Халдей

США НАЧАЛИ ВОЙНУ ПРОТИВ РОССИИ И ОТРЕЗАЛИ СЕБЕ ПУТИ К ОТСТУПЛЕНИЮ

Новые санкции в отношении России — это объявление ей войны до победного конца
Александр Халдей, 12 августа 2018,

У России-2018 и СССР-1940 много общего. И тогда, и сейчас мир замер накануне неизбежной мировой войны за глобальный передел мира. И тогда, и сейчас во главе страны стояли политики, имевшие самый большой в мире государственный опыт. И тогда, и сейчас Россия выжидает, играет в поддавки и выигрывает себе время. И тогда, и сейчас стоит та же самая мобилизационная задача: «Или мы проскочим этот путь за 10−15 лет, или нас сомнут».
Многие скептики говорят: нынешний народ — не тот, что был в СССР. Гнилой народец. С тем можно было войну выиграть, с этим нельзя. Это не так. Это замена реальности пропагандистскими штампами. И тогда народ был всякий, и сейчас. И тогда у НКВД было чем заниматься, и сейчас у ФСБ находится. Тем не менее если завтра война — настоящая, на выживание — народ опять встанет в очереди у военкоматов. Даже если он там не нужен и исход войны решат ракетчики. Так что и тогда, и сейчас с мобилизационной идеологией всё не просто. Тогда коллективизацию и раскулачивание не любили, сейчас приватизацию не любят, но когда враг вторгся, каждый делает выбор. Подавляющее большинство выбирает окопы, меньшинство — службу врагу. Всё без изменений.
Из-за того, что человек избегает травмирующей действительности, осознание начала войны всегда приходит с опозданием. В войну втягиваются постепенно. Предконфликтную стадию и сам конфликт принято разделять между собой, хотя на самом деле это разные стадии одного и того же процесса. Накопление конфликтного потенциала в виде риторики — это уже признак военной ситуации. Думать, что война — это когда пограничники кричат в телефонную трубку, что видят танки, форсировавшие реку, и пехоту, заполняющую предполье, а командующие округов ошалело наблюдают тучи плывущих в небе куда-то в тыл армад бомбардировщиков — всё это неправильное толкование войны. Война — это уже само намерение нанести вам вред. Способ исполнения желания — глубоко вторичен.
Сейчас Россия столкнулась с феноменом инициативной эскалации конфликта со стороны США. Многим не хочется верить, что это война. Хочется верить, что это просто пугающие жесты, что все рассосется, как ложная беременность. Но это ошибка — ничего не рассосется. Свои проблемы США могут решить только силой. Уверенно и непреклонно американский правящий класс движется к вооруженной фазе мирового конфликта, где конфликт с Россией — лишь фрагмент. Но фрагмент центральный.
Уже пройдена стадия насмешек и иронии, обмена колкостями, выдвижения ультиматумов, началась стадия расчеловечивания и дегуманизации противника. Следом за этой стадией начинается диверсионная война, перетекающая в войну тотальную, где столкновения армий — лишь часть тотальной войны, и далеко не всегда главная. Да, силовые шаги закрепляют успех, но главное делается до этого. Главное — это отрезание противника от ключевых ресурсов войны — союзов, денег, привлекательного имиджа, сырья, технологий.
Как относиться к тому, что мы узнали об очередной волне санкций, инициированной американским Конгрессом? Это блеф или реальность? Это война или торг? Ответить на эти вопросы необходимо, чтобы выбрать правильную политику. Давайте подробнее рассмотрим выставленные нам условия.
Конгресс США принимает закон о шести пунктах.
1. Создание антироссийского ведомства в статусе общенационального центра по борьбе с российской угрозой. Годовой бюджет — 250 миллионов долларов.
2. Запрет на расчёты с крупнейшими системными российскими банками, прежде всего, имеющими государственный пакет акций. Частников, типа «Альфа-банка», такие репрессии не касаются — по причине полной лояльности к американцам руководства таких банков. То есть американцы чётко очертили свою агентуру в России.
3. Запрет на операции с российскими евробондами. Нам не только в долларах запретят продавать государственные облигации, но и в евро. То есть наступление по всем фронтам.
4. Признание России государством — спонсором терроризма. Это чтобы отсечь все поползновения европейцев как-то торговаться с американцами по вопросу смягчения санкций к России.
5. Запрет на операции с российскими облигациями федерального займа в долларах для американских инвесторов.
6. Начало пропагандистской кампании по компрометации Владимира Путина под общим названием «Активизация поиска активов Путина по всему миру».
То есть Россию обозначили как врага и создали ведомство по постоянной борьбе с нею. Персонализировали Лидера своего врага — Владимира Путина. Против него идет вся атака. Это кроме того, что борьба с Россией является постоянной задачей всех американских ведомств, от минфина до Пентагона, все 12 месяцев в году. Тут форма войны — санкции. В этом задача нового ведомства. Американцы — народ системный, и всё решают системно. Есть функция управления — есть под неё структура.
Любой процесс — это цели и пакет решаемых задач по достижению этой цели. Американцы создали структуру для решения нескольких задач по ведению войны с Россией посредством механизма санкций как одного из средств войны — НАТО и СМИ никто со счетов не сбрасывал.
США и Британия увязывают в единый пакет требования к России. Или Россия пускает на свои заводы, которые выберут англосаксы, так называемую «инспекцию ООН», которая ищет следы производства химического оружия, либо через 90 дней вступают в силу санкции. И тогда полная и безоговорочная изоляция России в мире. В чём тут смысл?
На самом деле это выбор без выбора. Это разведка боем. Если Россия пустит инспекцию, это означает, что она уступила давлению, и его надо наращивать дальше, потому что это сработало. Нам выдвинут десять новых ультиматумов. Комиссия «инспекторов ООН», даже если её приведут на Урюпинский хлебозавод, найдёт там белое порошкообразное вещество, «хайли лайкли» напоминающее отравляющее средство, и потребует расширить допуск к другим заводам, собирая попутно нужную развединформацию и параллельно выставляя обвинительные приговоры, образцы которых уже напечатаны и разосланы членам инспекции. То есть по результатам инспекции Россия в любом случае получит изоляцию, оправданную приговором комиссии.
Если Россия никого никуда не пустит, она получит ту же изоляцию, но уже за то, что не пустила инспекцию и тем самым поставила себя вне мирового сообщества. Спонсор терроризма и всё прочее уже обозначено.
Параллельно идёт мощнейшая компания по поиску «путинских сокровищ»: замков, кладов сундуков с пиастрами, фотографий с самолётов каких-то вилл, виноградников, копий банковских чеков с выделенными фломастером цифрами и названиями отделений банков, доверенностей третьих лиц на других третьих лиц. Какие-то фото растерянных поваров и удивлённых виолончелистов. Два месяца такой истерики — и все будут уверены, что Путин богаче Ротшильда. Ложек, правда, не наши, но осадок остался. Аргумент простой — «об этом все знают». Одним словом — «хайли лайкли».
111
Манера переговорного поведения в данном случае со стороны США — это «Терминатор». Такой персонаж с железной головой, бить по которой бесполезно. Стиль поведения — наезд. Ультиматум. Силовая модель. Есть определенные манипуляционные стратегии, разрушающие эту модель, но если оппонент хочет именно драться, а не вести переговоры, он будет именно драться и идти к драке. И ничего вы с этим не поделаете.
А хотят ли «американские» войны, в отличие от русских, которые, как известно, войны никогда не хотят? Посмотрим на говорящие головы американского правящего класса. Они озвучивают «городу и миру» то, что хочет донести до всеобщего сведения этот класс.
Есть два классика жанра, известных широкой публике (прочие известны меньше) — это Збигнев Бжезинский и Джордж Фридман, глава компании «Стратфор», известного пропагандистского центра, оформленного под аналитический. И если Бжезинского все так или иначе читали, хотя бы в виде пары-тройки известных цитат, то о работах Фридмана известно меньше, чем о нём самом. А тут есть над чем задуматься.
В 90-е годы у Фридмана вышла довольно интересная книга под названием «Следующие 100 лет: Прогноз событий XXI века». В ней сформулированы все прозрения американского истеблишмента в отношении России. И все их истинные намерения, проявление которых мы видим сейчас. Слово автору:
«Сложилось мнение, что холодная война разрешила русский вопрос, но это всего лишь впечатление. … Принимая во внимание тот факт, что Россия не развалилась, можно уверенно сказать, что русский геополитический вопрос возникнет вновь. Учитывая, что Россия в настоящий момент вновь набирает энергию, можно предположить, что русский вопрос возникнет скорее раньше, чем позже. Этот будущий конфликт не будет повторением холодной войны, как Первая мировая война не была повторением наполеоновских войн. Но в этом конфликте будет поставлен фундаментальный русский вопрос: ЕСЛИ РОССИЯ — ЕДИНОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО, ТО ГДЕ НАХОДЯТСЯ ЕЁ ГРАНИЦЫ И КАКОВЫ ЕЁ ОТНОШЕНИЯ С СОСЕДЯМИ? Этот вопрос будет определять следующий крупный этап мировой истории, в период, предшествующий 2020 году».
То есть американской элитой чёрным по белому поставлен под сомнение принцип единства российского государства в его границах (Россия — единое национальное государство без всяких «если») и сформулирован вопрос, как Западу не допустить возвращения России в её исторические границы. Всем способами, вплоть до военных. Вот так и никак иначе.
«Война США с исламским миром уже заканчивается, и новый конфликт не за горами. Россия восстанавливает свою прежнюю сферу влияния и неизбежно вступит в противоречие с интересами США. Русские будут продвигаться на запад по территории Восточно-Европейской равнины. Когда Россия вновь окрепнет, она столкнется с контролируемым США НАТО в трех прибалтийских государствах — Эстонии, Латвии и Литве, а также в Польше. В начале XXI в. будут и другие источники разногласий, но именно эта новая холодная войнаприведет к появлению горячих точек после окончания войны между США и мусульманами.
Россия обязательно попытается вновь установить свои порядки, а США обязательно попытаются этому помешать. Но, в конечном счете, Россия не сможет победить. Ее глубокие внутренние проблемы, стремительно сокращающееся население и плохая инфраструктура в итоге делают надежды России на долговременное существование призрачными. И вторая холодная война, не такая страшная и гораздо менее глобальная, чем первая, закончится схожим образом — падением России».
Стоит отбросить аргументационную часть в силу ее явной пропагандистской предвзятости и обратиться к части констатирующей. Эти констатации очень трезвые.
Американский правящий класс прекрасно понимает, что Россия никогда не смирится с фактом своей ослабленности и потерей влияния на исторических территориях. Россия непременно однажды окрепнет и приложит все силы, чтобы вернуть утраченное. И тут она должна наткнуться на позиции НАТО и объединённого Запада, который должен не допустить усиления России.
Далее Фридман приводит мнение правящих кругов США по китайской угрозе:
«Многие люди предсказывают, что основным претендентом на место США будет Китай, а не Россия. Я не согласен с этим мнением по трем причинам. Во-первых, если внимательно посмотреть на карту Китая, видно, что он находится в довольно изолированном положении, на севере гранича с Сибирью, а на юге — с Гималаями и покрытыми джунглями территориями. Если также учесть, что большинство населения проживает в восточной части страны, становится очевидно, что Китаю будет не так-то просто расширять свои границы.
Во-вторых, Китай уже много веков не является крупной морской державой, а создание флота подразумевает не только строительство кораблей, но и подготовку квалифицированных и опытных моряков, на что уйдет много лет.
В-третьих, есть более веская причина не беспокоиться по поводу Китая, так как этой стране свойственна хроническая нестабильность. Каждый раз, когда Китай открывает свои границы внешнему миру, прибрежные районы начинают процветать, но подавляющее большинство китайцев, живущих в глубине страны, по-прежнему прозябают в нищете, что и выливается в напряженность, конфликты и нестабильность.
В силу этого решения в сфере экономики принимаются по политическим мотивам, что делает их неэффективными и способствует росту коррупции. Это не первый раз, когда Китай открывает внутренний рынок для иностранной торговли, и не последний, когда в результате подобного шага он приходит в нестабильное состояние. И, безусловно, в его истории не в последний раз появляется такая фигура, как Мао Цзэдун, чтобы изолировать страну от окружающего мира, сделать всех одинаково богатыми (или одинаково бедными) и начать цикл заново.
Некоторые люди полагают, что мировые тенденции, наметившиеся в последние 30 лет, будут существовать в течение неопределенного времени. Я думаю, что в наступающем десятилетии китайский цикл перейдет на свою следующую и неизбежную стадию. А США, для которых Китай вовсе не является соперником, будут стараться ему помогать и удерживать от распада, чтобы сохранить его в качестве противовеса России. Нынешний динамичный рост экономики Китая не перейдет в долгосрочный успех».
Здесь так же абсолютно прямо заявлено: для США не Китай, а именно Россия является приоритетом №1 и главным политическим врагом, уничтожение которого является главнейшей исторической задачей. Пока Россия существует даже в своих нынешних усечённых границах, США не могут жить спокойно. Само существование России угрожает США нетерпимым образом.
Отдельно хочу обратить внимание на вот эти слова Фридмана: «Учитывая, что Россия в настоящий момент вновь набирает энергию». Во-первых, это мнение хоть и ангажированного, но достаточно профессионального аналитика. И если наши враги считают, что при Владимире Путине Россия опасно для них стала набирать энергию, то всем внутрироссийским критикам Путина, отрицающим и высмеивающим усиление России под его правлением, очень стоит обратить внимание: Фридман с ними не согласен. Он бы рад был согласиться, но не может. И потому встревожен сверх всякой меры.
Во-вторых, если для врагов факт усиления России стал страшной реальностью, то те, кто с этим на согласен, аналитиками быть не могут. Злопыхателями могут, а аналитиками нет. Их мнение учитывается на выборах, но никак не может быть принято во внимание как адекватная оценка действительности. И это при всём при том, что проблем в России масса, и некоторые из них закономерно (из-за либералов в правительстве) обостряются. Но многие и решаются — и это является основой для сохраняющейся внутренней стабильности, несмотря на проблемы.
Но главной проблемой России остаётся модернизационный скачок. Россия осуществляет его в условиях откровенной войны. Пока отсутствует обмен ударами армий. Всё прочее — в наличии.
Фридман пишет: «…В ответ США вторглись в исламский мир. Но страна не ставила перед собой цели победить. Было даже не ясно, что именно будет означать победу. Целью США было просто разрушить исламский мир и настроить входящие в него страны друг против друга, чтобы исламская империя больше никогда не возникла».
В отношении России преследуется такая же цель — просто разрушить Русский мир и настроить входящие в него центр и национальные окраины друг против друга, чтобы Российская империя больше никогда не возникла.
То есть США, затевая новый виток санкционной войны, ни в коем случае не блефуют и не торгуются. Блеф отличается от лжи тем, что ложь — это то, чего не может быть, а блеф на определённом этапе может и воплотиться. Весь вопрос лишь в том, где эта грань на самом деле. В этом всё дело. США не отступят — им некуда отступать. Они поняли роковую ошибку, когда недоразрушили Россию в 90-х. Кризисом глобального капитализма они сейчас загнаны в угол, как крыса. Силы для броска у них пока есть. Но пугает их то, что силы недавно разгромленной России прибывают, а силы недавно победивших США убывают.
Возвращение Крыма Россией показало, что торжество победы Запада оказалось ложным. Россия уже сделала шаг — вернула Крым. И Запад ничего не смог сделать! Если не взорвать Россию, следующий шаг последует в любой момент. И ещё один. Пока Россия не вернётся в границы СССР. И потому США действуют с крайней позиции силы. С позиции Терминатора. Поэтому они бьют по российским финансам и технологиям — самым уязвимым секторам, связанным либералами с Западом. Это расслабляющий удар. Он должен вызвать переворот. Дальше последует вторжение.
В прессе есть множество статей, где взвешиваются для России риски и опасности нового курса США. Так или иначе, они существуют, хотя и не фатальные. Однако пока никто не написал о том, в чём слабость именно позиции Терминатора для самих США. А она есть, и она существенна. Основана она на двух моментах: во-первых, не прочитаны риски для такой позиции, и, во-вторых, не просчитаны потерянные возможности.
В России это осмыслил Путин. В США эти опасности осмыслил только Киссинджер и узкий круг его соратников. Но они сейчас в явном меньшинстве. Всё решают неоконы. Они не воспринимают эти два пункта и навязывают Америке свой курс. И этот курс — война. Это не попытка напугать или поторговаться. Это именно война на уничтожение государства противника. Она требует ответных мер военного характера. Прежде всего, настройки общества и командования на мышление военного времени.
Видимость мира закончена, и с каждым месяцем война будет идти по нарастающей. Скоро США вовсе перестанут считаться с наносимым себе ущербом. За это время в мире сложится широкая коалиция антиамериканских сил, основой этой коалиции станут БРИКС и ШОС. Добавятся Турция, Пакистан, Иран. Новые антиамериканские союзы начнут развивать внедолларовую торговлю, понимая, что им угрожает общая опасность.
В любом случае план США направлен только на то, что лишенные доступа к работающим банкоматам и валютным расчетам граждане России сметут власть и призовут либералов, которые и поделят Россию на несколько частей и навсегда решат русский вопрос в пользу Запада. Все нашествия на Русь за последнюю 1000 лет, с которыми приходили завоеватели, исходили из этой же идеи. И никогда их расчёты не оправдывались. И вот сейчас опять война, и опять с теми же надеждами. История, действительно, некоторых так ничему и не учит.

САНКЦИИ США ОЗНАЧАЮТ КОНЕЦ КОМПРАДОРСКОГО КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ
Новый виток холодной войны между Россией и США ведёт к коренным изменениям российской финансовой и политической системы
Александр Халдей.
США готовят новый пакет санкций, направленный не только против российских банков, корпораций, бизнесменов, но и против тех, кто с ними ведет бизнес. Полный перечень российских компаний есть в печати, и я не хочу пересказывать в сотый раз то, что все уже знают почти наизусть: названия компаний и фамилии людей. Главное в том, что всех их отрезают от долларовых расчетов, включая и расчёты по российским государственным облигациям.
Для высших менеджеров этих компаний лафа жизни на две страны кончилась катастрофой. Бедный Греф напрасно столько лет демонстрировал лояльность соседям по даче, не признавая Крыма. Не помогло. Вышвырнули Грефа с его банком с американского рынка и не посмотрели, что выбрасывают глубоко преданного им человека.
Российская финансовая система, ядром которой была связь с долларом, получила смертельный удар. И вопрос уже не в том, примут санкции такими или смягчат — эти не примут сейчас, примут другие завтра, суть не в этом. Топор подвешен, и он непременно упадёт на головы наших либералов. Их будут дожимать, закручивая тиски всё больше и давя на Трампа всё сильнее. Трамп очень слаб, несмотря на рейтинги популярности.
Истеблишмент США сжирает даже популярных президентов. Если Трамп переживёт ноябрьские промежуточные выборы в Конгресс, он с высокой вероятностью не выиграет президентские выборы. Второй раз «глубинное государство» эту ошибку не допустит. И тогда преемник доделает всё то, что не доделает Трамп. Россию ждёт полная финансовая изоляция с запретом на импорт современного оборудования и экспорт нефти и газа. Впереди лекарства и продукты. Тот, кто в это не верит, не понимает происходящего.
Насколько силён шок в российских элитах от происходящего, показывает выступление Пескова. Это как начало Отечественной войны: все её ждали, а когда началась — не поверили. Думали — провокация. Оказалось — война. Помните наши военные доктрины? «На чужой земле и малой кровью! От тайги до британских морей Красная армия всех сильней!» В жизни получилось несколько иначе. И лишь благодаря тому, что отрезвление произошло быстро, врага остановили под Москвой через полгода.
Песков — Молотов нашего времени. Он осторожно высказался в том плане, что мы не видим пока предмета для разговора. Дескать, пока в США реально кто-то высказался за какие-то санкции. Будет официальное решение — тогда поговорим. И добавил то, что должно всех успокоить: «Финансовая система России достаточно устойчива, это всем хорошо известно. Она доказала свою устойчивость в достаточно непростые времена. На фоне продолжающейся непредсказуемости наших заокеанских партнеров, конечно же, мы должны и держим нашу финансовую систему в надлежащем состоянии. Это очевидно». Лучше бы он сказал другое, совсем простую мысль — что Россия адекватно отразит все атаки на её финансовую систему.
Потому что натянутый оптимизм не вносит успокоения. Какая финансовая устойчивость, когда РУБЛЬ РУХНУЛ ТОЛЬКО ОТ ОЖИДАНИЯ САНКЦИЙ? Только от слухов об их приближении? Ничего ещё нет, только разговоры с неясными перспективами — а рубль на валютной бирже уже упал. Спекулянты, господствующие на бирже и держащие этот рынок, стали массово выходить из рублевых активов.
Песков всё же не Путин, и всё, что он говорит вне прямого цитирования, он говорит от себя лично. Это его трактовка и его аргументы. Все понимают — финансовая система была устойчивой, пока по ней всерьёз не били. «Непростые времена», о которых говорит Песков, были на самом деле довольно простыми — по сравнению с теми временами, которые грядут. Сейчас нам грозит не просто тотальная война. Нам грозит вторжение. Или ещё есть те, кто этого не понял?
Санкции — лишь фрагмент мозаики. Фон. То, что изображено на этом фоне, рисуют другие. Экс-глава ЦРУ в США — персонаж, далёкий от амплуа Жириновского в России. Он не борец за оригинальность. Его задача — озвучивать некоторые намерения правящего в США класса. Бывший глава ЦРУ Майкл Морелл призвал устроить в России «оранжевую» революцию по примеру украинской. Спровоцировать её должны антироссийские экономические санкции, которые спешит принять Конгресс.
Всё предельно открыто: санкции наложатся на пенсионную реформу и повышение налогов и цен — и народ выйдет на улицы. Непопулярные реформы — следствие санкций, поэтому надо продолжать. Все санкции со времён Обамы направлены на то, чтобы поднять на восстание средний класс, и Морелл уверен, что именно этого «Путин боится больше всего». Он пишет об этом в газете The Washington Post в статье «Путин боится одного. Заставим его думать, что это может случиться». За восстанием в России последует вторжение. Интервенция всегда следует за революцией.
То есть США открыто используют существующую в России финансовую систему для организации государственного переворота. Все остальные каналы для них обрублены. Уверения в том, что наша финансовая система надёжна — это попытка скрыть растерянность от понимания того, насколько она ненадёжна. Но если Путин устами Пескова не говорит это сейчас прямо, то это вовсе не значит, что он этого не видит и меры не принимает.
Первым шагом было создание платёжной системы МИР и аналога системы СВИФТ. Вторым — резкий сброс 85% американских облигаций. Третьим шагом будет переход к пошаговой национализации финансовой системы — меры совершенно вынужденной и очевидной, о которой будут избегать говорить вслух.
Я недавно писал, что главной чертой советского бюджета было то, что он формировался в результате изъятия свободного нераспределённого остатка прибыли, возникавшего после распределения плановой прибыли предприятий по фондам, согласно установленным нормативам. Благодаря такой системе советский бюджет тянул не только СССР с его республиками, но и полмира вассалов и союзников. И лопнул СССР не потому, что надорвался финансово, а потому, что партноменклатура захотела приватизации. Так бы мы ещё и сегодня жили в этой системе.
Советская финансовая система была действительно очень устойчива, потому что была ограждена от влияния диверсий Запада. СССР всегда, всю свою историю жил в санкциях, но никто никогда этого не ощущал. Нынешние же санкции все мгновенно чувствуют на себе — колебания рубля вызывают скачки цен и риск банкротства банков. Бюджет страны зависим от доходов от экспорта сырья и сбыта российских облигаций. Неверно считать, что санкции ударят лишь по карману банкиров и топ-менеджеров. Ударят, но и по тому, что в СССР называлось «народное хозяйство», ударят не меньше. Слишком мы зависимы от импорта и от доллара.
Я это к тому пишу, что третий шаг в сторону перевода в бюджет аналога советского свободного остатка прибыли мы уже сделали. Государство заберёт у металлургического и химического бизнеса 500 миллиардов рублей в госбюджет. Просто так, безо всяких налогов. Советник президента Андрей Белоусов написал письмо президенту Владимиру Путину, в котором указал, что в металлургии и химии за 2017 год скопились сверхприбыли, возникшие из-за ценовой конъюнктуры, а не в результате действий руководства компаний. Конъюнктурное превышение над средней ценой было 20,8%. Поскольку у нефтяников изымают в бюджет сверхдоходы в виде ренты, то почему этого не сделать с металлургами и химиками? Путин согласился и на письме Белоусова поставил резолюцию «Согласен». Это уже социалистическое перераспределение государством прибыли частных капиталистических предприятий. НЭП в чистом виде.
Либералы грустят — нехорошо, говорят, не по-нашему это, не по-рыночному. Акционеры недополучат дивидендов. Но какие сейчас могут быть дивиденды, когда страна в войне?
Изымать деньги из предприятий можно под разными соусами. Можно, как в СССР, в виде изъятия свободного остатка прибыли, можно, как во многих капстранах во время войны, — приходит государство и изымает всё, что ему нужно. В войну страна, так или иначе, встаёт на рельсы принципов социализма. Это в первую очередь принцип приоритета общенациональных целей над личными. Либералы в войну отстраняются от власти и, если нужно, собственности. Пока их отстранили от части прибыли в двух отраслях. Если будет нужно — национализируют.
Однако вернёмся к нашим банкам. Тем, которых отрезали от доллара — или угрожают отрезать с высокой степенью вероятности этого события. Раньше или позже, но это произойдёт, и сомнений тут нет ни у кого, кроме самих либералов.
В известном фильме «Освобождение» в конце есть вопрос: «Что принёс миру фашизм?». Мы должны точно так же спросить себя: «Что принёс России либерализм?».
Он принёс душой и телом преданную США российскую элиту. Которую приходится подкупать возможностью коррупционного обогащения для предотвращения её открытого выступления на стороне врага. Но и этот подкуп не превратил компрадоров из врагов России в друзей. Они воздерживаются от бунта, но как ненавидели Россию, так и ненавидят. Проблема в том, что они воспроизводят сами себя, захватив контроль в сфере образования, подготовки и расстановки кадров в экономике и пропаганде.
Либерализм принёс России зависимость от закупок технологий добычи нефти и газа. Сырьевая элита презирает машиностроение. Контролируя сырьё и финансы, она покупает оборудование на Западе, делясь с ним частью национальных ресурсов за допуск к технологиям. И кредиты они берут на Западе. И семьи их там. И компании переведены в их юрисдикцию. Они полагают, что так теснее привяжут к себе элиты Запада — вот, дескать, мы вам не только долю в нефти и газе, но деньгами вашими попользуемся, и машиностроение ваше поддержим, нам своё без надобности.
Предположения, что они таким образом купили себе агентов влияния, рухнули, как сказочный сон, под отрезвляющим ветром первых санкций. Запад легко выбросил своих вчерашних партнёров, как они о себе думали. Они для Запада не партнёры, а папуасы, которые за стеклянные бусы покажут, где лежит золото.
Либерализм поставил Россию в зависимость от поставок оборудования в военно-космическую отрасль. Это уже так серьёзно, как отдать ключи от наших ракетных шахт в Пентагон. Зависимость сокращается, но она стала так велика, что пока избавиться от неё не удаётся. Тем не менее наши корпорации и ключевые банки почему-то по уши завязли в схемах прокачки денег через США. Что наши предприятия ВПК делают в США? Что они держат в офшорах? Зачем им это? Как в этом участвуют наши системообразующие банки? Как мы недавно узнали, в Роскосмосе воруют поистине с космическим размахом, и не только деньги, но и комплектующие покупаются у главного противника. Причём так давно, что за это время не только импортозамещение, но и с нуля построить всю космическую отрасль при желании можно было.
Но пока гром санкций не грянул, никто не перекрестился. Ракеты на двойных технологиях из США и комплектующих из Китая — это вам не гражданский авиалайнер Суперджет, состоящий на 80% из западных комплектующих. Это уже не глупость — это измена. И как бы ни пытался сейчас Минпромторг выйти из этой ловушки, либеральная финансовая модель России не позволяет быстро сманеврировать ресурсами. Это порезать заводы на металлолом в «святые» 90-е было легко. Построить новые на уничтоженной технической и кадровой базе так же быстро не получится. В бюджете, формируемом в рамках либеральной парадигмы, денег на это в нужном объёме не будет никогда. Это когда у нас нефтяники с газовиками финансово страдают, им на помощь всё государство приходит. Машиностроителям так в жизни не повезло.
Самое унизительное, что всё это либералы делают со страной, первой в мире полетевшей в космос всего через 12 лет после окончания самой страшной войны. То есть тогда были и технологии бурения нефти, и собственная наука, и турбины для ТЭЦ сами делали, и комплектующие для ракет, и в США оборонные заводы не паслись, как бараны на чужом поле.
Но удовольствия должны быть дорогими. Вы не забыли, что у нас вся страна летает на Боингах и Эрбасах? Как такое случилось в крупнейшей когда-то авиастроительной державе? Как сейчас покупать запчасти к импортным самолётам, если расчёты в долларах нам в США запретят? Как брать в лизинг новые самолёты? На чем летать в стране будут? У нас страна в шести часовых поясах. Все самолётостроение либералы успешно убили. Всё, что может сейчас Путин — это административными мерами поддерживать Илы и Тушки, давая им заказы от Минобороны и помогая штучно что-то производить.
Но штучные пассажирские самолёты нерентабельны и всегда проиграют иностранцам, которым просто подарили наш рынок. Причина та же — возможность откатов, коррупция, нежелание морочить себе голову с нашим производством. И все легальные финансовые инструменты для этого существуют. Хотя у нас давно есть авиадвигатели намного более тихие и экономичные, чем на Западе.
Газета «Аргументы Недели» годами пишет о горькой судьбе нашего авиадвигателя НК-93, которому нет аналогов в мире и который на всех выставках всегда старательно прячут от Путина где-то в дальних ангарах. Причина проста — он дёшев. Выгоднее ставить на Суперджет полностью импортные изделия. Новый авиалайнер стал прачечной по отмыванию колоссальных бюджетных денег. Наши самолёты, уже готовые к производству, намеренно зарезали. Схема проста: деньги из бюджета — контракт с иностранцами — платёж — откат. Минимум лиц, максимум выгоды. Свой банк, как свой врач и свой адвокат, всегда под рукой. Путь от бюджета до офшора самый короткий. Что теперь будет с Суперджетом — неизвестно. Так как там львиную долю комплектующих несут французы, логично для Суперждета после нового пакета санкций ждать судьбы Мистралей. Или как минимум перебоев с поставками.
Понятно, что как бы ни были тяжелы для страны издержки американских санкций, российские финансисты просто так власть не отдадут. Они будут изо всех сил доказывать, что их судьба — это судьба России, и их смерть есть смерть России. И потому надо сначала спасать их, а потом Россию. Мы это уже много раз видели и ещё столько же раз увидим.
От введения санкций пострадают наши самые крупные отрасли — нефтянка, газ, авиа и ракетостроение. Наверняка коснётся судостроения. Станки в Китае купить можно, а вот технологию уже нельзя. Китай технологии сам в Америке покупает. Так что ждут нас непростые времена.
В общем-то, поделом. Своё иметь надо, а не ходить по миру с протянутой рукой и стрелять чужие сигареты, просить чужих денег и чужих идей. Понятно, что нашим либералам хоть плюй в глаза — им всё Божья роса, они любую нужду смогут выдать за добродетель. Но мы не можем не видеть — объективный ход событий в виде острой конкурентной борьбы американского капитализма с российским приводит к тому, что в России разрушается кормовая база компрадорской либеральной прозападной буржуазии.
Америка своими санкциями прямо выталкивает Россию даже из колониального периферийного капитализма. Та смесь капитализма и социализма, что возникнет в России в результате американских санкций, будет совершенно другой системой с совершенно другими элитами, у которых ненависть и недоверие ко всему англосаксонскому будет передаваться по наследству через гены. А любовь коллеги к иноземщине будет понята как сигнал «чужой!». Российская новая элита будет остро англо-и американофобской. Всякое действие порождает противодействие. Санкции уничтожат в России либеральную интеллигенцию и либеральную бизнес-элиту. Прежде всего станет размываться либеральная финансовая система.
Как Китай под социалистические лозунги строит капитализм с китайской спецификой, так Россия под либеральные лозунги начнёт строить госкапитализм с большой социалистической составляющей — с российской спецификой. И это не вопрос вкуса, это осознанная необходимость. Иначе просто не выжить. Основы новой системы заложит Владимир Путин в процессе борьбы за исполнение майских указов в условиях острой геополитической напряжённости.
На либеральную риторику власти не стоит обращать никакого внимания — это риторика прикрытия. Обычная дымовая завеса для успокоения тех, кого будут постепенно отстранять от власти и собственности. Хотят этого или нет, Россия уже встала на этот путь и сойти с него не сможет. Крах либерализма в виде его финансовой системы неизбежен, и в ближайшие годы она будет постепенно демонтирована и изменена. Глобальный кризис своими всплесками этому только поможет. Тенденция обозначена и может менять лишь скорость, но не направление. Исходить будут из той реальности, которую нам создадут наши враги.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *