человека и не человеком. Убийство, которое прекратило бы творившийся в Одессе ужас.

За два месяца до этого.

3 мая 2016 года

Серые облака бесформенными линиями носились по небу, напоминая то ли пятна, то ли неумело натянутую резанную ткань.

На пляже возле дельфинария, в кафе сидели двое. Ребята пили коктейли и смотрели на волны, наблюдая восход.

Юра смотрел на оранжевый диск, медленно поднимающийся. Саша держал стакан и глядел на бьющиеся о берег волны. Зонтик над столиком шатался. Было прохладно.

– Я вчера хотел купить обувь на базаре, – сказал Саша, глянув на стакан.

– И что? – безучастно спросил Юра, глядя на звезды. Он думал о предстоящих экзаменах.

– Цены поднялись. Я на это не рассчитывал.

– Сезон начался. Я говорил, покупать нужно в конце лета или осенью.

– Наверно, – сказал Саша, печально глянув на волны. Они оставляли на песке похожие на синусоиды полосы.

Ребята молчали. Каждый составлял планы на день. Неожиданно Саша дернулся.

– Вот блин! – сказал он и отложил стакан.

– Что случилось?

Саша посмотрел на друга. Он не знал что сказать. Руки дрожали, в глазах было удивление.

– Стакан стал ледяным, кола тоже. Даже зубы начали болеть.

– Что? – удивился Юра. Он посмотрел на приятеля, затем на чашку. Глаза у Юры были красными, несмотря на то, что он их недавно закапал.

– Кола стала ледяной.

Юра видел вместо лица друга пятно, сверкающее, как хромированная поверхность. Он поймал «зайчика», пока смотрел на восход.

Он посмотрел на стакан, потрогал, ощутил прохладу, затем глянул в свой стакан. Глаза округлились. В минеральной воде плавала корочка льда, искажающая дно. Пузырьки поднимались, но стекло покрылось инеем. Вместе с инеем образовывался пар, возникающий при разнице температур.

– Что это значит? – удивился Юра.

Юра не понял, как могла замерзнуть минеральная вода, если на улице +17. Он глянул в глаза Саше. Оба поняли: что-то случилось. Что-то необычное, как бывает мистических фильмах, где герой до последнего отказывается верить в ужас ситуации. Но Юра поверил. Он что-то ощущал.

– Ты чувствуешь холод? – спросил Юра.

– Прохладно, но вода не должна замерзнуть.

Юра огляделся. Вдоль пляжа гуляли редкие пары. Все тепло одеты. Он оглянулся на здание ресторана. Внутри, где сидела компания ребят, играла музыка. Бармен шутливо наливал коктейли, умело вращая бокалы в руках. Виднелись пятна пота, за ночь скрасившие его рубашку, усеянную цветными ромбами. Юра решил, что замерзли только их коктейли. Весь мир продолжал двигаться в обычном ритме, а они двое, будто в вагоне, который отсоединили от состава. Неожиданно Юра почувствовал что-то странное. Тоненький звоночек, будто сообщавший, что лучше уйти отсюда, и поскорее.

Беги, Беги! – говорил инстинкт.

– Ты ничего не чувствуешь? – спросил Юра.

– Нет.

Но Юра ощущал. Он понял, на что это похоже. Казалось, что за ним наблюдают. Пристально и внимательно. Взгляд этот давит на затылок, создавая дискомфорт.

– Юра! Сзади! – крикнул Саша. Юра увидел в глазах друга страх. Не просто страх, а панику, смешанную с ужасом.

Вот они, реальные эмоции, – подумал Юра. Он не успел оглянуться. Последнее что он увидел, была кровь, брызнувшая Саше в лицо. Голова Юры упала на стол с легким хлопком.

Саша глядел на Нечто, похожее на человека, стоявшее за Юрой. Нечто резко метнуло руки с длинными когтями, впиваясь в горло Саше. Парень не успел закричать, лишь хрипло прошипел что-то. Из рваной раны в горле пошли пузырьки и слабый хрип. Опуская голову, прежде чем упасть, он разглядел, что кола в стакане покрылась корочкой льда. Нечто, похожее на человека, быстро орудовало руками, разрывая Сашу на части, разбрызгивая кровь по площадке. Все произошло за несколько секунд, затем тишина. Шум упавшего тела, как шлепок полиэтиленовых мешков, сброшенных с крыши. Саша в последний раз моргнул, попытался крикнуть, но изо рта брызнула кровь. Глаза глядели на море.

Наступила тишина и спокойствие. Умиротворение.

На площадке ресторана остались два мертвых тела. Одно под столом, другое, упав лицом на стол. Бармен, выглянув, едва не выронил коктейль.

– Смотрите, – сказал он сидящим у стойки, и указал пальцем на улицу, где было пусто, кроме одного столика. Клиенты оглянулись. Тела у столика не шевелились. Лед в стакане с минералкой, разбавленный красным цветом, таял. Утро на пляже нарушили два трупа. Юра и Саша стали первыми жертвами.

Вечер 3 мая 2016 года

Пляж Ланжерон

Парень с девушкой гуляли вдоль берега. Волны омывали песок, шумно приветствуя влюбленных. Было тепло.

– Искупаемся? – предложила девушка, обнимая парня за локоть.

Высокий и худой Женя, двадцати пяти лет, с темными волосами, сливающимися с оттенком вечерних волн, повернулся к девушке. Он оглядывал ее, будто видел впервые.

– Я сомневаюсь, – сказал он, – вдруг вы будете приставать? Я вас плохо знаю.

– Ах ты засранец!

Девушка стукнула парня в бок.

– Плохо знаешь? Тогда уходи, с незнакомцами гулять нельзя.

– Да ладно. Я просто не хочу купаться. Холодно.

Диана не ответила, лишь глянула на море. Каштановые волосы извивались от ветра. Где-то кричали чайки. Обрывок гудка катера разбавил ночь.

– Пошли домой, – сказал Женя, – уже поздно.

Диана оглянулась. Она будто не замечала что уже вечер, и огни гостиниц, чуть выше берега, были единственными точками в черно–сером океане свежести, скрашенном запахом йода.

– Пошли, – сказала она, ощутив усталость. Она прижалась к парню.

Они шли по берегу, охваченные ветром. Внезапно над ними с гудящим звуком пролетело что-то темное.

– Смотри, – крикнул Женя. Он поднял голову, указав на темный предмет, похожий на летящий мяч. Предмет упал в ста метрах выше по берегу, где песок сменялся зарослями деревьев и цветущими кустами. Упал с глухим ударом. Кусты задрожали. Треск веток, затем тишина.

– Что это, Женя? – спросила девушка, глянув на парня.

– Пошли, посмотрим. Мне показалось, это мяч. Странно, он прилетел с моря.

Женя оглянулся в поиске источника, который бросил бы предмет так далеко, но кроме шума волн и света дрейфующих кораблей ничего не было.

– Пошли домой.

– Ты шутишь? Давай посмотрим. Может это НЛО?

– Не надо, Женя.

– Сама подумай, ты часто такое видишь?

Диана лишь крепче схватила парня за руку. Он посчитал это отказом, но не категоричным. Девушке было любопытно, но она боялась сознаться в этом.

– Если хочешь, подождешь меня на лестнице.

Они поднялись по ступеням к деревьям. Женя отпустил руку.

– Я на минуту, только гляну.

Он достал мобильный, включил фонарь. В свете появились заросли бурьяна, покрывшего всю округу. Женя понял, что не знает, где упал «мяч», но не сомневался, что распознает его. Он медленно обходил кустик за кустиком, раздвигая траву. Сзади донеслись голоса. Женя оглянулся. Пара поднималась по лестнице, минуя Диану.

– Давай быстрей, холодно, – крикнула Диана.

– Сейчас.

Женя крикнул, но не торопился обратно. Его целью был поиск предмета, который, по его мнению, был чем-то необычным, ранее невиданным. С трепетом он надеялся удовлетворить любопытство. Прошло десять минут, прежде чем Женя остановился. Он нашел то, что искал. Овальный объект лежал на земле. Вокруг был истыкан колючками, напоминал ежа. Женя несколько секунд смотрел, затем сфотографировал. Рядом лежали сломанные ветки, повсюду листья. Женя присел, веткой прикоснулся к овалу. Ощущалась мягкость. Что-то среднее между кокосом и желейным пирогом. Твердый, но не металл и не камень.

Это что-то живое!

Женя подсел ближе, попытался увидеть органы зрения, ножки или что-то еще. Если это капсула, тогда разглядеть люк. Но ничего не было.

– Женя! Ну что? – крикнула Диана, – я сейчас уйду!

– Две секунды!

Женя повернулся к предмету. Овал зашевелился. Раздался щелчок, будто кто-то взболтал пиво, затем резко его открыл. За спиной Женя услышал стук о дерево, словно забили гвоздь. Еще один щелчок.

Пыфф.

Женя ощутил укол в живот, резко подскочил. Рука легла на ужаленное место. Из рубашки торчала игла.

Пыфф.

Еще укол в левое предплечье. Женя побежал, не оглядываясь. Возле уха он несколько раз слышал щелкающие звуки, что-то ударилось о дерево. Быстро, как зверь, Женя бежал, шумя и спотыкаясь.

– Что случилось? – в интонации чувствовалось волнение. Радость, что Женя появился, тонула в дрожащем голосе.

– Я не знаю. Оно в меня стрельнуло.

Женя оглянулся, опасаясь преследования. Он был напуган.

– Пошли скорей, оно стреляет шипами.

Диана прикоснулась к торчащему из руки парня куску тонкого, как игла, прута.

– Что это? – спросила она. Женя глядел в темноту кустов, посмотрел на руку, схватил шип, резко дернул. Шип вышел, Женя бросил его на землю. По плотности шип напоминал волос.

– Оно в тебя стрельнуло?

– Да.

Женя схватил шип, торчащий из живота, двумя руками дернул. Шип был твердым и гибким как проволока. Женя выбросил его, задрал рубашку. С правой стороны живота, куда впился шип, было покраснение.

– Тебе больно?

– Немного. Будто пчела ужалила. Пошли отсюда.

Женя взял девушку за локоть, спешным шагом пошел вдоль ступенек, перебирая ногами как охотничья такса. Боли не было, лишь легкое онемение и слабый зуд. Ему стало не по себе. Состояние нереальности и испуга накрыло парня. Он нервничал, сомневался. Правильно ли он поступил, убежав? Он не знал.

Тридцать минут в маршрутке показались долгими. Время растянули, как ручки нагруженного пакета.

Когда они пришли домой, Диана сняла с парня рубашку. Женя стоял в ванной, перед зеркалом, разглядывал покраснение на животе и руке. Диана присела, приспустила ему джинсы, расстегнув пуговицу. Она глядела на пятно красно-розового цвета с яркой точкой посередине.

– Болит?

– Больше нет.

Диана сидела на корточках. Она подняла глаза и поняла, что парень напуган. Женя часто дышал. Он погладил девушку по волосам, улыбнулся, затем начал прижимать ее голову к животу.

– Женя, перестань, – сказала она, оттолкнув руку, – может это серьезно. Вдруг ты заразился?

– Я думаю, если смазать йодом завтра все пройдет.

– Ты врач? Кто тебе сказал такое? Сходи в больницу, пусть они осмотрят рану. А если оно было бешенное, что тогда?

– Тогда уколы. Много уколов в пузико, девочка моя. И будет много ранок.

– Не вижу ничего смешного.

Женя потянул ее за руку. Диана встала.

– Давай забудем о ранении. Если не болит, значит, ничего опасного, правильно? Если начнет беспокоить, схожу к врачу. Обещаю.

Диана невольно согласилась. Она напряженно трогала покрасневшее пятно на руке. Женя повернул ее к себе.

– Все остальное у меня в порядке, – сказал он, – хочешь проверить? После морского воздуха следует перейти к физическим упражнениям. Как считаешь?

Диана улыбнулась. Женя поцеловал ее и прижал, положив руку ей на попку.

111

4 мая 2016 года

 – Странные и ужасные события произошли вчера утром у моря. Все внимание обращено на загадочную и жестокую смерть молодых ребят, растерзанных прямо за столиком кафе. Свидетелей нет, что кажется невозможным, так как там гуляли десятки людей, но никто ничего не видел. Следствие сбилось с ног, но пока результатов нет. Кроме этих событий был еще более странный факт. Кусок льда размером с небольшой катер плыл вдоль волнореза между пляжами Ланжерон и Отрада. Напоминаю, что температура воды составляла тринадцать градусов, а лед, как установили, был из морской воды. Как известно морская вода замерзает не при нуле, а градусов на пятнадцать ниже. Подобный парадокс на одесском пляже произошел впервые. Этому явлению не могут найти объяснение. Следите за дальнейшими новостями, с вами была Татьяна Анютина.

6 мая 2016 года

Денис Самойлов смотрел новости. Он делал это регулярно, опасаясь пропустить что-то важное. Зачастую можно было услышать, как во время выпуска новостей, голоса затихали, дыхание учащалось, а внимание обострялось. Денис не был исключением. Женщина с экрана начала речь, картинка перешла в парк.

– Возле деревьев, рядом с пляжем, в траве, вчера было найдено неизвестное животное, похожее на ежа. Животное имеет колючки, как и его сородич, но не имеет больше ничего. Нет лапок, нет никаких отверстий. Это похоже на реалистичную куклу. Возле места находки обнаружены воткнутые в дерево шипы. Свидетель, нашедший тельце, ярко видневшееся в траве, сообщил, что животное мертво.

– Я выгуливал собаку, – сообщил круглолицый крупный мужчина в спортивном костюме, – пес учуял что-то, но боялся подойти. Я удивился, подошел и наткнулся на маленькое тельце в траве. Повсюду кровь, будто животное избили палками, или раздавили камнем. Не зная, что это, я положил его в пакет и отнес в ветеринарную клинику.

– Таким образом, – продолжала женщина, – эксперты выясняют, что это за вид и как он оставался неизученным, живя у нас под носом.

– Вы любую находку рассматриваете как что-то сверхъестественное, – бормотал Денис, ухмыляясь, – сами же подбрасываете, потом премии считаете.

Он недовольно переключил канал. Показывали кулинарную передачу. Денис расслабился, слушая рецепты. Он взял со стола флакончик, запрокинул голову, закапал глаза, закрыл их. Жжение прошло. Ощущение песка в глазах стало отступать. Денис улыбнулся. Он краем уха слушал о выпечке, во время которой необходимо тщательно соблюдать режим. Денис представил пирог. Большой, со взбитыми сливками, по краям которого стекал крем. Он мысленно облизнулся. Живот заныл. Денис ощутил голод.

Нужно перекусить, – подумал он, – только минутку посижу, пока глаза отдохнут.

Он склонил голову, звуки телевизора отдалялись, словно в длинном тоннеле, обитом стекловолокном, где все умолкает и замирает. Звуки растворялись, переходя в гудение, затем в жужжание, стали незаметны. Денис уснул.

7 мая 2016 года

– Еще одно убийство совершено в Одессе, в ресторане Марио, по улице Большой  Арнаутской. Специалисты связывают его со смертями ребят на пляже. Тело мужчины, с рваными ранами от острых как бритва ножей, было найдено в туалете, где он находился, как уверяет официант, примерно десять минут. Вошедший в туалет посетитель увидел тело в луже крови. Возбуждено уголовное дело по факту жестокого убийства. Свидетелей нет. Единственный человек, который слышал крики, и звон стекла, утверждает, что в туалет никто не входил. Он сидел ближе всех и хорошо это запомнил. Ряд домов и магазинов перекрыты, служащие допрашиваются. Смерть была вызвана многочисленными ножевыми ранениями, как в случае с Александром Циммерманом и Юрием Твороговым. Возможно, в городе орудует маньяк. Неофициально его прозвали Невидимкой, так как следов он не оставляет. С вами была Татьяна Анютина. Следите за дальнейшими событиями.

– Вы обязаны отдать нам образец, – говорил следователь Осадчев. Он стоял у ветеринарной клиники, куда мужчина в спортивном костюме, выгуливающий собаку, отнес находку. Руслан пытался выудить новинку животного мира и старался сделать это, не придавая находке присущей важности.

– Возможно, это связано с Невидимкой, поймите. Важна каждая мелочь. Вдруг именно из–за этого животного все началось? Что если оно опасно или заразно? Что, если люди режут себя, страдая от неизвестной болячки, после того, как зверек укусил их?

– Животное мы не можем вам предоставить, – сказал Павел Чиков, парень в белом халате, стоящий в дверях. Он дрожал, но был настроен твердо. Глаза бегали, одной рукой он держался за локоть другой.

– Его у нас нет, – сказал Павел, – мы отдали его властям. Кому конкретно, не знаю. Скорей всего оно уже в Киеве. Вы десятый, кто хочет забрать его. Сперва разберитесь между собой, а затем впутывайте меня.

– Между кем разобраться? – вскрикнул Руслан. Он злобно обернулся, оглядывая шумную улицу. Затем повернулся к ветеринару.

– Вы оставили документацию или адрес, по которому его отвезут?

– Мне ничего не сказали. Просто приехали люди, быстро забрали его, показав что они государственные служащие, затем, упаковав в колбу, увезли.

– Номера машины запомнили? – вновь гневный голос, дерзко упрекающий.

Осадчев был настойчив, глазами не давал спуску. Он схватил ветеринара взглядом, и ждал полного объяснения. Ждал, не думая, скрывает он что-то или нет.

– Мне нет дела до номеров, у меня работы много. Если вы не определились, куда вести зверя, решайте с начальством. О таких вещах предупреждают заранее. Я, как и вы, выполняю указания. Сейчас я поступил, как мне сказали, вот и все.

Молчание, во время которого Руслан, скрипя зубами, старался не сказать грубость. Он сжал кулаки, оглянулся. Лицо судорожно подергивалось. Ветеринар понял, что вопросов больше не будет, зашел в помещение и закрыл дверь.

Руслан Осадчев недовольно спустился к машине. Он считал, что связь есть. Связь убийств с найденным существом. Все произошло в одном районе. Возле пляжа Ланжерон. Возможно в один и тот же день. Руслан уехал, гневно глянув на клинику. Он тихо ругался.

Когда Руслан уехал, Павел Чиков быстро побежал на склад. Он был встревожен, и обижен репликами следователя. Он прошел в угол, отодвинул нижнюю плитку, за которой стояла колба с частью мертвого животного. Он надежно спрятал часть шкуры и кусок плоти, что успел срезать. Парень осмотрел сокровище, повертев в руках. Тут были шипы и немного ткани. Он огляделся, положил все обратно, закрыл панель. Он вышел со склада с довольной улыбкой, ощущая себя величайшим аферистом.

14 мая 2016 года

Женя Лисов брился. Он аккуратно подтягивал кожу, как учил отец, лезвием сбривал пену. Он брился тщательно, терпеливо простаивая перед зеркалом до пятнадцати минут. Покраснение на руке прошло. Едва заметное пятно недельной давности не стало причиной похода к врачу. В нынешнее время подобные походы обходятся дорого, а толк не всегда есть. Специалисты, как известно, на дороге не валяются. Не всегда знаешь, к кому направляешься.

Когда болит живот, врач скажет «острый аппендицит», не спеша проверить анализы, а оказаться может Мезаденит, хоть он также проводится в хирургическом стационаре, и симптомы схожи.

Несмотря на приемлемое самочувствие, с правой стороны живота Женя ощущал твердость. Словно кубик пресса сполз, растворившись мелкими сгустками. Женя трогал рану. Не больно, но есть небольшое вздутие. Необычно и странно. Он испугался.

– Диана!

Девушка не ответила.

– Диана!

– Что?

– Подойди на минутку.

Отдаленный звук шагов, и девушка уже в ванной.

– Посмотри, как распухла рана.

– Господи! Тебе немедленно надо к врачу! – она нагнулась, – больно?

– Нет. Скорее всего ты права, мне нужно к врачу. Боли нет, лишь дискомфорт будто…

– Будто что?

– Будто под кожей что-то есть.

Девушка растеряно глянула в глаза парню.

– Женя. Сегодня же сходи. Понял?

– Да.

Диана глядела на покраснение, прикоснулась пальцем. Твердо.

– Я пойду, сказал же. Можно добриться? Или теперь не отойдешь от меня?

– Как можно быть таким безразличным, Женя?

– Я не безразличный. Просто хочу добриться.

Девушка встала, вышла из ванной. Женя прикоснулся бритвой к коже, собираясь расправиться с очередной порцией щетин, но замешкался. Рука дрожала. Впервые за долгие десять лет, что он брился, он боялся порезаться.

Днем Женя так и не пошел в поликлинику. Он испугался.

Ночью он долго не мог уснуть. Вздутие беспокоило его. Женя бредил. Ему постоянно казалось, что в комнате кто-то есть. Казалось, что-то круглое лежало в углу. Круглое, стрелявшее шипами с глухим звуком, совсем как существо на пляже. Он поздно уснул. Во сне видел странные события в Одессе.

Женя в темном помещении. Рядом лежали тела, с вывернутыми внутренностями, в луже крови и желудочного сока. Женя выглянул в окно. Телами был застелен двор. Все без движения. Женя стоял в кабинете. На полу несколько тел. Тишина, безмолвие и странное равнодушие необычно действовали на парня. Темно, но Женя уловил тень, стоящую за занавеской. Тень колыхалась, занавеска подрагивалась. Он не знал, что там, но чувствовал: что-то плохое. Что-то, что приносит боль и несчастья. Что-то, что оставляет тела в луже крови смотреть в одну точку. Это что-то стояло за занавеской, Женя слышал его вдохи. Видел, как фиолетовая занавеска шевелилась при выдохе, ощущал запах изо рта. Запах непереваренной еды. Ему стало не по себе. Из-за занавески показалась кривая кисть, с длинными когтями, напоминающая ветку с тонкими отростками. Существо бросилось на парня. Женя выбежал на улицу. Он остановился и огляделся. Тел не было. Он стоял в парке. Повсюду высокие кусты до пояса. Небо темное, как перо ворона, вдали горы льда, доходящие до неба, белоснежные как подушечки жевательной резинки. Показался овальный объект, летящий по небу. Он упал у ног Жени. Это было существо, увешанное шипами. Оно шевелилось, натягивая колючки, играя ими, как трава на ветру. Сзади в двадцати метрах, где стоял дом, распахнулась дверь. Показалось существо, прятавшееся за занавеской. Оно стояло во весь рост. Неожиданно в существо полетели шипы. Маленькие шипы летели из клубка у ног парня. Клубка, подобного тому, что Женя видел на пляже, в кустах. Существо, стоявшее на пороге, завыло, затряслось и упало.

Женя проснулся. Он огляделся и пристально всматривался в темные углы, словно залитые густой пастой. Глаза привыкли, Женя различил очертания стен.

– Что случилось? – сонным голосом спросила лежащая рядом Диана.

– Ничего. Кошмар приснился.

Женя лег. Этой ночью он больше не просыпался.

16 мая 2016 года

– Вчера в музее западного и восточного искусства, на улице Пушкинской было найдено тело. Убийство можно приписать на счет Невидимки. Погибла женщина, разглядывающая картину украинского художника. Женщина, как утверждает сидящий в соседней комнате дежурный, вскрикнула, затем застонала. Через десять секунд, когда дежурный вошел, женщина лежала лицом вниз. На спине были кровавые полосы. Свидетелей нет. В зале было пусто. Картина, не повреждена, хоть женщина и забрызгала ее кровью. Умерла она от кровотечения, была задета артерия. Никаких следов или свидетелей. Музей закрыт до выяснения обстоятельств. Это четвертое убийство, приписываемое Невидимке. Начальник управления полиции заявил, что бросит все силы на борьбу с убийцей, чего бы это ни стоило. С вами была Татьяна Анютина, следите за нашими выпусками.

– Что делать? – спросил Руслан, выключив телевизор. Новости не утешали. В кабинете сидели несколько человек. Виноватыми глазами они оценивали степень опасности начальника.

– Четыре трупа, днем, в людных местах. Ни одного свидетеля! Я жду предложений.

Руслан замолчал и обводил глазами одного за другим. Все молчали.

– Максим, – обратился Руслан к перспективному парню, – что было при себе у последней жертвы?

– Женщина, убитая в музее, – начал Максим, – Людмила Новогорная. Сорока двух лет. При себе имела красную сумочку. В ней были: мобильный телефон, кошелек с денежной суммой четыреста гривен с мелочью, гребешок зеленого цвета, зеркальце, косметичка, блокнот с записями домашних дел. Фотография мужа и сыновей, капли для глаз, таблетки смягчающие пищеварение, маникюрные ножницы и пилочка для ногтей.

Максим поднял глаза, отложил список.

– Вот и все. Больше ничего не было. Смерть наступила от повреждений внутренних тканей и органов. Окно в зале было заперто. В соседних залах люди утверждали, что никого не видели. Свидетелей нет.

Максим замолчал. Он отвел глаза и ждал решения.

– Господа, – сказал Руслан, – я предоставляю вам полную свободу действий. Прошу предъявить мне хоть один вариант объяснения происходящего. Кто совершает убийства? Какова между ними связь, если вообще имеется, и как, черт его дери, нам поймать Невидимку? Любое решение, даже самое невероятное, прошу тщательно рассмотреть. Можете идти.

Шесть человек, сидящие в кабинете Руслана Осадчего поднялись. Звук отодвигаемых стульев, топот ног. Хлопнула дверь. Руслан остался один.

18 мая 2016 года

В поликлинике не было очереди. Женя Лисов навестил терапевта. Но тот направил парня к гастроэнтерологу.

Женя постучался. Вошел.

– Добрый день, – сказал врач, – проходите.

Женя прошел. Представился, объяснил, что покраснел участок кожи на животе. Подробностей он не говорил, но держал наготове. История раны не всегда важна, в некоторых случаях диагноз звучит после единственного взгляда, но не всегда знаешь, на какого врача попадаешь.

Гастроэнтеролог осмотрел рану, пощупал, удивленно отошел.

– Вы могли занести инфекцию. Чем-то укололись?

– Да. Но ничего не болело.

– Это не значит, что все в порядке. Боль не всегда проявляется сразу. Я направлю вас на осмотр. Завтра сдадите анализы. Пока ничего не могу сказать. Если вы говорите, что боли нет, – доктор пожал плечами, – без результатов УЗИ я ничего не могу утверждать.

Он написал направление на УЗИ и анализы.

– Вот, – листки оказались у парня, – после снимка ко мне.

– Хорошо, – сказал Женя и вышел. Он собирался пойти на УЗИ, но что-то удерживало его, направляло желания в другую сторону.

Круглый шар с шипами. Дротики, летящие в темный силуэт. Холод. Постоянный холод.

Образы затмили голову, Женя пошатнулся. Он шел по коридору, правая рука лежала внизу живота, под ребром. Неожиданно ему захотелось домой. Боли не было, зуд прошел, Женя понял, что видения касаются его живота. Ему не стоило делать обследований. Его словно не пускало в кабинет УЗИ подсознание.

Нужно немного подождать. Еще немного.

Глупо, наивно и безответственно, но Женя не пошел на УЗИ. Он стоял возле поликлиники. Глянул на соседнее здание. Вздохнул. Задрал рубашку, посмотрел на рану. Ему показалось, что кожа немного выпирает, затем становится на место. Наружу, внутрь. Он видел подобное у беременных, ребенок которых стукает ножкой. Странное сравнение, но Женя ощутил спокойствие. Он словно понял, что ничего плохого не случится.

Наружу, внутрь. Ребенок шевелиться, о чудо!

Ничего не произойдет. То, что внутри, не желает зла. Женя улыбнулся. Он пошел домой, мысленно вспомнив силуэт, который видел во сне. Силуэт, прятавшийся за занавеской.

Наружу, внутрь. Наружу, внутрь.

За занавеской кто-то стоял. Кто-то, желающий зла.

Женя трогал живот, пальцами ощущая колебания.

Наружу внутрь. Наружу, внутрь.

Странная мысль посетила его, и он улыбнулся, думая, что она бредовая:

Оно дышит! Оно дышит во мне!

Он шел домой, согреваемый солнцем, а пальцы ощущали колебания.

20 мая 2016 года

Денис Самойлов сидел в кресле. Он, засыпая, смотрел новости. Полный мужчина, живущий в счастливом браке десять лет, имеющий красавицу жену и двух замечательных дочек, он был доволен. Доволен в моменты, когда можно спокойно посидеть, чтоб его не трогали, в руке будет прохладное пиво, и дочки не будут тянуть его в стороны, заставляя играть, когда он устал. Он любит дочерей, но иногда нужен отдых. Отдых от внешних раздражителей. Тело хотело умиротворения и покоя.

Он не проявил эмоций касательно новостей о загадочном свидетеле, однако внутренне сотрясался, представляя на месте жертв семью или себя.

Первыми жертвами стали Юрий Творогов и Александр Циммерман. Они были убиты на пляже, теплым утром, и не было ни одного свидетеля. Эту информацию повторяли ежедневно, упоминая родственников убитых, крупным планом показывая мать, прячущую влажное, покрасневшее лицо от камер, и могилы на кладбище. После новостей были предупреждения соблюдать осторожность. Полковник МЧС в окружении свиты долго говорил речь о мерах безопасности, способных сохранить жизнь. Он стоял на фоне сосен, на Куликовом поле, и напоминал о предосторожности. На вопросы отвечал туманно. Мол, мы принимаем меры, брошены все силы, делаем все, что можем, преступник будет найден. Толпа, стоящая вокруг сцены, озабоченно махала руками и обвиняла его в бездействии, на что он отвечал новой, отточенной репликой, склоняющей все в сторону чрезвычайных событий, не поддающихся контролю.

– Все слишком неожиданно, подобных убийств мы не встречали, – говорил полковник. Он покинул сцену под вой протестов и негодования.

На экране появилась ведущая. С озадаченным лицом она заговорила.

– Свежая информация. Буквально несколько часов назад произошло очередное убийство. В этот раз нашли очевидца, – говорила Татьяна Анютина. Камера крупным планом показала мужчину. Его голова была опущена, лица не видно. Его вели под руки в комнату для допроса, и репортаж на этом прекратился, так как журналистов не пустили внутрь.

– Должно это когда-то сдвинуться с мертвой точки, – сказал шепотом Денис, представляя изувеченные тела людей, найденных в домах и на улицах. Он не мог понять, как можно убивать, оставаясь незамеченным. Он не знал, что происходит. Он отпил пива.

– О чем беседовали с ним органы власти, – говорила Татьяна, – остается неизвестным. Возможно, именно он даст ответ на вопрос, волнующий всех уже две недели: кто же он, этот неизвестный серийный маньяк? Для чего он это делает? Имя свидетеля, как было установлено, Дмитрий Воронов. Погиб юрист, Михаил Коробов. Пока что это вся информация.

Камера перешла на здание полиции, окруженное толпой журналистов. Повсюду шум и приглушенные крики. Полицейские пытались отгородить выход, толкая всех дубинками. Похоже было, словно собираются выводить приговоренного, которого защищали от самосуда.

Денис глянул на время. Девять двадцать, скоро спать. Он зевнул, потянулся.

Стоит ли пить еще одну бутылку, или оставить на завтра?

После недолгого обдумывания он направился к холодильнику.

Денис еще не догадывался, что будет принимать непосредственное участие в событиях, происходящих в городе.

В комнате для допросов десять человек наблюдали за Дмитрием Вороновым, сидящим за столом. Он был в наручниках. Он дрожал и оглядывался, ожидая, что его ударят. В кабинете было накурено и мрачно. За спиной Дмитрия стоял мужчина в форме и держал его за плечи. Голову Дмитрия он поворачивал прямо.

– Сиди смирно, – говорил мужчина в форме. Ему было приятно держать Дмитрия и иногда сжимать плечи сильней, чем следует.

– Я никого не убивал! Это не я! Отпустите меня.

– Ваше имя, пожалуйста, – говорил следователь.

– Дмитрий Воронов.

– Расскажите, что произошло, – спокойно сказал следователь, – вам ничто не угрожает. Вы сказали, что видели Невидимку. Опишите его.

Дмитрий боялся. Он старался скрыть страх, но безуспешно.

– Это был не человек, – тихо начал он, – это было высокое существо, с длинными руками, и огромной пастью вместо головы. Глаз, носа и ушей не было. Только пасть с двумя рядами зубов, как у акулы. А когти длинные, словно указка учительницы. Еще у него был панцирь, как у черепахи, но более гибкий.

– Где вы видели существо?

– Я был у юриста. Консультировался. Мы беседовали по поводу страховки на машину. Моя фирма слишком долго затягивает выплату, и я обратился за помощью. Мы разговаривали, и тут я увидел, как из соседней двери, которая вела в подсобку, вышло это существо.

Он замолчал, покрасневшие глаза виновато глядели на следователя. Во взгляде была просьба и страх.

– Вы что-то хотите уточнить? Мы слушаем. Не стесняйтесь, говорите все как было, до мельчайших подробностей.

– Да. Дело в том, что оно не вышло из двери. Лучше сказать, оно появилось возле двери. Материализовалось из воздуха, но я плохо разглядел его. У Миши, моего друга юриста, горела лампа, я поймал «зайчика», именно поэтому вначале не понял, что увидел. Я что-то говорил, замолчал на полуслове и наблюдал. Я ничего не мог сделать, даже вскрикнуть, словно примерз к стулу. Я замер, сидя с открытым ртом, и увидел, как оно приближается. Миша, видя мое лицо, оглянулся. В шоковом состоянии я заметил, как существо протянуло к нему руки. Он вскрикнул, хотел вскочить, но существо набросилось на него, а я убежал. Я выбежал с криками и бежал, не разбирая дороги, пока меня не остановил охранник.

– Секретарша вошла после того, как вы выбежали, – перебил следователь, – и нашла тело Михаила, ободранное и разорванное. Никакого существа не было ни в кладовке, ни в кабинете, ни в здании. В кабинет входили люди поглазеть. Ни один не увидел того, что вы нам описали. Что вы на это скажете?

Дмитрий занервничал, опустил взгляд. Он понял, что ему не верят. Понял слишком отчетливо, но не знал, что делать.

– Думаете, я лгу?

Ему не ответили. Следователь сделал жест, чтобы мужчину вывели и поместили в камеру. Его подозревали в убийстве.

Репортеры, пронюхав о случившемся, толпились под зданием, пытаясь протиснуться. Истории Дмитрия Воронова не поверили, и он больше был причастен к убийству по причине нелепости рассказа, чем по прямому подозрению. Дмитрий Воронов все отрицал, поставив следователей в еще больший тупик, чем до показаний. По городу поплыли слухи о таинственном существе, убивающем людей и не знающем пощады. Существе, которое не скрывается в переулках по ночам, а убивает днем в людных местах, разрывая жертвы. Часто звучала фраза: «два ряда зубов, как у акулы».

Денис Самойлов устало глядел в телевизор. Крупным планом показывали здание, где проходил допрос. Репортеры пытались добиться показаний, но все что удалось узнать, это описание существа, которое Дмитрий Воронов беспрерывно повторял.

Денис пропускал мимо ушей речи репортеров, после того, как услышал описание убийцы. Существо, у которого панцирь, длинные когти, и пасть с рядами острых зубов вместо головы. Денис усмехнулся, выключил телевизор. Он печально посмотрел на тусклый свет, идущий через окно, и задумался об убитых. Как часто человек не подозревает о том, что смерть стоит рядом и держит занавеску, пропуская свет, а человек, как мотылек, летит ей в лапы, сделав глупое лицо, не подозревая об опасности?

Да уж, действительно невезение.

Денис глупо глядел в стену, на оторванные обои, и решал, какой предмет мебели поставить, чтоб скрыть прореху. Он допил пиво, отложил бутылку. На журнальном столике стояли капли для глаз. Покраснения и жжение иногда мешали спать. Диагноз врача – «конъюнктивит». Денис томно вздохнул, поднялся, и направился в спальню.

21 мая 2016 года

 – Что у нас по Воронову? – спросил Руслан Осадчев, старший следователь.

– Ничего, – ответил Максим, его помощник, – не судим. Не конфликтный. На работе хорошие отзывы. Буйностью не отличался. Жена подтвердила, что юрист был его приятель, и он приходил решать вопрос со страховкой.

– Оружие убийства нашли?

– В кабинете ничего нет, даже острого карандаша. При Дмитрии с собой были только: кошелек, в котором кредитки, деньги на сумму четыреста восемьдесят гривен, и двадцать долларов. Мобильный телефон. Талон на бензин. Ключи от машины, капли для глаз «Спазмоцин», платок, мелочь на сумму тридцать копеек. Блокнот, исписанный наполовину. На руке часы Зенит. Это все. Он мог выкинуть оружие, но не забывайте, что следов крови на его одежде не было, а судя по тому, насколько было изувечено тело Михаила…

Максим неуверенно пожал плечами. Он не договорил, но все и так было ясно.

– Я понял, – сказал Руслан, прикусив губу, – к тому же слишком мало времени для подобного расчленения. Связь с остальными жертвами есть?

– Возможно, но я не уверен, – сказал Максим Гордиев. – Я заметил некоторые совпадения, объединяющие жертв. Трое из пяти имели при себе капли для глаз, Спазмоцин. Они болели конъюнктивитом. Юрий Творогов, один из убитых на пляже, мужчина в ресторане «Марио» и женщина в музее.

– Неужели? – удивленно спросил Руслан Осачев. Тридцати девяти лет он, был в неплохой форме, острота его ума иногда поражала. – Капли для глаз у троих из пяти, к тому же одной фирмы, неплохо. Что это нам дает?

– Пока не знаю, – смущенно ответил Максим. Он не знал, иронизирует следователь, или говорит серьезно. Руслан не любил шутить, а о его грубости и взрывном характере знал весь отдел.

– Этот Дмитрий, задержанный, у него были капли?

– Да. Но он не жертва.

– Он был возле жертвы, Максим. Это нужно учитывать.

Руслан замолчал. Подумал.

– Проверь, вдруг что-то их объединяет.

– Хорошо.

– Это все?

Руслан вопросительно глянул на парня.

– Пока да.

Руслан отвернулся и задумался. Руки сложил в замок, локти на стол, подбородок на кисти рук.

– Дело принимает новый оборот. Если ты прав, тут видна закономерность. Подумай, почему капли были не у всех. Если из пяти смертей был лишь один очевидец, который объяснил, что видел, я готов хвататься за любые варианты.

– Понял, – ответил Максим. Он постоял у двери, затем вышел.

22 мая 2016 года

 Денис Самойлов спал плохо. Проснулся с головной болью. Ему привиделся образ существа, чье описание он воспринял из новостей. Он посмотрел на жену. Она храпела. Денис потрогал ее выпирающие из–под ночной рубашки груди, недовольно поднялся. Сон не хотел покидать его, но нужно собираться на работу. Денис позавтракал, оделся и ушел до того, как жена разбудила дочек, чтоб отвести в садик.

На работе Дениса часто тревожили. Он был менеджером по продажам кондиционеров. Фирма продавала разную технику, но кондиционеры к лету становились более актуальны. В этом не было проблем, однако поиск клиентов, письма с отказами, чтение и общение, уговоры, замаскированные под обычную беседу, все это напрягало. Денис сидел в офисе и ощущал, что должен. Он должен сделать это и это, а потом еще вот это. И начальник ходит, поглядывая на его полное тело, похожее на мешок, набитый мусором, на который надели коричневый костюм и галстук. Денис думал, что всех начальник видит именно так.

За годы в офисе Денис выработал методику, позволявшую не ощущать обыденности. Эта методика приносила радость. Он умел найти общий язык с любым человеком, основываясь на правиле что клиент всегда прав. Он не пытался всунуть кому-то кондиционеры, наоборот – он старался отговорить от этого на некоторое время. Чтоб клиент подумал, сравнил цены и решил, что же все-таки ему нужно. Тактика, возможно не слишком стойкая, но клиент покупал товар. Бывало, что покупал через месяц после звонка, а потом советовал знакомым. Главное – найти правильный подход к людям. Единственное, что терзало Дениса, это начальник. Он недоверчиво относился ко всем, в том числе и к Денису. Все старания забывались, если в течении месяца не было должного результата.

– Хватит сидеть без дела! – кричал начальник на собрании. Он обводил глазами присутствующих и колол их гневом. – Вам платят деньги, так отрабатывайте их. Я понимаю, запросы упали, денег у людей нет. Но ваша задача найти того, у кого они есть, неужели это сложно понять?

Денис молчал на подобных семинарах. Он делал работу, и она приносила прибыль. Обиды и гнев шефа, льющиеся ежедневно на голову, он терпел. Терпел, и знал, что свою работу выполняет, а гнев остынет.

На столе, возле Дениса, зазвонил телефон.

– Алло.

– Добрый день, фирма Арт–Соулт?

– Да. Фирма Арт-Соулт, меня зовут Денис Самойлов, чем могу помочь?

– Я хотела узнать о ценах на кондиционеры.

– Рад помочь вам. Скажите, что вас интересует, какой этаж, район, объем помещения, и я порекомендую модель, подходящую вам по деньгам, а также магазин, где вы сможете проконсультироваться по поводу данной модели. Вы собираетесь его покупать или только присматриваетесь?

– Нуу…

Колебание в трубке.

– Не нужно отвечать, – быстро сказал Денис, – сперва выслушайте. Я вам объясню примерные стандарты цен по отношению к объему помещения, а вы просто расслабьтесь и помолчите несколько минут. Понаблюдайте за летающими в комнате мухами и попрощайтесь с ними. С нашими кондиционерами они вас больше не потревожат. Итак, площадь…

Денис рассказал о нескольких моделях, указал, что существует скидка. Все варианты можно просмотреть в интернете. Если девушку что-то заинтересует, она может позвонить в любое время. В конце поблагодарил ее за обращение в фирму.

Когда Денис положил трубку, его окутывала радость. Мысль о том, что делаешь приятное человеку, даже незнакомому, греет душу. Он сидел в кресле и наблюдал за Жанной, сидящей через две кабинки. Девушка весело болтала по телефону, рисуя что-то на бумаге. Светлые волосы лезли в глаза, и она их периодически откидывала рукой. Круглое, юношеское лицо навевало желание общения. Жанна заметила взгляд Дениса. Он улыбнулся ей, она ответила ему улыбкой и отвернулась, продолжая водить ручкой по бумаге.

Тварь! Недотрога!

Денис расстроился и чувствовал себя изгоем, от которого отвернулся мир. Он смотрел на Жанну, ожидая, когда она повернется, чтобы подмигнуть ей. Намекнуть, что он рад ее обществу и ему приятно ее видеть. Просто видеть и все. Просто улыбка красивой девушки, и рабочий день станет короче, а настроение поднимется. Но Жанна не поворачивалась.

Денис смотрел, обиженно представляя Жанну своей. Он достал капли, открыл, закапал глаза. Жанна смотрела в стену, лишь ее волосы теребились, когда она кивала, или что-то говорила. Денис поднял взгляд, глядел в потолок, закинув руки за голову. Продольная лампа на потолке ярко светила. Денис прищурился. Он сел ровно, посмотрел на Жанну. Никакой реакции.

Вдоль помещения были ряды кабинок, отдельная для каждого. Одна из стен кабинки была прозрачной, и можно было глядеть друг на друга. Справа от стола, у последней кабинки, Денис заметил что-то темное. Он решил, что начальник наблюдает за ними, и запоминает, кто чем занимается. Но он ошибся. Раздался крик. Денис оглянулся, заметив, как крупный силуэт человека, тащит немолодую женщину, сидевшую в кабинке, за пределы офиса. Денис рассмотрел силуэт. Это было темное существо, напоминающее человека, с длинными руками, когтями, и крупной головой. Ему показалось, что вместо головы были сплошные зубы.

Женщина отчаянно кричала.

222

– Это Невидимка! – крикнул парень, сидящий недалеко от Дениса.

– Он утащил Тамару. Нужно его поймать! – крикнул мужчина старше, и спешно встал из–за стола, уронив бумаги и ручку. Стул перевернулся. Мужчина взял чертежный циркуль и, держа перед собой, направился за пределы кабинок.

Крики перешли на хрипы. Звуки рвущейся одежды и ткани заполнили офис, заставив сотрудников вскакивать. Послышался неприятный звук чваканья, словно давили ногами виноград. От кабинки Тамары протянулась кровавая полоса к углу помещения.

– Пошли, скорей! – кричал, оглядываясь, решительный мужчина с тридцатисантиметровым циркулем. Он был у выхода, заглядывал за угол, держа перед собой оружие.

Денис вскочил, но стоял в нерешительности. Жанна прекратила разговор. Она оглядывалась в поисках знакомого. Ею управлял страх. В этот момент Денис желал, чтоб Жанна подбежала и спряталась за его спину, трогая большие плечи маленькими ладошками. Как бы он хотел успокоить ее, подмигнуть и сказать:

– Жди тут, я посмотрю, что произошло.

Но Жанна побежала в сторону выхода. Глухие крики Тамары давно прекратились, она замолчала. Весь коллектив столпился у дверей, ожидая беззвучной команды, чтоб поддавшись панике, вопя и шумя убегать, не разбирая дороги. Несколько человек подошли к углу, за которым скрылся Невидимка. Мужчина с циркулем держал оружие на вытянутой руке, медленно шагая. Денис шел следом. В воздухе появился кисловатый запах, смешанной с ароматом дорогих духов.

Они зашли за угол. Там лежало тело. Внутренности вывалены как детские игрушки вокруг коробки. Стены и пол в крови. Левая нога сломана, кость торчала, руки разбросаны в стороны. Выглаженные брюки потемнели, сломанная заколка, крепящая волосы, лежала в углу помещения. Живот и грудь превратились в подобие овощного рагу, которое забыли накрыть, и положили слишком много моркови и кетчупа. Оторванная кисть, сжатая в кулак, лежала у окна.

– Господи! – сказал парень, шедший за Денисом. Он отвернулся и отбежал подальше от тела. Мужчина с циркулем оглядел угол, где лежала женщина, затем, продолжая держать циркуль, повернулся.

– Куда он делся? – спросил мужчина. Денис не ответил. Он глядел, как пропитывается кровью ковер и синеватые женские брюки. Он отошел к ближайшему столу, где работала Тамара, чье тело было теперь неузнаваемо. Поставил руки на стол, опустил голову. Денис чувствовал слабость. Дрожь гоняла по телу тошноту. Несколько глубоких вдохов и он поднял голову. На столе стояла бутылка покрытая инеем, внутри был лед.

В полупрозрачных кабинках раздавались звонки. Телефоны гремели, как оркестр. Денис почесал голову дрожащей рукой и, не понимая, что происходит с его телом, побежал в туалет. Он едва успел закрыть дверь, и поднять стульчак, как из него вышло в полупереваренном виде все, чем он обедал.

Весь коллектив подвергся допросу. Следствие записывало показания. Никто больше не считал бредом описание подозреваемого, как высокого, с панцирем вместо кожи, длинными когтями и двумя рядами зубов.

Денис отвечал на вопросы следователя о внешности подозреваемого. Он не добавил ничего нового, но в конце его ждал сюрприз.

– Вы пользуетесь глазными каплями? – спросил следователь. Денис удивился.

– Не понял, – неуверенно сказал он.

– Проблемы с глазами есть? Вы лечите глаза?

– Да. У меня конъюнктивит. И есть глазные капли.

– Как они называются?

– Спазмоцин.

Следователь отклонился к парню, очевидно помощнику, и что-то шепнул на ухо. Денису показалось, следователь сказал:

– Те же самые капли.

– А в чем дело, могу я узнать? – встревожился Денис.

– Я просто хочу подробнее узнать о ваших проблемах с глазами. Сейчас я запишу ваш адрес, фамилию глазного врача, у которого вы были в последний раз. Ваши жалобы и причины посещения…

– Подождите, – перебил Денис. Следователь Руслан Осадчев поднял голову, уставившись на него, – вы не сказали причины, по которой все это расспрашиваете.

– Я расследую убийство.

– Какое отношение имеет убийство к глазам?

Руслан удивленно глядел на Дениса. Цвет лица изменился, выражение бунтовало.

– Давайте я буду задавать вопросы! Не нужно мешать следствию. Ваше дело говорить то, что я хочу услышать. Ясно?

Теперь молчал Денис. Он молчал недолго, но достаточно, чтобы задуматься над сказанными словами.

– Хорошо. Я все опишу. Но не сейчас. Мне нужно взять карточку, затем вы узнаете все подробности моего лечения.

– Все капали в глаза, – говорил Максим Гордиев. Они с Русланом обсуждали показания Дениса.

– У всех были капли «спазмоцин», – продолжил Максим, – Денис Самойлов попадает в список. Шестая жертва у него в офисе.

– Но выходит, – вдумчиво говорил Руслан, – что не жертва пользовалась каплями, а другой человек, который был рядом.

– Или сам становился жертвой, – добавил Максим.

Оба помолчали.

– Я не понимаю, как убийца покинул помещение, – сказал Максим, – тело он оттащил в угол. Оттуда мог выбраться только через окно, но оно было закрыто. Куда он делся?

Руслан кивнул, подтверждая важность вопроса. Всем отделением они придумывали версии, самые нелепые и фантастичные, но ничего не годилось.

– Он исчезал во всех пяти случаях, – огорченно сказал Руслан.

– Еще важней, – сказал Максим, – как он вошел. Верно?

– Дав ответ на один вопрос, ты ответишь на второй.

Оба помолчали.

– Думаю, все дело в каплях, – продолжил Руслан, – нужно подробно допросить свидетелей и узнать все, что они делали. Каждое действие. Все, что может помочь нам. Нужно восстановить события и понять, где связь. Проверь остальные случаи. Возможно, каждый раз присутствовали капли, но не обязательно у жертвы. Должна быть связь.

– Хорошо.

– Дмитрия Воронова отпустили, сняв обвинения. Он отказался давать комментарии, но теперь можно утверждать, что убийства дело рук не человека. Совершивший их умеет исчезать и не боится огласки. Как утверждает психиатр, убийства помогают Невидимке скрепить уверенность в неуловимости. Это может подбросить работы следователям. Все чаще люди говорят о Невидимке, боятся выходить в общественные места. Существо с двумя рядами зубов. Его еще называют Зубастым. Существо с острыми когтями. На его счету шесть жертв. Некоторые приезжие в страхе покидают город. Пустеют сдаваемые квартиры и гостиничные номера. Эта проблема возрастет в связи с тем, что близится курортный период, но пока еще отдых на природе – безопасное времяпровождение. С вами была Татьяна Анютина, следите за новостями.

24 мая 2016 года

– Может, хватит пить? – спросила Таня, стоя в дверях. Денис Самойлов, сидя в халате, смотрел телевизор. В руках бутылка пива. Ноги на пуфике. Ничего не говоря, он отпил из горла и непонимающе глянул на жену.

– Тебе кажется это нормой? Превращаешься в алкоголика и плевать на все?

– На моих глазах убили женщину. Думаешь приятно это вспоминать?

– При чем тут женщина? Ты пьешь почти каждый день, вот уже год. Не замечаешь? Я оставлю бутылки за неделю возле телевизора, тогда поймешь, о чем я.

Денис не ответил, выпив немного. Ему было стыдно смотреть в глаза, и он смотрел в телевизор. Он понимал, выпивка не решает вопросов. Он пил не для того, чтобы напиться, или забыть проблемы, просто привык пить пиво, и ему это нравилось. Ему нравился вкус, и Денис не собирался лишать себя удовольствия.

Таня вышла в коридор. Звук удаляющихся шагов успокоил. Денис расслабился. Он задумался над беспокоящим вопросом.

Почему расспрашивали о глазах? Где связь?

Он откинулся в кресло, начал размышлять.

Глаза. Почему глаза? Что с ними? Почему он упомянул капли?

…те же самые капли…

Денис смотрел новости. Он знал, что следствие ищет связь между Зубастым Невидимкой и болезнями глаз. Знали ли об этом репортеры? Трудно сказать. Если репортер не уверен, он молчит, а если просочится хоть капля, он бежит с этой сплетней в ладонях к ближайшей видеокамере и на ходу кричит о сенсации. А на следующий день вся страна знает, о чем шептались в тишине.

Все жертвы были связанны с каплями. Если так, то Денис стал фактором, вызывающим новое убийство. Он стал связующим звеном.

Денис отпил пива, посмотрел в потолок. Он смотрел долго, пока не начал кружиться белый прямоугольный лист, и не превратился в круги, сворачивающиеся в петлю.

Капли для глаз. Что же происходит? При чем тут капли для глаз?

Денис зарыл глаза, чтоб они отдохнули, отпил пива, поставил бутылку на пол. Он мечтательно улыбался, перед глазами стояла Жанна. Он задремал.

26 мая 2016 года

Женя заметил полоску на теле. Раньше ее не было, всего лишь ранка, немного вздутая и затвердевшая. Теперь там полоса в несколько сантиметров. Женя сел. Рана словно пускала трещину вдоль живота, как стена старого дома. Опухоль прошла, но дискомфорт остался, и не собирался уходить. Было ощущение онемения, как в тот день, у моря. Женя прикоснулся к полоске. Неожиданно рана раскрылась, как пасть голодной рыбы. Парень вскочил, испуганно глядел на отверстие, чуть ниже правого нижнего ребра. Кровь не шла. В отверстие можно просунуть палец. Женя глядел на дыру, пытаясь представить, что с ним. Вдруг оттуда что-то вылезет? Что-то ужасное, и вся боль, что пряталась раньше, проявится в полной мере. Но боли он не боялся, он испугался того, что мог увидеть. Увидеть, как из его тела вылезет что-то. Женя не увидел ничего и не ощутил боли, вместо этого он услышал писк. Тонкий звук, словно наступили на хвост мышонку. Женя прислушался.

Невозможно! Не может быть!

Он не мог определить источник, но взглянув на живот, был практически уверен, что звук шел оттуда.

Пиииишшш.

Женя глядел на рану. Голова гудела, уши улавливали писк и, казалось, пропустили бы мимо даже взрыв под окнами дома. Женя нервничал. Руки дрожали, ноги стали мягкими как у плюшевого медведя.

Боже мой! Оно там! Оно во мне!

Женя хотел всунуть в рану палец, но кожа сошлась, писк прекратился. Подобная реакция показала, что существо внутри живота разумное. Оно выбирает моменты, когда и что следует делать. Когда следует сообщить что-то, скрыть рану, заставив края кожи сойтись, или же… вовремя увести парня от УЗИ.

Женя вспомнил сны.

Маленькое существо. Оно посылает мне сигналы через сны!

Немного подумав, Женя решил, что нужен ему живым, иначе оно могло давно его убить. Но он мог ошибаться. Подобная мысль заставляла сердце биться быстрее. Вся комната плыла перед глазами, его трясло как в мороз, пальцы дрожали. Сейчас он даже не смог бы позвонить в скорую. Пятна пота проступили на одежде.

Боже мой! Что происходит? Господи помоги мне!

Час спустя Женя успокоился. Мысли были направлены в другую сторону, он расслабился, перестал ощущать опасность, будто разум затуманили. Он не чувствовал зуда или боли. Легкий дискомфорт, словно на животе был омертвевший кусок кожи. Захотелось есть. Голод стал главной проблемой. Забыв обо всем, Женя направился к холодильнику.

Диана вошла, хлопнув дверью.

– Женя, я дома!

– Слышу, – ворчливо сказал парень. Диана прошла в комнату, наклонилась над Женей. Теплый поцелуй разбавил настроение. Диана вышла. Послышался звук открываемого холодильника.

– Я оставил немного картошки, – сказал Женя. Он жевал хлеб, глядя телевизор, иногда почесывал больную сторону живота. Диана переоделась, пришла к парню, обвив его голову руками. Ладонями закрыла глаза. Легко, но немножко грубо.

– Отгадай, кто, иначе рискуешь остаться без десерта.

– Неужели эта обладательница нежных рук и милого голоса пришла посмеяться надо мной?

– Вполне возможно. Это твоя девушка, Диана.

Она убрала руки, нагнулась, глядя в глаза, выискивая удивление. Женя улыбнулся, и продолжил глядеть в телевизор. Показывали футбол.

– Что ты делаешь?

– Что? – спросил Женя. Он посмотрел на девушку.

– Что ты делаешь с хлебом?

Женя посмотрел на руку, где лежал кусочек хлеба, словно он собирался кормить голубей. Он удивился, так как не помнил, чтоб собирался есть этот кусочек. Он повернулся к Диане.

– Что тебя удивило?

– Ты засовывал хлеб под рубашку, – сказала девушка. Пот пробил лицо Жени, он глянул на правую сторону живота. Рубашка немного подергивалась, будто мышцы свело судорогой. Женя поднял подол рубашки, и увидел, как под кожей что-то дергается. Частые вибрации выпирающих мышц до привычности похожи на то, что он видел каждый день.

Что это?

Несколько секунд, затем до него дошло. Движения напоминали жевание. Полоска кожи разошлась, открылось отверстие. Женя понял, что он подкармливал хлебом существо, живущее в животе. Он не замечал этого. Существо открыло «рот», ждало хлеба. Послышался тонкий звук:

Пиииишшш.

Женя вскочил, отошел к стене, запаниковал. Голова дергалась, ноги тряслись. Он не знал, что делать. Рубашку опустил, так как не мог смотреть на то, что было под ней, что звало его, просило корма.

– Женя! Женя, что случилось?

– Оно хочет есть! – сказал парень, и начал сползать по стене. Он глупо смотрел на девушку, продолжая сидеть с приоткрытым ртом.

Пиииишшш.

Диана подошла и обняла его.

– Женя, сходи к врачу. Пусть они посмотрят, что там. Пусть вырежут его, пусть помогут. Прошу тебя!

Диана отодвинулась, чтоб взглянуть в глаза.

– Поехали сейчас, – сказала она. Ее страх по силе не уступал ужасу, блуждающему по телу парня.

– Нет.

Женя опустил глаза. Он задрал подол рубашки, оттуда раздался писк. Рана была открыта. Существо ждало хлеба.

– Дай мне хлеба, Диана.

– Что?

– Дай мне чертов кусок хлеба!

Девушка глядела, не понимая. Затем встала, взяла отрезанный кусок и протянула парню. Женя отломал кусочек, осторожно протолкнул в отверстие с правой стороны живота. Оно закрылось, кожа начала волнообразно ходить. Существо жевало.

– Господи, Женя! Оно поедает тебя!

– Нет. Оно ест хлеб. Я чувствую его! Оно ощущает мои мысли. Мне кажется, оно не причинит вреда. Мое тело нужно для чего-то другого, но не чтобы убить меня. Я для него как такси, биокапсула, с помощью которой он живет.

– Что ты говоришь?

– Я знаю, что говорю!

Он гневно глянул на девушку.

– Я видел сны. В них был Невидимка. Существо, живущее во мне, должно убить Невидимку. Оно может убить его. Оно помогает нам, пойми.

Диана не ответила. Она села на диван и заплакала. Она не желала знать о снах и о Невидимке. Ей только хотелось, чтобы Женя был в порядке. Как иногда просты желания девушки, и как порой тяжело их исполнить!

6 июня 2016 года

День был солнечный. Руслан Осадчев и Максим Гордиев, сидя в кабинете, разглядывали списки очевидцев.

Произошло убийство. На Куликовом поле убили девушку. Очевидцы сбежались через минуту. Одними из первых прибыли дежурившие полицейские. Свидетелей практически не было. Кто-то видел мелькнувшую тень, длинные когти и острые зубы. Кто-то видел, как девушку затащили в кусты, и разрывали, но кроме силуэта ничего нельзя было разглядеть.

– Ты допросил всех, кто был рядом? – спросил Руслан, перелистывая бумаги.

– Да. Никто не пользовался каплями. Я попросил полицейских помочь. Мы допросили очевидцев, но никто… в общем, я не понимаю.

– Может быть, Зубастый появляется вне зависимости от капель? Может, есть что-то еще?

– Я могу перепроверить фамилии…

– Скажи мне, что ты думаешь? – спросил Руслан, не поворачиваясь. Максим умолк, со страхом глядя на следователя. Он боялся сказать что-то не то, что-то, что Руслан не хотел слышать.

– Думаю, мы что-то упустили. Не все свидетели остались, некоторые проходили мимо. Кто-то из них мог пользоваться каплями.

Руслан повернулся к парню, уставился на него.

– Скажи, ты веришь, что капли влияют на события?

– Думаю, да.

Руслан медленно кивнул. Отвел взгляд.

– Нужно проверить их на себе. Дай флакончик.

Максим порылся в коробке, набитой найденными на месте преступления предметами, в том числе и вещами погибших. Он извлек белый флакончик с надписью «Спазмоцин», протянул Руслану. Руслан открутил колпачок, положил на стол оружие. Глядел на пистолет.

– Я готов пойти на все, чтоб поймать его, – сказал Руслан и сжал кулак с такой силой, что ногти оставили красные полумесяцы на ладони, – и я клянусь, что остановлю его! Ты поможешь мне?

– Да, – сказал Максим.

Руслан запрокинул голову, закапал глаза, поставил флакончик на стол, взял оружие. Максим сосредоточился, оглядывал углы комнаты. Наступила тишина и спокойствие. Максим слышал собственный пульс.

– Руслан Васильевич.

– Тихо!

Они глядели в пустоту, ожидая чуда, что явится Невидимка. Руслан приготовился, сжимая кулак свободной руки.

– Думаю, никто не появится, – сказал Максим.

Руслан положил оружие на стол, почесал левый глаз, глянул на парня.

– Возможно, ты прав, – сказал он и усмехнулся, – я повел себя как идиот. Поверил в силу капель. Представь, как с меня будут смеяться, если об этом узнают.

Подобный намек был скорее угрозой, чем простым упоминанием глупости. Максим все понял и больше не говорил об этом.

– Пойти вновь допросить свидетелей? – спросил он.

Руслан кивнул. Максим вышел.

Жене снился сон. Он плывет, подхваченный течением. Вокруг темно, лишь слабые лучи проступают сверху. Женя под водой, но не нуждается в воздухе. Пока не нуждается. Он всплывает. Плыть легко, вода выталкивает, он выныривает. Море. Нет края синеватым водам. Нет конца волнам. Женя замечает над головой странные полосы. Они похожи на облака, но слишком густые и сплошные. Он видит в пятидесяти метрах над собой море! Словно, над его головой было зеркало, копирующее все мелочи, все волны, брызги и пятна плывущих водорослей. «Верхняя» вода простиралась до бесконечности, образовав слой воздуха между двумя поверхностями моря, как гамбургер. Женя испугался. Создалось впечатление, что его сейчас раздавит «верхним» слоем, обрушившимся на голову, но ничего не происходило. Впереди он видел прыгающую рыбу. Рыба набирала скорость и выныривала на поверхность с огромной силой, преодолев половину расстояния, она летела вверх, подхваченная гравитацией «верхней» воды. Женя решил, что две планеты находились слишком близко друг к другу, и водные обитатели могли перемещаться с одного моря в другое. Некоторые существа напоминали маленькие шарики с шипами. Подобные маневры были вдоль всего горизонта, и Женя решил, что природа научилась выживать в этих слитых мирах. Два мира были родным домом «малыша», живущего у Жени в животе. «Малыш» хотел познакомить его с домом. Женя был удивлен и испуган, проведя тут всего несколько минут.

Он проснулся, вскочил. Поняв, что это был сон, он расслабился и плюхнулся на подушку, ощущая влагу собственного пота.

12 июня 2016 года

В кабинете стоматолога был спертый воздух. Руслан Осадчев стоял у входа. Мебель перевернута. Два кресла для пациентов посреди помещения забрызганы кровью. Тело женщины–стоматолога в накинутом голубом халате лежало в луже крови. Ноги раздвинуты, кисть левой руки отсутствовала. Затылок упирался в угол. Лицо изрезано, тело и одежда разорваны. Один глаз вытек на блузку, и напоминал скомканный хлеб, лежащий в грязной воде. Внутренние органы, вытекшие из разрезов, лежали у ног.

– Есть свидетель, – говорил Максим Гордиев, стоящий с блокнотом, – женщина, лечившая зубы. Олеся Мнигова. Она видела Зубастого.

– Где она?

– В соседнем кабинете.

Руслан огляделся. Инструменты стоматолога на месте, окна закрыты, следов ног нет. Все произошло мгновенно. Радио продолжало работать, играла музыка. Руслан кивнул, вышел, направился к свидетельнице. Он вошел в соседний кабинет, где в кресле сидела женщина с платком в руках. Руслан присел рядом. В ее покрасневших глазах он видел испуг и панику.

– Что вы видели? Только сосредоточьтесь. Подумайте хорошенько и припомните подробности.

Руслан говорил быстро, стараясь выловить еще теплый образ из памяти женщины среднего возраста. Она сидела с платком и испуганно оглядывалась. Было видно, что страх сидит в ней и дергает за нервные проводки. Красные глаза, круглое лицо с зачатками морщин, красиво уложенные светлые волосы, деловой костюм. Все это отошло на задний фон. Руслан смотрел в глаза.

– Я не заметила, как оно вошло, – начала женщина, – я сидела в кресле, глядела в потолок. Думала о том, что делать с садиком. Мы упустили очередь, и внучка не попадает в этом году, а мы так рассчитывали! Дочь хотела пойти работать, в общем…

– Ближе к делу, – перебил Руслан, – когда появилось существо?

– Марина сверлила зуб, затем сказала сплюнуть. После этого хотела вновь сверлить, и тут… тут, я услышала крик.

– Она закричала?

– Да. Она кричала. Я повернулась и увидела, как ее голову схватило существо. Оно было около двух метров, длинные руки, панцирь вместо кожи, и одна сплошная пасть, во всю голову, как у пак–мена. Я не видела глаз или носа.

Марина отбивалась, а существо разрывало ее быстрыми движениями. Когти были длинными, как ножи. Эта сцена на несколько секунд загипнотизировала меня, затем я вскочила с кресла и бросилась к двери. Перед дверью оглянулась, существо «глядело» на меня. Не знаю, как оно может видеть, но оскал зубов был повернут ко мне. Пасть не закрывалась. Просто ужас! Я выбежала из кабинета и бежала, пока не упала возле проходной. Кто-то помог подняться, столпились люди. Мне помогли пройти к креслу, и все. Я до сих пор слышу крики, и звуки рвущегося тела. О Боже!

Олеся прикрыла лицо, платок болтался из–под ладони.

– Когда врач из соседнего кабинета услышал крик, – говорил Максим, – он вышел. Он видел, как вы выбегали, прошел в кабинет, и обнаружил тело коллеги. Он подумал, что это сделали вы.

– Я? Нет! – Олеся качала головой, – нет! Нет! Это не я. Это оно! Это существо!

– Мы верим вам, – сказал Руслан, – помогите поймать его. Вспомните что-то, что было перед тем, как вы услышали крик. Что-то необычное, что показалось бы странным в обычной ситуации. Что-то, что служило признаком прихода существа. Какая-то примета или событие.

Женщина задумалась. Она глядела в пол, приложила платок к губам, легонько их протирая. Глаза бегали из стороны в сторону. Пальцы дрожали, теребя платок.

– Да. Возможно, кое–что было, – сказала она и подняла взгляд. Красноватые глаза смотрели на Руслана. Косметика потекла и напоминала пятна, какие бывают на трассе при резком торможении автомобиля.

– Вспомнили что-то?

– Да, – женщина смотрела с надеждой, – Марина сказала прополоскать. Я так и сделала. Возле кресла стакан с водой, который она поставила. Но вода была слишком холодной, даже зубы заболели.

– Вода была холодной?

– Да. Будто из морозилки. Обычно так не бывает. Тем более, я видела, как она набирала воду.

Руслан с Максимом переглянулись. В глазах Руслана был вопрос, который он мысленно задал, но не знал, получит ли ответ.

– Что–нибудь еще? – спросил Руслан, повернувшись к женщине.

Олеся покачала головой, отрицая связь воспоминаний с причиной появления существа.

Руслан оглядел кабинет, поводил языком по внутренней части нижней губы, задумчиво покинул помещение. Он ничего не сказал, чем удивил женщину.

– Спасибо, вы нам очень помогли, – сказал Максим и вышел следом.

15 июня 2016 года

 Денис Самойлов закапал глаза и отложил флакончик. Он смотрел телевизор, в руке было пиво.

После того, как весь отдел допросили, но остановились на нем, он понял, что убийства связанны с глазами. Что-то в глазах и каплях для них. Денис отпил пива, нашел канал новостей. Девушка объявляла события последних дней.

– Зубастый Невидимка вновь совершил убийство. В этот раз в стоматологической клинике. Марина Ивановна Ховраг, врач-стоматолог, была жестоко убита в собственном кабинете. Тело исполосовано острыми предметами. Свидетельница утверждает, что видела, как существо напало на Марину Ивановну и убило ее в считанные секунды. Факт невозможно подтвердить, так как улик не осталось, однако эксперты подтверждаю, что убили ее острым предметом. Больше никто ничего не видел. Следите за дальнейшими событиями. Далее слово предоставляется следователю, ведущему это дело. Он утверждает…

Денис отпил пива и задумался. Все в точности как в офисе. Тамару затянули в угол, за стену из матового стекла, где виден лишь силуэт, темный как тень на белой стене. Зубастого Невидимку никто не видел, и он будто испарился. Довольно необычно и странно, особенно если учесть, что свидетелей было немало. Примерное описание не сходится со здравым смыслом, но каждый день о нем звучат все больше слов. Кто-то утверждает, что видел его, другие говорят, что это был сам сатана, вышедший из моря, третьи не верят в правдоподобность историй и внедряют мысль, что это дело рук человека.

…церкви работают круглые сутки. Люди молятся, ставя свечи за здравие. Подобный ажиотаж начался и в сфере торговли оружием. Спешно продаются ружья. Цена на оружие подскочила. Чтобы ускорить процесс, многие посещают черный рынок. На этой неделе поймали троих торговцев оружием. Двое из них арестованы, третий был убит, когда покидал торговую точку с кейсом. Правоохранители изъяли в его контейнере более пятисот единиц оружия, и денежную сумму порядка восьмисот тысяч долларов. В мэрии было выдвинуто предложение увеличить патрули в два раза, в связи с чем…

Денис вновь отпил пива. Он вспомнил, что делал в тот день, в офисе. Жанна отвернулась от его улыбки, будто он показал ей средний палец. Она обидела Дениса. Конечно, она знала, что он женат и не так симпатичен, как коллеги, но столь резкое отрезание протянутых рук может оставить выжженную рану в отношениях. Именно тогда, когда Денис смотрел на Жанну, на Тамару напали. Что же случилось? Что он еще делал? Откуда взялось существо?

Денис откинулся на спинку, задрал голову, глядел на потемневшие плафоны люстры, в которых скопилось немало насекомых, как изюмины на дне прозрачного пакета.

Следователь интересовался глазами. Болезнь глаз. Интересовался именно у меня. Совпадение?

Денис глупо глядел в потолок и улыбнулся, в который раз представляя, как Жанна не отвернулась, а кокетливо улыбнулась в ответ и позволила проводить себя после работы. Тонкая, хрупкая девушка, ждущая внимания, дарящая улыбку при взгляде.

Как было бы здо́рово лечь с ней, нюхать аромат ее тела, смешанный с запахом шампуня и геля для душа!

Денис отпил пива, продолжая мечтать, и резко посмотрел на бутылку. Пиво было холодным, как лед. Он поставил бутылку на стол, посмотрел на руку. Ладонь влажная, бутылка покрылась инеем. Денис переключил внимание, осмотрелся. За занавеской кто-то стоял. Денис замер. Он слышал хриплое дыхание, напоминавшее рычание собаки. Сухие звуки, льющиеся из глотки перед броском. Занавеска колыхалась, что-то за ней дышало. Денис встал с кресла, отошел назад. В кухне слышались голоса дочек и поучающие слова жены, контролирующей трапезу. Младшая не хотела есть, а жена старалась нахально насытить ребенка, ставя в пример старшую. Денис хотел побежать в кухню, сказать, что посторонний в квартире. Он, сжимая страх внизу живота, резко сделал несколько шагов, но не успел пройти и половины расстояния. Занавеска отдернулась, появилось существо. Огромный, во всю голову, рот, два ряда зубов, темные и сильные руки с острыми когтями. Существо ростом с человека, с темной, шершавой как у ящерицы, кожей. Почти повсюду она напоминала панцирь. Денис прикрылся руками и отвернулся, когда увидел, как существо подскочило, намереваясь наброситься.

– Таня! – единственное, что крикнул Денис. Он отступил, споткнулся и упал. Грохот разнесся по квартире. Денис ощутил прикосновение, старался отползти, перевернувшись на четвереньки, но остановился, уперевшись в диван. Он оглянулся. Комната была пуста. Татьяна подбежала, присела рядом.

– Что с тобой, Денис? Что случилось?

С кухни раздались звуки падения вилки, следом за этим топот ног. Дети прибежали посмотреть, что с отцом. Денис приподнялся. Занавеска едва заметно колыхнулась, и замерла в молчаливом спокойствии. На ней были рваные полосы. Денис глядел в напуганные глаза жены, и не знал, что ответить.

– Ты поскользнулся? – спросила Таня.

Денис увидел, что бутылка лежит на полу, из нее вытекает пиво. Он рефлекторно протянул руку и поставил бутылку на стол. На предплечье левой руки он увидел порез. Халат пропитался кровью. Тонкая царапина виднелась на фоне бардово–темных полосок халата.

– Что это? – спросила Таня, глядя на длинный разрез, протянувшийся от плеча к кисти. Денис посмотрел на порез, глаза округлились.

– Что произошло, Денис? Ответь! Где ты разорвал халат?

– Я видел его! – растерянно сказал Денис, – я видел его, понимаешь? Он был в комнате!

– Кто?

– Зубастый Невидимка!

Девочки спали. Была ночь. Денис с Таней никак не могли определиться касательно полосок на халате, занавеске и руке.

– Ты пьян! Ты пьян! Ты не прекращаешь пить!

– Нет, клянусь, я видел его. Он порезал меня. Я не вру.

Татьяна плакала, прикрыв глаза. Она старалась верить, но алкоголь что фильтровал ее муж, мешал здравому рассуждению. Год, как Денис сосет бутылку, словно грудной ребенок. Год, как Таня акцентирует на этом внимание, вежливо стараясь его оторвать от смертельной вакцины. Год, как появились скандалы.

– Я не знаю, Денис, – сказала Таня, убрав руку. Она глянула на мужа. Слезы блестели на глазах.

– Поверь мне. Это был он! Огромные зубы, длинные когти, все, как в новостях.

– Даже если это был он, тогда ответь, почему он тут появился?

– Я не знаю.

Наступило молчание. Желания ругаться не было, как и желания говорить. Разговор приравнивался к всовыванию руки в липкую атмосферу комнаты, где, казалось, вот–вот начнется поток брани. Тут зарождалась злость. Пар ее кипения поднимался к потолку.

Оба сдерживались. Денис с досадой понимал, что жена не верит, а Таня старалась вести себя разумно и опустить вздувшееся тесто гнева обратно в миску.

– Пошли спать, – сказала Таня. Этих слов было достаточно. Супруги безмолвно примирились. Разговор не окончен, но определена черта, за которую никто не переступит.

Денис долго обдумывал случившееся. Он сопоставил два факта, когда существо появлялось и исчезало. Первый случай, был в офисе. В тот момент он глядел на Жанну. Второй случай был дома, когда он мечтательно представлял себе девушку, сующую руку ему в штаны. Есть ли связь? Возможно. Он подумал о бутылке пива, резко покрывшейся инеем, вспомнил бутылку замерзшей воды у Тамары на столе.

Он лежал в кровати, долго не мог уснуть. Задумчиво глядел на пятна, бродившие по потолку, оставленные фарами проезжающих автомобилей.

Что я делал? Почему я? Где связь? Связано ли это с холодом?

Глаза слипались, но спать не хотелось. Он повернулся к жене, прислушался к сопению. Она лежала на спине, рот приоткрыт, глаза закрыты.

Глаза. Что-то с глазами. Что? И при чем тут лед?

…кусок льда, размером с небольшой катер, спокойно плыл вдоль линии волнореза между пляжами Ланжерон и Отрада…

Когда эту новость сообщили? В день первых смертей, или нет? В начале мая?

Он вновь уставился в потолок, и тут пришла идея.

– Я глядел в потолок, на свет лампы! Я смотрел на свет, когда Жанна отказала!

Он не сразу осознал, что сказал вслух, виновато поглядел на жену, опасаясь попасть под напор ненужных вопросов. Жена спала. Денис осторожно лег, закрыл глаза. Он понял, в чем причина. Существо появляется, когда он капает глаза, затем смотрит на свет. Одно зависит от другого, как бензин в баке и свечи зажигания. Если не будет чего-то одного, машина не заведется, но вместе, они оживляют двигатель, заставляя рычать.

Сегодня было то же. Когда он отложил пиво и подождал, существо исчезло. Все правильно, существо быстро делает свое дело и исчезает! Каждый раз! Потому и нет свидетелей. Скорее всего, оно может существовать только недолгий промежуток времени, но почему? Следователи спрашивали про болезнь глаз. Откуда они узнали? Наверняка расспрашивали у свидетелей.

Я один из тех, кто может видеть существо!

Денис перестал думать, неожиданно испугался, боясь, что высока ответственность. Боясь за семью, за себя. Что, если в следующий раз следователи приедут к нему домой, где будет обнаружен труп? Денис испугался, закрыл глаза и вскоре уснул.

17 июня 2016 года

Владимир Липидов сидел в комнате. Он готовился. Перед ним на столе лежал пистолет. Он отпил водки из горла, поставил бутылку, поморщился. Он сидел в гостинице, в комнате 202 на втором этаже. Комнату снял на два часа, но сегодня не для любовницы. Он настроился мстить. Насмешки и несправедливые упреки не давали ему покоя. Он знал, что происходит, но ему не верили. Лучший способ доказать, принести улики. Бросить стопроцентные улики на стол начальнику. Сегодня он собирался их достать.

Он видел, как погибла девушка на Куликовом поле 6–го июня. Он патрулировал с приятелем площадь. Все произошло за секунды. Он только закапал глаза, посмотрел на ослепительную голубизну неба, мельком на солнце. После этого крик. Раз – крик женщины. Два – ее утаскивают в кусты, листья зелени разлетаются, скрашенные красным цветом. Три – крик умолкает, но раздается визг проходящих, отбегающих в стороны людей. Его напарник боязливо держит пистолет, а он бежит, сломя голову, делая предупреждающие выстрелы. Прибежал он поздно, девушка лежала без признаков жизни. Вокруг никого не было. С разных сторон сбегались прохожие, несколько полицейских в форме. Девушка глядела безжизненными глазами в небо, поделенное на кусочки густой растительностью. Руки на шее, горло перерезано, грудь разорвана, юбка слезла и видны были трусики, обильно смазанные кровью. Бедра и ноги были в крови, руки и лицо в брызгах. Рот приоткрыт, зубы красные, как куски цветного пластилина. В животе широкие разрезы, из которых медленно вытекало что-то коричнево–синее, смазанное жиром. Вова продирался через кусты, ища преступника. Оббежал, но никого не увидел. Сердце бешено колотилось. Вову трясло.

Лишь неделю спустя, когда была убита женщина-стоматолог, он понял, в чем дело.

– Капли для глаз, – прошептал он пустой комнате. Жены рядом не было, и Вова проверял реальность теории. Возможно ли такое?

– Я пользуюсь такими же! – вскрикнул он. Мысль зарядилась, уверенность созрела, теперь осталось приняться за дело.

Вова снял комнату, чтобы не запачкать в крови квартиру, в которой все пропахло злостью и постоянным взаминым недовольством супругов. Он часто ругался с женой, но не хотел подвергать ее опасности.

Владимир отпил водки, поморщился. Он сжал пистолет, другой рукой достал флакончик «спазмоцин». Закапал глаза и, дернув головой, быстро глянул на лампочку. Резкое шуршание за спиной, он подскочил и оглянулся, держа оружие. В углу стоял силуэт.

– Не двигаться! – крикнул он. Это было последним, что он сказал. Существо обернулось. Вова увидел огромную пасть, раскрытую и несущуюся на него. Длинные когти угрожающе махали в стороны, как щупальца осьминога.

Звук выстрела, затем еще и еще. Последний хлопок смешался с криком. Существо приближалось, сопротивляясь пулям, оставляя на стене ошметки плоти и куски отлетевшего панциря. Вова выронил оружие под действием ударов острых лезвий. Он упал, глядя на отрубленную кисть, в которой только что держал оружие. Кисть лежала на полу рядом. Через мгновение на него обрушилось тело существа, разрывая грудь и лицо. Комната покрылась каплями красного цвета. Недолгий шум, глухая возня. Наступило молчание, слишком резкое, привлекающее внимание.

Тело обнаружил администратор спустя три часа, когда время пребывания Владимира в гостинице вышло.

– Вновь эти капли, – сказал Руслан, поднявший платком тюбик с пола. Он повертел его, показал Максиму. Парень был доволен, что первым догадался о причастности к делу капель. Он проявлял радость каждый раз, но молча, и правильно делал. Руслан Осадчев не потерпел бы, если бы парень зазнался. Он и так сквозь зубы говорил, что Максим подбросил идею о связи капель и Зубастого Невидимки. Руслан оглядывал комнату, где кроме брызг красной жидкости на мебели и коврах, стоял неприятный запах крови и вытекших внутренностей. Тело лежало посредине, у стены оторванная кисть, рядом с ней пистолет. Глаза убитого изображали удивление.

– Никаких следов, снова? – недовольно бурчал Руслан. Он положил капли на место. В комнате, отделанной под старый мотив, не было ничего примечательного, что привлекло бы внимание. Он вышел. Через несколько минут он беседовал в коридоре с администратором, странно оглядывающимся. На лице и лысоватом лбу выступал пот. Руслан решил, что это нормально для данных обстоятельств. Да что там, если бы все одесситы шарахались при каждом звуке, на это не обращали бы внимания. Слишком напряженной была обстановка.

– Что было, когда вы вошли? – спросил Руслан. Максим наблюдал за разговором.

– Я открыл дверь запасным ключом. Со мной был швейцар. Я взял его специально, чтобы не подумали ничего дурного. Я не хотел беспокоить мужчину, но чтобы вы правильно поняли, номер нужно было освобождать.

Администратор оглянулся, секунду помолчал, продолжил.

– Посреди помещения я увидел тело. Человек был мертв. Шторы закрыты, свет горел. Больше никого не было. Дверь заперта на ключ, который лежал на столе. Меня почему-то это напугало.

– Вы проверили помещение? Окна были закрыты?

– Да. Тут спрятаться негде. Кровать, ванная, шкаф, больше ничего нет. В шкафу никто бы не поместился, и я проверил лишь ванную.

– А кровать?

– Под кроватью никого не было, если вы об этом.

Руслан кивнул. Он, казалось, ждал, чтоб ему сообщили неприятные новости вдобавок ко всем ужасам ситуации. Убит его коллега. Полицейский, патрулирующий город. Жестокое убийство, но было в нем что-то примечательное. Что-то бросающееся в глаза.

Руслан долго обдумывал происходящее, и, сидя в участке, поглядел в лицо Максима, затем спросил:

– Тебе не показалось, что этот Владимир готовился к приходу Зубастого?

– Готовился к приходу? Ждал смерти? – удивленно спросил парень.

– Нет. Не совсем ждал смерти. Скорее готовился дать ответный удар.

– Вы думаете, он знал, что там окажется Зубастый?

– Не знаю. Но для чего-то он снял комнату на два часа. Как думаешь для чего, если планировал находиться там один? Он нервничал, выпил водки. Он стрелял в стену, очевидно, после появления Зубастого. Он будто ждал его, готовился.

– Не знаю.

– Нужно больше узнать о Владимире, может, его разговоры с приятелями выведут нас к ответам о Зубастом Невидимке.

В глазах Максима мелькнуло понимание, словно маячок, придающий плывущим мыслям верное направление.

– Вы думаете, он знал, где и как можно встретить Зубастого?

– Это возможно. Но я не уверен до конца. Тем более, кроме капель мы ничего не нашли. Закапав глаза, ничего не происходит. Нужно что-то еще. Жаль, что он забрал ответ на этот вопрос.

– Но, может он говорил кому-то, просто к нему не прислушивались?

– Вполне вероятно. Следует допросить его коллег. Завтра займись этим, Максим. Ты парень смекалистый. Думаю, их слова многое тебе скажут.

– Я все узнаю, – спешно сказал Максим и покинул кабинет Руслана Осадчева.

18 июня 2016 года

Рассвет

Странные сны не давали покоя, заставляя парня крутиться. Женя ерзал, иногда почесывая правую сторону живота. Ему снился человек. Женя не видел его раньше, знал, что они не знакомы, но что-то говорило, что Женя должен найти его. Он должен встретиться с ним, от этого многое зависит. Многое, если не все. Человек был полным, в сером легком плаще и шляпе. Женя ощутил, что человек важен. Этот мужчина должен что-то сказать или передать. Женя шел по городу, повсюду преследовал мужчину в плаще. Преследовал, но не мог догнать, это угнетало.

Женя был в парке, вокруг ворковали голуби. Они разлетались при виде прохожего. Парень шел, зная, что встретит неизвестного. Он знал, что мужчина поможет ему.

Был день, погода теплая. Мужчина сидел на скамейке, терпеливо ожидая. Женя подошел достаточно, но не видел лица. Оно было нечетким.

Женя проснулся, но сон помнил. Он помнил, что должен встретиться с кем-то. Это был всего–лишь сон, но довольно яркий. Сон, который заставляет задуматься и не выходит из головы, прилипая образами к памяти. Женя начал доверять снам после того, как понял, что они непосредственно связаны с жителем в животе. Жителем, которого он называл «малыш».

Утро

 Денис решил прогуляться. Он понял, каким образом появляется Зубастый Невидимка, но ему не верили. Жена просила забыть об этом и не говорить в ее присутствии о подобных вещах, иначе она с детьми уедет к матери и останется там.

– Если ты бросишь пить, тогда можешь говорить «я не вру». Пока что говори «мне кажется».

Денис не возобновлял разговор, но обдумывал сказанное. Он знал секрет. Он не знал, почему капли в совокупности со светом вызывают Зубастого, но понял, что когда видишь его, он видит тебя.

Эти мысли были подобно открытию, которое никто не признавал. Его оставалось носить с собой до наступления удачного момента, как распятье на шее. Денис знал, что момент наступит.

Он гулял по городу и думал над ситуацией. Ему нужен был совет. Жена не восприняла стремлений помочь городу. Его знание она считала опасным, будто кто-то советовал идти по натянутому над крышами канату с закрытыми глазами, чтоб преодолеть страх высоты. Это было бы глупо и опасно, но иногда нелепость является единственным выходом.

Женя Лисов провел девушку к остановке. В последнее время их отношения были как у врача с пациентом, который отказывался признавать, что у него рак. Диана хотела, чтоб Женя лечился. Она звонила его родителям, звонила своим родителям. Она игнорировала парня, гневалась, со сжатыми зубами била его, но одновременно любила и переживала. Стеной непонимания стало его поведение в момент опасности.

Женя поцеловал девушку. Глазами она снова попросила его. Он не ответил, сказав, что позже она поймет. Девушка уехала. От того, что она страдала, мучился и Женя. Он наблюдал за Дианой, пока ее лицо, видневшееся в окне маршрутки, не слилось с остальными, и не исчезло в свете, отражавшемся в стекле. Стоял прекрасный день. Женя глубоко вздохнул и направился в сторону парка Победы.

Денис сидел на скамейке. Он курил. Над деревьями виднелась звезда «Крыльев Победы». Дым сигареты растворился в порыве ветра. С момента, как Зубастый зацепил его, Денису снятся сны про холод и снег. Много снега и холодные горы. Сны про другой мир, про страшный мир, где нет теплоты и добра. У него внутри было окошко, через которое он видел то, что недоступно другим. Достаточно сосредоточиться и протереть окошко. Изображение слабое, но различимое. Сон являлся каплей, которой не хватало Денису, чтоб поверить. Он может одержать победу в этой войне, но нужен план.

Денис сидел и ждал. Хорошо виднелась блестевшая в облаках звезда, символизирующая победу над фашистами. Жена утверждала, что Денис ищет встречи со смертью, но разве есть иной способ поймать и убить этого дьявола? Денис понял, что может контролировать появление Зубастого. Но он не знал, что сегодня ему была отведена иная роль.

Неспешной походкой Женя шел вдоль газона вглубь парка. По левую руку было озеро. В нем говорило чувство, помогающее воспринимать мир иначе. Оно было внутри. Женя словно слился в одно целое с существом. Они ощущали друг–друга, могли передавать беззвучные сигналы. Мимо гуляли люди. Женя заметил, что по городу стали появляться полицейские. Последствия убийств и связанных с этим приступов страха. Однако во время тесного патрулирования опасность не уменьшалась. Это стало ясно, после того, как на Куликовом поле, в двадцати шагах от полицейских, убили девушку.

Женя думал о том, для чего он пришел сюда. Он видел это место во сне. Тут есть ответы на вопросы, вертевшиеся на языке. Он должен быть тут, и точка. Ему снился шум ветра, летящие вдоль воды утки, черепахи, падающие с камня в воду, шелест листьев, звезда «Крыльев Победы». Он также видел мужчину и должен найти его.

«Малыш» вел себя как паразит, но одновременно обладал разумом, направлял Женю, толкая вперед. «Малыш» искал Зубастого. Женя понял это после повторяющегося сна, где существо с пастью вместо головы падает, пораженное шипами «малыша». «Малыш» ощущал Зубастого Невидимку и знал, как найти и убить его. Жене оставалось следовать туда, куда вели ощущения.

Он прошел мимо скамейки, где сидел полный мужчина в шляпе. На мгновение их взгляды встретились. Дольше, чем следовало для незнакомцев, но мало для знакомых. Женя продолжил идти. Что-то говорило ему: сядь на скамейку с этим человеком. Сядь рядом и заговори. Женя не слушал. Он повернулся, глянул на мужчину, тот тоже посмотрел на Женю. Они будто пытались распознать друг друга, словно не могли вспомнить, где виделись. Женя отвернулся, пошел дальше. Он ощутил дискомфорт. Он будто потерял компас и стоял в густом лесу, ощущая косые взгляды. Ему было непонятно, что он ищет. Он брел вдоль озера, глядя на плавающих уток, но смутным сигналом, как надпись на вспотевшем зеркале, были слова:

Вернись.

Слова не были звуками в голове, они были в крови, толкаемые сердцем, горячо обдающие тело, заставляя мышцы подрагивать.

Женя развернулся, прошел к скамейке, но она была пуста. Женя оглядывался, ища человека, спешно ушедшего, и увидел его дальше вдоль аллеи. Мужчина в плаще и шляпе не спеша шел, держа руки в карманах. Голова была немного опущена, виднелись густые черные волосы. Мужчина шел медленно. Казалось, что он был счастлив, радовался жизни и напевал бодрящую мелодию, в такт которой передвигал ноги. Теперь Женю гнал не голос в голове, а любопытство. Он догнал мужчину, думая как начать разговор.

Полный мужчина оглянулся. Он смотрел на Женю.

– Вы что-то хотели? – спросил Денис, поправив шляпу.

Женя отдышался и кивнул. Вопрос, погнавший его, был связан с Зубастым Невидимкой, но как указать на это? Женя волновался, глядя на Дениса.

– Да, – сказал Женя, – вы спешите?

– Нет.

Было видно, что Денис заинтересован. Он словно вглядывался в ожившую картину, которую не видел с детства, и теперь пытался припомнить, с чем она ассоциируется.

– Не знаю, как начать разговор. Это сложно и запутанно, и вы можете посчитать меня сумасшедшим, но я вам скажу первое, что приходит на ум: Зубастый Невидимка.

– Не понял?

– Что у вас вызывает его ассоциация?

Голос Жени дрожал. Он не знал, правильно ли поступает, все ли верно делает, давя на незнакомого человека эфемерными предчувствиями.

– Эти слова вызывают его образ. Он высокий, с длинными когтями, покрыт панцирем. Вместо лица пасть.

– Да, я понимаю, но лично вы можете добавить что-то, что не передают по десять раз на дню в новостях.

– Мне не нужны новости, чтоб знать, как он выглядит, – с насмешкой сказал Денис, – я видел его.

– Вот как?

Женя удивился и одновременно обрадовался. Он нашел конец нити, за которую держался, направляясь сюда.

– Мне кажется, нам есть о чем поговорить. Дело в том, что он мне снится. Я тоже, можно сказать, видел его.

Полный мужчина склонил голову, будто оценивая внешность парня, протянул руку.

– Денис Самойлов.

– Евгений Лисов.

Они улыбнулись друг другу.

– Пройдем к скамейке? – предложил Денис, Женя кивнул. Они прошли, сопровождаемые детским смехом и звуком брызг фонтанов. Они присели на скамейку, не зная, о чем говорить, но подсознательно ощущали, что речь пойдет о Зубастом Невидимке.

– Я хочу кое–что сказать, – смущенно начал Женя. Он прикоснулся к тому месту, где жил «малыш», – меня тянуло сюда. Я, можно сказать, ощущаю связь. Немного странно звучит, но я знаю, что мной руководит. Причина странных снов, и ощущений одна: я должен найти Зубастого и ликвидировать его.

Женя посмотрел на Дениса, ожидая порицания, но тот молчал.

– Тебе снятся сны?

– Да. И не только снятся. Я чувствую кое–что необычное. Иногда я словно не управляю телом, а безвольно подчиняюсь. Скажу честно, я удивился, когда встретил вас, так как не ожидал, что видения оправдаются. Теперь прошу, скажите, что вы что-то знаете. Что-то важное, чтоб я был уверен, что мои стремления были не тщетны, что ветер, погнавший мои паруса дул в правильном направлении.

Женя напрягся.

– Как, однако, интересно получилось, – сказал Денис, – я и не думал, что кто-то мне поверит, и согласиться помочь. Ты ведь хочешь помочь в поимке Зубастого, верно?

– Да.

– Так вот. Можешь не переживать. Инстинкты подсказали тебе правильный путь. Я действительно тот, кого ты искал. Я знаю, как его увидеть.

Денис улыбнулся.

– Вы знаете, как видеть его, и видели?

– Да. И не раз.

– Тогда вы тот, кого я ищу, – обрадовался Женя, – потому что я знаю, как его убить.

Женя рассказал о том, как гулял возле моря и нашел упавший объект, напоминавший ежа, который уколол его. Рассказал, как появились сны, как понял, что с ним происходит, как кормил существо. И вот, наконец, как встретил того, кто может помочь.

– Значит, слушай, – сказал Денис, – если ты считаешь, что существо в животе может убить Зубастого, мы устроим ему засаду. Я сделаю так, чтобы он появился, а ты убьешь его. Как план? Довольно прост, верно?

– Сколько насмотрелся фантастики, это самый простой план из всех. А если верить пословице, значит он гениальный.

– Значит, все получится, – сказал Денис, улыбнувшись.

– Супер. Но для верности можно было бы приобрести оружие. Вдруг «малыш» не справится, тогда все может окончиться плохо.

– Само собой. Оружие будет. Я был в отделении, пытался сообщить, как можно увидеть его.

– Они поверили?

– Не знаю. Попросили все записать и передать следователю, якобы у него сейчас нет времени, позже он рассмотрит, в общем, бумага ушла с концами.

– Понятно. А я хотел пойти к врачу, чтоб они изъяли этот организм, но потом что-то ощутил. Что-то что сдержало меня. Сколько у меня это существо, я практически не ощущаю дискомфорта. Легкий зуд и все.

Денис улыбнулся, посмотрел на деревья и траву. Неожиданно ему стало хорошо. Он понял, что все скитания и доводы теперь не нужны, и когда он за ноги притащит тело убитого пришельца, разрывающего одесситов, тогда его фото будет мелькать по всем каналам.

Они обменялись телефонами и расстались. Нужно было подготовиться. Теперь Женя знал, что «инстинкт» работает отлично. Диана обрадуется и расцелует его при подобном известии. Женя был полон энергии. Он обдумывал планы на вечер. Сегодня он сделает любимой сюрприз. Это будет бутылка вина и букет цветов. Просто потому, что у него хорошее настроение, потому, что он расскажет радостную новость, и потому, что он любит ее.

19 июня 2016 года

 – Как успехи? – спросил Руслан, когда Максим остановился на пороге.

– Я кое–что узнал, – довольно сказал Максим, – Владимир Липидов пользовался каплями давно и говорил коллегам о догадках. Он понял, каким образом появляется существо, но ему не верили.

– Неужели?

– Да. Мужчина, сказавший это, проклинал себя, что не поверил. Они не были друзьями, но он доверял Вове и готов был поддержать. Однако, когда услышал бред, посмеялся. Сказал, что конъюнктивит, капли для глаз и свет не могут никого вызывать. Звучит невероятно. Я спросил, что он думает теперь, после смерти коллеги, он сказал, что жалеет, и зол на себя как никогда.

– Что он сказал про свет?

– По теории Владимира, применив капли для глаз, нужно посмотреть на источник света, это вызывало пришествие Зубастого. Владимир возмущался, как все отделение могло быть настолько слепо. Он закатил скандал, едва не устроил драку, доказывая правоту, но его выгнали из здания, списав все на помутнение в связи со стрессом.

– Ты проверил, был ли конъюнктивит у жертв?

– Да. У некоторых. Теперь понятно, что Зубастого вызывал один человек, но нападал Зубастый не всегда на вызывавшего, как в случае со стоматологом.

Руслан довольно улыбнулся.

– Так что, парень, будем проверять теорию на практике?

– Думаю, скоро все будут проверять это на практике.

– Почему?

– Репортеры сновали вокруг приятеля, что рассказал о Вове, как стервятники. Он кое–что сказал, когда я был в помещении, но боюсь, что мог сказать слишком много.

– Боже! – вскрикнул Руслан, – если информация попадет в СМИ, люди будут вызывать Зубастого, пытаясь прикончить его.

– Не думаю, что они будут рисковать…

– Думай, Максим, думай! Дураков больше, чем кажется, поверь мне, теперь нам стоит самим проверить подобную схему.

Руслан подошел к Максиму, преодолев кабинет тремя шагами.

– Готовься, парень, нам нужно три вещи: человек с конъюнктивитом, капли для глаз «спазмоцин»…

– И свет? – перебив Руслана, спросил Максим.

– Нет, много оружия. Думаю, дробовик будет эффективным. Нужно готовиться к близкому бою.

В глазах Руслана вспыхнул огонь. Он знал, что погибший Владимир сделал пять выстрелов, но это не помогло. Он мог промахнуться, но в любом случае несколько раз попал. Попадание не дало результатов, и оружию нужно придавать особое значение.

– На все даю время до вечера.

Руслан покинул кабинет, легко толкнув парня плечом. Он скрылся вдоль коридоров, гонимый идеей. Максим постоял несколько секунд, щелкнул пальцами, вспомнив фамилию пациентки.

– Олеся Мнигова, – сказал он, и направился в архив.

17:50

 – Ты готов, парень? – спросил Денис, тяжело дыша. Он нервничал. Его голос, отдаленный родственник реального прототипа, звучал в телефонной трубке. Женя отодвинул телефон, оглядел комнату. Все казалось пугающим, и необычным, хоть они с Дианой и прожили тут почти год. Девушки не было, парень решил не советоваться. Советоваться означало остаться дома, девушка бы не согласилась. Первоочередная цель убить Зубастого, объяснения будут позже. Женя приложил трубку к уху.

– Я готов. Сегодня начнем?

– Да. Встретимся возле площади Десятого Апреля. Я знаю, где мы можем все это совершить.

– Старые санатории?

– Да. Бывал там? – спросил Денис. Он подумал, что нет в Одессе ребят, не знающих о заброшенных зданиях.

– Бывал.

Молчание в трубке.

– Давай в восемь на площади, – сказал Денис, – я взял ружье, можешь не переживать. Твоя задача приехать вовремя.

– Хорошо.

Женя повесил трубку. Было без десяти шесть. Добираться минут сорок. У него есть немного времени.

– Кто звонил? – спросила Диана, выйдя из ванной. На ней был короткий халат, показывающий стройные ножки, на голове полотенце, сматывающее волосы в белую спираль.

– Звонил парень, о котором я рассказывал.

– Который видит Зубастого?

– Да. Мы идем его ловить.

Диана остановилась, открыв рот.

– Что значит ловить? – спросила она, придерживая полотенце.

– Мы планируем его убить.

– Ты с ума сошел, новости не смотришь? Из–за Зубастого погибли девять человек. Хочешь стать следующим? Ты видел тела, которые показывают по новостям?

– Его должен кто-то остановить, – твердо, ожидая упрека, сказал Женя. Он знал, что Диана будет против. Это естественно.

– А если тебя убьют? Что тогда?

– Не убьют.

– Что тогда!? Ты думал об этом? Ты хочешь погибнуть, идя с незнакомцем против неведомого существа? Ты рехнулся!

– Все будет хорошо, со мной «малыш».

Женя легонько хлопнул по боку живота.

– Не ходи никуда, – сказала Диана. Она взяла его за плечи, – пожалуйста, Женя.

– Я должен. Только я могу остановить его.

– Женя!

– Нет, нет, я уже сказал!

Он обошел ее, начал собираться. Сел на стул, надел джинсы.

– Женя, не надо!

Диана подошла к нему, и став на колени обняла за ноги, вознеся глаза к лицу.

– Я прошу, Женя, не надо. Я боюсь! Пусть это сделает кто-то другой, почему должен ты?

Он встал, натянул джинсы, застегнулся, поцеловал девушку, она отвернулась, показав негативное отношение к плану Жени.

– Вечером я вернусь и все расскажу.

С этими словами он покинул квартиру, оставив девушку плакать сидя на коленях. Если бы он остался, Диана могла его уговорить. Женя подумал, лучше подождать на улице.

19:50

 – Добрый вечер, Олеся, – начал разговор Руслан Осадчев. Он понимал, что женщина была недовольна тем, что под предлогом снятия свидетельских показаний ей предложили проехать в участок. Часы над входом показывали без десяти восемь. Руслан сидел за столом, Максим стоял у двери, облокотившись о стену.

Несколько часов назад Максим пытался вызвать Зубастого, капая глаза «спазмоцином», затем глядел на свет. После него это проделывал Руслан.

– Скорее всего, действительно нужно, чтоб у человека был конъюнктивит, – сказал Руслан. Им пришлось обратиться за помощью к Олесе Мниговой.

– Для чего меня пригласили? – недовольно спросила женщина. Она держала руки на сумочке и непрестанно оглядывала присутствующих. Кроме Руслана и Максима в кабинете сидели еще два человека. Водитель, привезший ее, и лысый мужчина, жующий жвачку, режущим взглядом наблюдающий за Олесей.

– Обстоятельства сложились так, что нам нужна ваша помощь, – начал объяснения Руслан, – и нужна срочно. Мы поняли, как вы увидели Зубастого. Возможно, в вечернем выпуске этот способ будет объявлен, и тогда половина Одессы попытается выловить его.

– Думаете, люди настолько глупы, что будут искать встречи с ним?

– Боюсь, некоторые, да. Для этого мы пригласили вас.

– Но чем я могу помочь?

– Вы можете вызвать его сейчас, в кабинете. Вы уже делали это, у стоматолога, но тогда неосознанно. Теперь же я прошу сделать это целенаправленно.

– С ума сошли? – женщина вскочила на ноги, сумочка оказалась в руках, – вновь столкнуться с ним? Никогда!

Она начала отступать, попеременно оглядывая присутствующих.

– Олеся, остановитесь, – сказал Руслан, пытаясь быть спокойным. Он поднялся из–за стола, начал обходить его, медленно двигаясь за женщиной. Руки он держал на виду. Сидящий у двери лысый мужчина медленно встал и схватил Олесю за локоть.

– Пустите меня! – крикнула женщина и стукнула его сумочкой по руке. Из сумочки выпало зеркальце и помада в коробочке темно–синего цвета. Зеркальце разбилось, треснув пополам.

Лысый мужчина отпустил ее и стал у двери, чтобы помешать женщине убежать.

– Сеня, не трогай ее, – сказал Руслан и сделал несколько шагов к Олесе. Женщина отступала к углу, держа сумочку перед собой, готовая стукнуть близко подошедшего человека. Максим смотрел на происходящее, не зная, чем закончится представление.

– Подумайте о детях, Олеся! – сказал Руслан и сделал еще шаг. Руки он держал поднятыми.

– Что вы хотите? – истерично кричала женщина, глаза бегали как безумные.

– Вас не тронут, – Руслан остановился на середине, – вы можете уйти, когда захотите, но я прошу задуматься о детях. Вы меня слушаете?

– О каких детях?

– У вас есть дети, Олеся?

– Вы мне угрожаете?

– Нет. Я хочу, чтоб вы знали. Пока Зубастый Невидимка на свободе, дети в опасности. Ваши дети, мои дети, все дети города. И на месте женщины, лечившей зубы, которую убило существо, могут оказаться дети. Я хочу предотвратить это. Хочу помочь городу, остановить его.

– При чем тут я? – громко спросила Олеся, по щекам покатились слезы. Тушь потекла, глаза стали похожи на перезрелые лопнувшие сливы.

– Вы можете помочь нам убить существо, которое видели. Дело в том, что вы способны его вызвать, а мы нет.

– Нет! Боже мой, что вы делаете? Отпустите меня!

Женщина уперлась в стену и, держа сумочку на вытянутых руках, сползала, не переставая всхлипывать, с опаской поглядывая на Руслана.

– Поймите, что…

– Оставьте ее, – сказал Максим, схватив Руслана за плечо. Он отвел его в сторону, – она не поможет нам.

– Ты понимаешь, что произойдет, если мы будем ждать? В новостях могут рассказать об этом.

– Еще немного, и у нее будет истерика.

Руслан глянул на сидящую женщину. Олеся закрыла лицо, сумочка валялась на полу, приоткрытая, как пасть шакала, оттуда торчал голубой носовой платок.

– Руслан, прекрати. Я отвезу ее домой, – сказал водитель, привезший женщину. Он нагнулся, подобрал осколки зеркальца и помаду, положил в сумочку. Руслан ничего не сказал, но по всхлипываниям понял, что зря начал разговор. Он зло обернулся и взглядом укусил Максима.

– Это все ты! – крикнул Руслан парню, – зачем ты притащил ее, если знал, что не будет толку?

– Я? – удивился Максим.

– Теперь на твоей совести будут смерти, если не дай Бог, в новостях покажут рецепт погибшего Владимира.

Руслан вышел, толкнув дверь, продолжая что-то бурчать.

19:55

 Смуглая тень шла вдоль освещенной улицы, по направлению к Аркадии. На площади Десятого Апреля тень перешла дорогу. Она раздваивалась и извивалась в лучах ламп и прожекторов. В центре, у памятника, стоял Денис Самойлов. Он курил. У ног лежал завернутый в чехол предмет, похожий на весло. Денис увидел парня, кивнул ему.

– Привет, Женя.

– Добрый вечер, – сказал Женя, положив руку на живот.

– Болит? – спросил Денис и указал сигаретой на ноющее место.

– Нет. Зудит и крутится. Не сидится ему на месте, – сказал парень. Женя заметно волновался.

– Ощущает, что сегодня важный вечер, – сказал Денис, и бросил сигарету, туфлей затушил ее. Поднял предмет в чехле.

Денис и Женя, перешли дорогу, двигаясь мимо торгового центра. Они направлялись в заброшенное здание бывших санаториев.

20:10

 – Когда ты хочешь пустить это в эфир? – спросил мужчина с бородой. Он стоял в студии телеканала «А–ТВ». За спиной ведущая в прямом эфире передавала новости, сложив руки на столе. Четыре телевизора вещали изображение, два из них были со звуком. Телеведущая приятно улыбалась и сообщала о событиях за день, в конце прибавляя несколько слов о Зубастом Невидимке. Его поимкой занимается весь город, вскоре эти попытки должны увенчаться успехом.

– Я только проверю текст, – сказал молодой парень, Леонид Тенов, глядя на бумажки в руке. Он что-то читал и иногда удивлялся.

– Так когда? – настаивал бородатый.

– Планируй на девять вечера, – сказал парень, глянув на бородатого мужчину.

– Факты о Зубастом?

– Факты? Нет, скорее сенсация, или неподтвержденные сведения. Эти новости взорвут эфир.

Парень замолчал, затем обратился к бородачу:

– Скажи, Петя, у оператора седьмой камеры глаза больны конъюнктивитом, верно?

– Да. При чем тут он?

– Хочу проверить кое–что. Дай мне десять минут, – сказал парень.

Он вышел из зала, держа в руке листы с текстом. Он шел в соседнее помещение, где курил оператор Игорь Семенов.

20:15

– Мне срочно нужен список пациентов, страдающих конъюнктивитом.

– Что? – переспросил врач, глядя на часы, – вы время видели?

– Да, видел. Знаю, что поздно, – кричал в трубку Руслан Осадчев, – я бы не звонил просто так. Мне нужно пообщаться с одним из пациентов.

– Сейчас, ночью?

– Да, черт его дери, ночью! Вы понимаете, что это срочно? Вам известно такое слово? Думаю, у вас бывали случаи, когда его употребляли.

Врач замолчал. Он что-то обдумывал.

– Это связано с Зубастым?

– Да. Если я не переговорю с пациентом, трупов в городе станет больше, и будут они на вашей совести! Поверьте, я позабочусь об этом.

– Простите, а чем пациент может помочь?

– Я сам с этим разберусь, ваше дело дать адрес.

– Я не могу дать его телефон, если не буду знать, что вы задумали.

– Я задумал спасти людей! Возможно, сегодня покажут способ, как вызвать Зубастого. Если это произойдет, люди будут проделывать это дома. Пациент поможет увидеть его и устранить до выпуска новостей.

– Вы считаете, люди такие идиоты, что будут вызывать смерть на дом?

– Поверьте, таких много. Вы будете помогать или возьмете на себя ответственность? Выбор за вами, и тот самый пациент, номер которого вы не хотите давать, возможно, завтра будет в морге.

– Хорошо, я дам вам номер.

– Лучше адрес.

– Хорошо, и адрес.

– Я записываю, – сказал Руслан. Доктор отошел, через несколько минут он продиктовал адрес.

 20:25

Денис и Женя свернули с улицы, пересекли высокий забор из прутьев. Ворота не запирались, но даже в этом случае существовала дыра, которой пользовалась молодежь. Фонари вдоль аллеи горели, освещая силуэты деревьев и клумб, посаженных посреди дороги, деля тропинку. Солнце давно скрылось, небо начинало чернеть, как сгоревшее полено. Вдоль аллеи стояли скамейки, на одной из них сидела молодая пара. Парень с девушкой целовались. При виде Дениса и Жени они прекратили, продолжая обниматься.

Денис шел, вдыхая ароматы цветов и свежесть воздуха. Вечер был теплым. Бывший санаторий служил проходным участком по пути к морю, гостиницам и ресторанам. Аллея заканчивалась перед заброшенным зданием, служащим притоном для бездомных. Дорожка уходила влево, виляя в темноте деревьев.

– Пошли? – спросил Денис. Женя обвел глазами дом, где не было ни одного целого стекла, и некоторые оконные рамы вырваны. Женя глянул на Дениса и кивнул.

– Пошли, – сказал Женя не громко, будто опасался, что кто-то прятавшийся в темноте, с несколькими рядами зубов, услышит его.

Секундой позже Денис включил фонарь. Они поднялись по ступенькам и скрылись в доме, пройдя через отсутствующие двери.

20:35

 – Ты уверен, что сработает? – спросил Игорь Семенов, держа камеру. Он шел в отдельный кабинет. Впереди, оглядываясь, шагал Леонид Тенов. Круговые коридоры студий соперничали за территорию. Некоторые двери были без номеров.

– Думаю, да. Представляешь, какой будет репортаж, когда в прямом эфире ты увидишь и заснимешь Зубастого? – говорил Леонид. Он был в восторге. Вся энергия тратилась на впрыск адреналина. Он надеялся, что сможет вызвать Зубастого, заснять его. Это все, чего он хотел.

– Я не думаю, что получится, – скептично сказал Игорь.

– Расслабся, – ответил Леонид. Он держал скрученные листы бумаги с показаниями свидетеля, видевшего существо. Леонид прошел в предпоследнюю дверь, включил свет. В помещении не было окон, лишь стол в углу, и старое оборудование у стены. На стенах висели плакаты голых девушек в непристойных позах. Снизу кто-то дорисовал номер телефона и мужское имя.

– Я буду снимать, а ты делай, как я сказал, – говорил Леонид, закрывая двери. Парень был возбужден. До выпуска новостей оставалось примерно 30 минут. У них была одна попытка. Леонид взял камеру, направил на сидящего Игоря.

– Капли с собой? – спросил Леонид.

– Да.

– Спазмоцин?

– Да.

– Отлично. Давай. Я буду снимать.

Мужчина закапал глаза, глядя в потолок. Он несколько раз мотнул головой, моргнул, затем пристально глядел на лампу под потолком. Лампочка была без плафона. Игорь прищурился.

– Долго смотреть? – спросил Игорь, – глаза болят.

– Я не знаю. Я не…

Леонид замолчал, ощутив, что сзади кто-то стоит. Он, продолжая держать камеру, оглянулся, и, поняв, что эксперимент сработал, глядел на существо с пастью с двумя рядами зубов вместо лица.

Леонид открыл рот, но не успел ничего сказать. Взмах когтями, и из горла парня на белую стену брызнула кровь. Камера с грохотом упала на пол. От нее отлетело несколько частей и разлетелись по помещению, вращаясь как муха с оторванным крылом. Леонид, держась за горло, отступил и, споткнувшись о камеру, упал. Пока он отступал, существо успело нанести ему несколько ранений, делая из лица неприглядное месиво. Игорь вскочил и всмотрелся в существо, с панцирем вместо кожи, длинными когтями, с которых капала кровь, и раскрытой пастью. Игорь закричал. Он кричал бесконтрольно, растерянно стараясь понять, почему упал его коллега, и откуда появилось существо. Он ощутил себя ребенком, которому показали фокус. Страшный фокус, после которого ребенок испугался. Существо мгновенно пересекло половину помещения и бросилось на Игоря. Он прикрылся руками, отвернулся и перестал кричать, сжавшись. Он ощутил, что спастись не удастся. Это конец. Игорь упал под стол и отбивался руками. Вся жизнь промелькнула перед ним. Он отполз к стене. Левая рука была в крови, он не мог шевелить ею, лишь тянул, стараясь приподнять и согнуть, чтоб спасти от дальнейших повреждений. Он добрался до угла и замер, прислушиваясь к звукам. Наступила оглушающая тишина. Игорь почувствовал себя, будто возле уха взорвался снаряд. Он оглядывал комнату, но никого не видел. Существо исчезло. Он был под столом и не исключал, что существо могло быть над ним. Он прислушался, сосредоточился, но была лишь глухая тишина, разбавленная звуками трансляции вечерних новостей канала А–ТВ. Игорь глянул на тело Леонида. Парень не кричал, лишь левая рука сползла с груди, упала на пол, и слегка дергалась. Игорь услышал собственное дыхание, пульсирующая боль настигла его и волнами накатывала, выбивая из равновесия. Он выполз из-под стола, опираясь на правую руку, левой не мог шевелить. Рука волочилась как мертвое животное, намотанное на мост автомобиля. Кровь длинными полосами струилась вдоль нее и капала на пол. Рукава рубашки липли к телу. Игорь заметил, что рука болтается под неестественным углом, он немного приподнял локоть, было больно шевелить, кисть безжизненно висела. Несколько пальцев отсутствовало.

Вот и конец карьере оператора.

Он осмотрел помещение, понял, что остался один. Существо пропало. Леонид лежал с перерезанным горлом, лужа крови обволакивала его голову и спину. Левая рука немного подергивалась, словно он хотел отогнать муху, ползущую по предплечью. Разбитая камера лежала рядом. Игорь осмотрел правую руку, и обнаружил несколько полос красного цвета. Рука от кисти до локтя была в крови. Когда Игорь осознал, что существо больше не угрожает жизни, он понял, что следует остановить кровотечение. Самостоятельно он сделать это не сможет.

Дверь распахнулась, на пороге стоял Вячеслав Персиков, ответственный за освещение.

– Твою мать! Что тут произошло? – вскрикнул Вячеслав, сделав шаг.

– Помоги мне, – заговорил Игорь, – у меня, кажется, сломана рука.

Вячеслав взглянул на Леонида, чье лицо изрезано полосами.

– Он мертв, – сказал Игорь, – позови на помощь.

Вячеслав вывел Игоря за дверь, осторожно обойдя лужу крови, и труп Леонида.

До выпуска девятичасовых новостей оставалось 15 минут.

20:50

 Денис и Женя стояли в комнате на втором этаже. Скрип половиц нагонял напряжение и чувство дискомфорта. Но это было не важно. Сегодня тот самый день, когда они избавят город от существа. Тот самый день, когда они отомстят. Тот самый день, которого ждут мальчишки, сидя у окна во время дождя, у которых неприятности в школе.

День расплаты.

Денис прошел вперед, держа фонарь. Шумел ветер, но в доме было тихо, словно в запертой коробке.

– Думаешь, тут будет нормально? – неуверенно спросил Женя. Он держался за бок. В последние несколько часов правая сторона живота зудела, обрамляя настроение и мешая сосредоточиться. «Малыш» ощущал приближение боя. Решающий момент, когда он проявит себя, и подтвердит, что его намерения добры.

– Главное, чтоб Невидимка был рядом. Думаю, он учует эту возможность, – сказал Денис, затем тихо добавил, – он всегда чует.

Денис поставил свечу на подоконник, огляделся. Комната была грязной, но в углу подобие камина. Туда Денис поставил старый стул и сел.

– Тебе следует приготовиться, – сказал Денис, – держи оружие у стены, чтоб ты мог быстро применить его. Зубастый Невидимка быстрый и ловкий. Как только ты его увидишь, он нападет. Времени думать не будет. Я видел его в действии. Ты только попытаешься понять, что происходит, а он уже будет тащить разорванное тело.

– Когда ты начнешь? – спросил Женя.

– Думаю уже можно. Чего ждать?

Женя волновался. Все это время он знал, что придется иметь дело с Зубастым, ждал эту встречу, но когда время подошло, он, словно стал вести себя иначе, все будто переменилось, как вид из подзорной трубы, если смотреть с другого ее конца. Он ощутил, насколько опасно подобное мероприятие. Теперь он не держал занавес, а принимал непосредственное участие в спектакле. Был последний акт. Завершающий акт, где происходит убийство. Но кто будет повержен, Женя не знал, так как сценарий был не дописан.

– Ты начинаешь? – взволнованно спросил Женя, глядя как Денис достал капли.

– Да. Приготовься. Сними рубашку. Твой приятель должен подсказать, что делать. Если он так умен, как я думаю, ты почувствуешь, что должен делать раньше, чем вскрикнешь от страха.

Женя передернулся. Он не хотел представлять, что заставит пробежать страх по телу. Он мгновенно припомнил сны, которые внушал «малыш». Существо с человеческий рост, без головы, вместо которой сплошная пасть. Существо, разрывающее всех быстрыми лапами с острыми когтями. Вот он страх, он уже близко, он стучит костяшками пальцев по двери, и задувает огонек свечи. Руки Жени дрожали, он с трудом снял рубашку. Денис закапал глаза, приготовил фонарь.

– Ты готов?

– Да, – сказал Женя, и сжал ружье. Он приготовился к неизбежности. Все походило на предчувствие боли в момент, когда направляешься к стоматологу. Избежать этого не удастся, и лучше не отступать, пока с довольной улыбкой не покинешь этот яркий и насыщенный запахами кабинет. Пути назад нет, и он был рад, что не отступился в последний возможный момент.

Женя дрожал, обхватив себя рукой, был виден шрам, проходящий полоской от правого нижнего ребра к бедренной кости. В момент, когда Женя приготовился, шрам раскрылся, оттуда вырвался тонкий писк.

Пиииишшш.

Звук заполнил помещение, звонко отразился в ушах. Денис и Женя сосредоточились. Денис поднес к глазам фонарь, включил его, прищурился. Началось недолгое ожидание. Женя оглядывался, присматриваясь к двери в соседнее помещение, темным прямоугольником выбитой в стене. Он ощущал вибрации в месте разреза, словно живот пульсировал от внутренних толчков. Денис убрал фонарь и оглянулся. Его ослепило. Яркое зарево постепенно тускнело, очерчивая контуры стен, окна, и силуэт Жени, с ружьем в руке. Но у дальней стены виднелся еще один силуэт. Денис прищурился.

– Женя! В углу!

Денис указал рукой на существо, ставшее видимым. Женя повернулся и опускал дуло, направляя на существо с человеческий рост.

Пыфф. Пыфф.

Звуки метания дротиков разрезали воздух. Существо задергалось и начало крутиться. Женя повернулся к нему боком, тем самым, с раскрытой раной. Одновременно он выстрелил, целясь в голову. Головой ее нельзя было назвать, это была сплошная пасть, как у акулы перед заглатыванием жертвы. Пасть дернулась. На стену за существом брызнули капли темной жидкости, расползаясь вертикальными полосками.

Пыфф. Пыфф.

Существо замотало руками, когти на которых были не меньше десяти сантиметров. Их поверхность блестела при свете.

– Стреляй! – кричал Денис. Женя выстрелил, на этот раз в тело. Существо отлетело к стене, но продолжало брыкаться. Вновь звуки метания дротиков, это из живота Жени летели острые шипы в угол помещения. Женя видел как в местах, куда попадали шипы, панцирь лопался и сыпался на пол словно черная скорлупа очищенного яйца, а поверхность тела существа становилась водянистой, словно лопнувший волдырь. Громкий крик, похожий на гудение труб оркестра прокатился по комнате. Зубастый Невидимка кричал, бился о стену. Он резко побежал на Женю. Побежал, не ведая дороги, убегая. Женя прижался к стене, существо пробежало мимо, стукнувшись о дальнюю стену. На ней остался влажный темный след. С глухим звуком на паркет упали куски панциря. Существо упало на колени и принялось кромсать стену когтями. Агония длилась секунд десять, после чего его рука – последнее проявление жизни – рухнула на пол, глухо ударившись о паркет. Наступила тишина, лишь шипящие звуки, будто масло закипает на сковородке.

– Я больше не могу, – сказал Денис и моргнул. Он давно решил, что существо видимо пока человек не моргает, затем оно исчезает. Предположения оказались верны. Он протер глаза, посмотрел на существо. Оно таяло, как мороженное на солнце. Гора темно–коричневого месива меняла форму, уменьшаясь. Одновременно его образ будто растворялся.

– Оно мертво, – сказал Женя, когда они остались одни. Он осознал две вещи: им никто никогда не поверит, и, второе, – убийства прекращены. Больше город не будет напуган.

Денис вздохнул, поглядел на Женю.

– Ты как? Тебя не зацепило?

– Нет. Все нормально. Оно пробежало мимо. «Малыш» его осыпал дротиками, заставив запаниковать.

Женя подумал о девушке. Стоит ли говорить ей, кто спас город? Стоит ли хвалиться, или оставить все как есть и прийти к ней с цветами, стоя на колене, виновато глядя под ноги? Они любят друг друга, такая связь ощущается через весь город. Они столько всего пережили, в стольких местах побывали, столько видели. Женя не послушал ее, рисковал жизнью, и готов был извиняться. Но извиняться с улыбкой. Теперь ее нельзя было скрыть. Дрожь от волнения переросла в зародыш гордости и уверенности. Женя победил. Женя проявил храбрость, мужество, как рыцарь средневековья.

Малыш!

Женя поглядел на живот, рана закрылась. Он провел рукой по шву и ощутил твердость.

Денис отдышался, поднялся на ноги и подошел к месту, где в последний раз видел тело Зубастого. Следов не осталось. Денис посмотрел, как Женя ощупывает шрам.

– Что теперь будешь с ним делать? – спросил Денис.

Весомый вопрос, для случая, когда «малыш» перестал быть нужен. Но и Женя перестал быть нужен «малышу». Денису представились два человека, стоящие на разных концах качели–балансира. Кто первый сойдет с нее, заставив другого упасть вниз?

– Я не знаю, – сказал Женя и посмотрел в глаза Денису, – не знаю, что теперь будет. Я больше не нужен ему, а он мне. И что теперь произойдет, не имею представления.

Денис молчал, глядя на затянутую рану на животе у парня.

– Ощущаешь его мысли?

– Пока нет. Возможно, он выдохся. Стоит подождать.

– Я думаю, тебе следует просто жить дальше. Он привел тебя к Зубастому и укажет, что делать. Думаю, он просто выйдет из тебя.

Женя повернулся в угол, где ранее на стене были черные вертикальные полосы от крови Зубастого. Теперь там было пусто, лишь дыры от входа пуль.

– Я бы не убил его, стреляя из ружья, – сказал Женя, подойдя ближе. Он ковырял пальцем отверстие, сыпалась штукатурка. – Он бы убил меня мгновенно.

Денис повернулся к стене, у которой начало таять существо, и видел полосы, глубоко порезавшие траншеи в старой шпаклевке.

– Да. Если бы он исполосовал тебя, ты был бы уже мертв. Посмотри, что он сделал со стеной. Тебе повезло, парень.

Денис помолчал, затем добавил:

– Да и мне повезло.

Затем Денис усмехнулся, повернулся и довольно прикрикнул:

– Как мы его, а? Не надо было ему сюда соваться. Молодец, «малыш»!

Денис поглядел на живот Жени и замолчал.

– Без него мы бы не справились, – добавил Женя.

– Пошли отсюда, больше нам тут нечего делать.

– Постойте, – сказал Женя, – давайте проверим, сдохла ли эта тварь. Посмотрите на него еще раз.

– Ты прав, – сказал Денис. Он достал из кармана капли, закапал глаза.

– Приготовь оружие.

Денис глянул туда, где лежало тело. Он направил фонарь в лицо и включил. Через секунду выключил, начал присматриваться к стене, предварительно отойдя от нее. Внизу было пятно и осколки панциря, разбросанные как разбитая посуда.

– Оно мертво, – сказал Женя. Он не брал оружие, он знал: бояться нечего. Предчувствие вновь заработало.

– Я и сам вижу, – сказал Денис.

– Вы не поняли. Я вновь ощущаю «малыша». Он говорит, что существо растворилось, как лед в воде. Шипы «малыша» действуют на него именно так.

– Что ж, тогда все хорошо.

Денис огляделся, направился к свече.

– Теперь можно идти, ты согласен?

– Да. Теперь пошли, – ответил Женя. Он взял ружье и вышел из комнаты.

 21:15

 – Вы с ума сошли? – рявкнул недовольный жилец дома номер восемь, по улице Малой Арнаутской, – вы видели который час? Начало десятого.

Мужчина стоял в штанах, которые были велики, он придерживал их рукой.

– Да, я знаю который час, но от вас зависит безопасность города. Если вы нам откажете, можете попасть в неприятности, – мягко, но настойчиво говорил Руслан Осадчев.

– Я не согласен ни на что! Если вы думаете, что можете беспокоить кого вздумается и когда захотите, вы ошибаетесь. Я найду, к кому обратиться!

– Вы не понимаете, – объяснял Руслан. За спиной стояли Максим Гордиев и лысоватый мужчина. Руслан не договорил, его перебили.

– Я не хочу ничего понимать! Мне все равно, что вы хотите! Уходите прочь! Я вообще не должен был открывать.

– Да пойми же, балбес, – вскричал Руслан, – от тебя зависят жизни одесситов. Жизни детей и взрослых. Ты сам станешь жертвой, если откажешься сотрудничать!

– Пошли вон! – крикнул недовольный жилец. Он стоял в дверях, на лестничной клетке второго этажа.

– Что происходит, Коля? – донесся голос женщины.

– Все нормально, – крикнул он жене, и, повернувшись к Руслану, настойчиво повторил:

– Уходите, я ничего не хочу слушать. Я не знаю, кто дал вам адрес, но помочь не могу.

– Вам всего лишь нужно уделить несколько минут, и все. Можно прямо тут, не входя в квартиру. Подумайте. Это связано с Зубастым. Вы хотите поймать его?

– При чем тут я? – неуверенно спросил Коля, но уже с меньшим протестом. Теперь заиграло любопытство.

– У вас конъюнктивит? Вы капаете глаза?

– Да.

– Я больше ничего не прошу. Закапайте глаза этим средством, и посмотрите на лампочку несколько минут. Больше ничего не нужно.

Коля глянул на них, затем на протянутое лекарство. На этикетке было название:

«Спазмоцин»

– Но я пользуюсь не этим.

– В таком случае, прошу вас воспользоваться этим, – сказал Руслан, – я прошу вас. Не как полицейский, а как человек. У меня тоже дети, я тоже за них боюсь. Если вам не безразлична судьба города, помогите.

– Но почему вы просите меня?

– Вы можете увидеть Зубастого. Чтоб его увидеть необходимо несколько условий, одно из них болезнь, которой страдаете вы, другое – капли, и третье, свет. Вы сделаете, что мы просим, появиться Зубастый. Ваше дело его вызвать, а мы его прикончим.

– Вы что, серьезно? – спросил Коля, глупо оглядывая всех троих.

– Да, мы не шутим.

Коля не знал, что ответить, и продолжал молчать. Он стоял с каменным лицом, будто эмоции отсутствовали. Руслан ждал, остальные двое выражали страх.

– Время идет, поймите. В девятичасовом выпуске должны показать все три составляющие и тогда город будет на грани взрыва. Все будут под угрозой. Все кому не лень, будут вызывать существо.

– Я смотрел новости, – медленно сказал мужчина, – там говорили, что существо убило журналиста, прямо в студии. Другой человек остался изувечен. Больше свидетелей нет. Они все делали по записям очевидца, и, похоже, у них получилось.

– Вы хотите, чтобы так делали все жители Одессы? – спросил Руслан, ощутив, что его слова приобрели значительный вес, – а может и страны? К чему это приведет, вы понимаете?

Коля помолчал, прикусив губу. Он понял, что от него хотят, и что может произойти. Так же он понял, что ситуация довольно опасна в случае, если он откажется.

– Хорошо. Давайте поймаем его, – решительно сказал мужчина, и вышел в коридор. Он закрыл дверь, одной рукой продолжал поддерживать штаны, другой взял капли.

– Что я должен делать?

22:25

Когда Денис вошел в квартиру, жена отреагировала, как кошка, уловившая запах мяса.

– Где ты был? – спросила Таня, едва он вошел.

– Гулял с другом. Я имею право погулять?

– Конечно! Имеет ли он право! А ты меня спросил, хочу ли я погулять? Хочу ли я отдохнуть от работы, готовки, – она начала загибать пальцы, – уборки, стирки, и постоянных трепаний нервов?

Денис улыбнулся, стало неловко.

– Я ходил по делу. Я не отдыхал.

– И как дело?

– Отлично. Больше можно не беспокоиться за Зубастого. Он мертв.

– Что?

Жена, казалось, не услышала, глупо глядя на него.

– Ты снова пил?

– Нет. Сегодня не пил.

Таня подошла и принюхалась к запаху изо рта. Алкоголя не ощутила.

– Ты убил Зубастого?

– Нет, его вызвал, убил его другой человек, который мне помогал.

– Поздравляю, – в голосе было больше сарказма, чем овощей в рагу.

– Ты не веришь?

– Думаешь после того, как ты наврал, я буду относиться к тебе как прежде? Ты ошибаешься. Тебе пора повзрослеть. Я хочу, чтоб ты понял: детям нужен отец, подающий пример, а не пугающий. Они боятся тебя. Боятся твоих историй, твоего поведения, твоих пьянок. Я и сама боюсь, и надеюсь ты изменишься, но похоже, ты не собираешься этого делать.

– Я могу тебе представить свидетеля. Могу показать место, где лежит тело Зубастого.

– Зачем? Если ты убил его, хорошо. Я не хочу ни о чем говорить. Я устала и пойду спать. Жду тебя в комнате. Если ты не собираешься еще куда-то уходить.

Денис поужинал, переоделся, заварил чай. Он прошел в большую комнату, включил телевизор. Он не мог спать. Его переполняли положительные эмоции. Он пил чай, улыбка не сходила с лица, словно пришитая, но вскоре утомление дало о себе знать. Денис сидел в кресле, засыпая. Голова плавно опускалась, он дергал ею обратно, лишая возможности упереться подбородком в живот. Телевизор вещал рекламу. Денис выключил его, встал, потянулся. Голова тяжело болталась, создавая боль в суставах. Он пошел спать.

 22:40

Женя уснул поздно, у него болел живот. Он трогал его сквозь сон. Во сне он был не дома. Чужая планета, все темное и мрачное, лишь серого цвета лед повсюду. Горы льда. Дома изо льда.

Он стоял в хрустальном замке матового оттенка. Все было холодным. Вокруг ходили существа с длинными ногтями и пастью вместо головы. Несколько существ быстрыми движениями пробивали во льду проходы, по которым шли дальше, в темноту получившихся пещер, оставляя за собой снежную пыль. Существа не замечали Женю. Парень понял, что они живут в холодном мире. Они ходили без панциря, наслаждаясь прохладой. Солнце не грело, его вовсе не было. Было светлое небо над головой, и ледяного цвета облака.

Женя был в их мире, где никто не разговаривает, где только лед и холод.

Женя закрыл глаза. Что-то изменилось. Тепло прошло по телу, стало светло. Он открыл глаза. Он был на море, на родной планете. Солнце освещает желтоватого цвета песок. Женя стоял на пляже и впитывал морской прохладный ветер, сбивающий с ног. Солнце радовало глаз, чайки парили, как кляксы в форме галочки, на чистом синем полотне. Он знал, что сейчас произойдет. Он протянул руку к правой стороне живота, рана раздвинулась. Женя подошел к воде. Он не снимал обуви, просто шел. Когда вошел по колено и джинсы прилипли к ногам, из раны выпало что-то. Раздался шлепок и небольшой всхлип. «Малыш» выпал в воду. Женя смотрел на него. Он лежал на волнах, немного выпирая над уровнем воды. Маленькое тело, похожее на мешочек синеватого цвета, дернулось на прощание и скрылось в пучине зеленоватой соленой воды. Женя потрогал рану, она была закрыта. «Малыш» выполнил долг и теперь скрылся в море. Куда он отправиться? Женя не знал, но знал, что сделал все, что мог. «Малыш» помог ему, убив Зубастого, а Женя помог «Малышу», дав на время свое тело. Эта взаимопомощь была необходимой и требовала крепких нервов. Женя едва не согласился на уговоры Дианы вырезать это из тела.

Начался закат. Стало прохладно и одиноко. Стемнело.

Женя проснулся. Рядом, на боку лежала Диана, мерно дыша. Женя поглядел на живот, там ничего не было. Он почесал полоску, где жил «малыш», затем повернулся на бок, обнял Диану, положив руку на грудь. Девушка издала стон, и продолжила спать, немного дернув рукой.

– Теперь все будет хорошо, – сказал он, – теперь я знаю, что делать. Я выпущу его туда, где мы впервые его увидели. Я выпущу его в море.

Женя закрыл глаза. Через десять минут он спал.

4 августа 2016 года

 – Резкое прекращение напряженной обстановки органы власти связывают с тем, что было несколько попыток вызвать существо намеренно. Два человека из следственного отдела, старший лейтенант Руслан Осадчев и Максим Гордиев, уверяют, что пытались вызвать существо, дальше цитирую: «Чтоыб прикончить его и избавить город от ужаса. Но ничего не вышло, видимо существо испугалось».

В тот самый вечер, две недели назад, когда Осадчев и Гордиев пытались вызвать его, в студии новостей существо появилось. Удачной попыткой оказались действия журналиста Леонида Тенова и оператора Игоря Семенова. В результате их действий журналист погиб, оператор получил многочисленные травмы. После нападения, когда в эфир дали подробные инструкции по вызову существа, ничего не происходило. Ни один человек больше его не видел. Возможно, оно испугалось, как утверждает Руслан Осадчев, возможно, подверглось огласке и засело на дно и теперь нас ждет что-то более страшное. Люди напряжены, и что будет дальше, покажет только время.

Татьяна Анютина, специально для А–ТВ, оставайтесь с нами, и да хранит вас Бог.

– Ха! – вскрикнул Руслан Осадчев. В его руке был бутерброд. Он сидел в домашнем халате в полоску, – Бог тут не поможет, девочка, поверь мне.

– Что? – спросила жена с кухни.

– Ничего, – сказал Руслан. Он мысленно вернулся к дню, когда на лестничной клетке они с Максимом уговаривали мужчину закапать глаза и поглядеть на лампу. Мужчина согласился, но ничего не произошло. Эксперимент повторился, но вновь безрезультатно. В тот вечер они ничего не достигли, и обидно махнув рукой, Руслан ушел не попрощавшись. Он был уверен, что в выпуске новостей передадут рецепт того, как можно увидеть Зубастого (и не ошибся), и на следующий день предвещал многочисленные вызовы в разные точки города, где будут обнаружены разорванные трупы. Этого не произошло, весь отдел был в недоумении. Убийства прекратились. Руслан смотрел новости каждый день. С одной стороны он был доволен, что все стабилизировалось, но с другой не мог приписать себе победу, как ни старался.

12 августа 2016 года.

 Женя сидел на пляже. Он наблюдал, как волны нападают на берег, затем отступают, оставив влажные полосы. Он печально вздохнул, вещи аккуратно сложил на песке и пошел навстречу воде. Впервые с момента, как он ощутил твердость в животе, он нервничал, волна озноба распространилась по телу. Он выпустил существо, так же, как видел во сне, единственным исключением было, что предварительно он разделся до плавок. Женя плавал, лишь ощутил толчок в бок. Что-то вышло из живота. После того, как «малыш» уплыл, Женя немного поплавал. Вода была прохладной. Одновременно он ощущал прилив сил и радость, которую не передать словами. Он ощущал себя нужным, важным человеком. Человеком, совершившим что-то хорошее. Он остановил Зубастого, и не переставал себе повторять об этом. Когда он вышел из воды, заметил, что из раны на животе что-то вытекает. Светлого цвета гной, тонким слоем пачкающий живот. Из отверстия в животе, где кожа прилегала неплотно, торчало что-то наподобие мешочка. Женя понял, что этот мешочек служил «малышу» укрытием, пока он находился внутри. Кусок отвисшей кожи заставил его поморщиться. Но ведь это его кожа! Его тело! Тем не менее, Женя ощутил брезгливость, и решил сходить к врачу. В этот раз это было необходимо.

Он пришел домой ночью. Разделся. Темнота и спокойствие заставили его улыбнуться. Луна освещала постель. Посреди кровати лежала девушка. Одеяло кофейного цвета, едва заметно поднималось. Женя лег рядом с Дианой.

– А? – спросила она сквозь сон, когда он обнял ее.

– Все нормально, спи, – сказал Женя, положив руку на грудь. Он быстро уснул. Снились ему теплые берега и прохладная вода.

20 августа 2016 года

Денис шел с супругой вдоль аллеи. Позолоченная звезда «Крыльев Победы» виднелась над деревьями. Впереди бегали Ира и Аня, виляя и прыгая по бордюру.

– Ира, осторожно! Не бегай по траве! – крикнула Таня. Денис сжал ее руку. Впереди он заметил сидящую на скамейке пару. Парень с девушкой обнимались. Парень был одет в шорты и майку, девушка в короткую юбку и блузку.

– Вот и он, – сказал Денис супруге, подходя к скамейке.

– Ира, подойди сюда, – крикнула Татьяна. Ира бегала вдоль бордюра, цепляя сестру за одежду, от чего Аня хныкала и возмущенно махала руками, затем с криками: «Папа, папа», бежала к отцу.

При виде Дениса, Женя что-то шепнул девушке. Диана села ровно, поправила юбку и скромно улыбнулась, будто знакомилась с родителями парня.

– Привет, Женя, – сказал Денис, протянув руку.

– Добрый день, – сказал Женя, обращаясь к Татьяне. Диана кивнула супругам и наблюдала, как вокруг скамейки бегали Ира и Аня, стараясь опередить друг друга. Аня не успевала и возмущенно жаловалась, беспрерывно выкрикивая: «Папа, папа».

– Это моя жена, Таня. Это Ира, ей шесть. Ане два года.

– Это Диана, моя девушка, – сказал Женя. Все улыбались, глядя друг на друга.

– Как тебе приключение, Диана? – спросила Таня, обратившись к девушке. Она не хотела озвучивать мысль, намекая на поимку Зубастого, которого Женя, вопреки просьбам любимой, решил устранить.

– Я никогда этого не забуду, – сказала Диана, взяв парня за руку. Она глянула ему в глаза.

Женя отпустил руку, поднялся и отошел в сторону, кивнув Денису. Тот пошел следом. Они прошли вдоль тропинки.

– Я не могу понять, – говорил Женя, – когда мы вызывали существо, оно пришло, так?

– Ну.

– Буквально за десять минут до нас, в студии А–ТВ два человека тоже вызвали его, и оно пришло. Расстояние между студией и Аркадией немалое. Это не дает мне покоя.

– Хочешь сказать, не знаешь, как оно могло быть почти одновременно в двух местах?

– Да. Не понимаю.

– Думаю, все просто, – сказал Денис, – то есть, просто для него, но для нас довольно запутанно. Время, когда его нет в нашем мире, останавливается, и возможно, когда совпадают факторы, благодаря которым он может перемещаться, он просто спокойно ступает от одной двери к другой, не спеша. Не забывай, там, где он появляется, присутствует холод. Причем холод такой, что вода мгновенно замерзает. Холод может замедлять или останавливать процессы. Что если подобный холод останавливает время?

– Не знаю, – уныло сказал Женя. Он оглянулся и заметил, как Татьяна присела на скамейку с Дианой и оживленно о чем-то говорила, не скрывая радости. Девочки бегали вокруг скамейки, стараясь обогнать одна другую, мать иногда на них покрикивала. Чаще выкрикивала имя старшей.

Разговор был окончен. Денис и Женя молчали, беззвучно радуясь тому, что они победили.

Женя и Денис стали часто общаться. Они захаживали в гости друг к другу, пили пиво (Денис, после случая с Зубастым, не пьет один). Вместе ездили на природу. Иногда обсуждали темы, связанные с Зубастым Невидимкой. Ушел ли он навсегда и не появится ли где-то очередной разорванный труп? Ни Денис ни Женя ничего не рассказывали журналистам и не обращались в органы власти. Они знали правду и молчали, улыбаясь и спокойно наслаждаясь жизнью.

– Не всегда нужно показывать, на что ты способен, – говорил Денис, – иногда следует делать подобные подарки. Не забывай, настоящий герой остается неизвестным.

Женя кивал, соглашаясь, но мысленно испытывал неудобство, словно незаслуженно получил плохую оценку и не мог никому рассказать, что не по своей вине.

Максим Гордиев получил повышение. После того как началось разбирательство и практически каждый день устраивали семинары касательно произошедшего в Одессе, стало известно что именно Максим первым уловил связь капель с Зубастым Невидимкой. За подобную внимательность, а так же за попытку вызвать и уничтожить существо его и наградили.

Максим работал два месяца, расследуя дело о убийстве в офисе, на окраине города, и напал на след подозреваемого. Он долго искал доказательства вины, и преуспел. Осталось только задержать преступника. Он направился в здание, где, сидя в офисе, работал подозреваемый. Максим не ожидал, что преступник всегда готов к обороне. Максима убили выстрелом в грудь, когда он пытался задержать подозреваемого. Напарник Максима, Леша Дубов, услышав выстрелы (никто не подозревал, что преступник носит оружие на работу), выбежал из машины. Он побежал в офис и встретившись на лестнице с преступником, ранил его, обезвредив. Леша получил похвалу и услышал слова, которые говорят всем новичкам, сделавшим что-то достойное:

– Ты молодец, делаешь успехи. Продолжай в том же духе.

Его хлопали по плечу и приносили соболезнования по поводу смерти напарника. Награду за поимку преступника получил он, так как вел это дело вместе с Максимом.

Руслан Осадчев, когда узнал о смерти Максима, высказал соболезнования Леше, но сделал это по–своему. Он не сказал, что парень был хорош, или что ему жаль, просто подошел к Леше на следующий день, после трагедии, похлопал по плечу, и сказал:

– Все иногда уходят, и если ты собираешься работать тут, будь готов, что завтра тебя или твоего напарника могут убить.

Ветеринар Павел Чиков выбросил в урну все, что осталось от существа. Оно начало мерзко вонять, даже находясь в пакете. Он так и не разобрался, что это было, понял лишь, что в его крови была чуть ли не вся таблица Менделеева. Этот факт говорил о многом, в первую очередь о том, что существо органически развито и способно эволюционировать. Часть тушки не представляла интереса. Пробы анализов и частички кожи Павел поместил в специальные колбы и отдал приятелю в лабораторию, для дальнейшего более подробного исследования, которое не дало результатов. Паша был зол на друга, словно это было по его вине. Паша кричал на свою девушку, часто у них возникали ссоры. Девушка со слезами на глазах старалась убедить Павла, что жизнь продолжается и не стоит вешать на стену стремление помогать животным, отбрасывая остальные приоритеты. Паша не соглашался, продолжая кричать и озлобленно ходить по комнате. Он много курил и при любой возможности старался найти нечто похожее на существо, что принес ему в ветеринарную клинику мужчина. Он мог рыться в мусорном баке, когда шел с девушкой гулять. Это стало последней каплей, и девушка решила, что лучше им будет пожить отдельно друг от друга, хотя бы временно. Паша отреагировал отстраненно, словно знал девушку всего несколько дней.

Он часто бродил вдоль берега моря по вечерам. Часто можно было в сумерках заметить красную точку тлеющей сигареты, маячившую в кустах. Однажды днем Паша повстречал Наташу. Девушка выгуливала собаку. Паша остановился, оглядел ее, она ответила взаимностью. Пес несколько секунд нюхал брюки Павла и присел возле хозяйки.

– Хорошая у вас собака, – сказал Паша, вынув изо рта сигарету.

– Его зовут Лобстер.

– Впервые слышу подобное имя.

– Я люблю все необычное, возможно, поэтому и назвала его так.

– Я тоже люблю все необычное, – сказал Паша и выбросил сигарету.

Наташа улыбнулась. Паша улыбнулся в ответ.

– Что вы тут делаете? – спросила она.

– Я могу вам рассказать интересную историю, если позволите вас проводить.

– Хорошо. Пошли.

Они пошли по траве вдоль трассы здоровья. Мимо мелькали велосипедисты, пешеходы, мамаши с колясками, семейные пары, дети. Паша и Наташа гуляли до вечера. В тот день они впервые поцеловались. Через неделю начали жить вместе. Паша перестал искать пришельца, бродя вдоль пляжа. Он стал чаще улыбаться и много времени проводил с Лобстером.

– Уже два месяца прошло с момента последней жертвы Зубастого Невидимки. Жители надеются, что больше подобного не повториться, они верят, что он больше не придет. Существует мнение, что Зубастый ушел под влиянием холодных погод. Убийства были совершены в теплое время года, и с наступлением осени он перестал появляться. Однако правды не знает никто, нам остается только надеяться, что все прекратилось навсегда. С вами была Татьяна Анютина, следите за дальнейшими событиями и будьте осторожны. Это лето в Одессе выдалось жарким.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *