Хомепага

Владимир Поляков (г. Нюрнберг, Германия)

Любовь Петровна и Иван Васильевич уже лежали в постели, как вдруг ночную тишину в квартире прорезал душераздирающий истошный визг их дочери. Мать резко села на кровати с широко раскрытыми от ужаса глазами, и даже отец приподнялся на локте и начал напряженно прислушиваться. Через мгновение дикий вопль повторился, больше напоминая на этот раз победный крик людоеда, а затем в спальню влетела сама Виктория. Волосы ее были растрепаны, глаза безумно блестели, на губах блуждала странная улыбка. Она с удивлением посмотрела на испуганных родителей, а затем плюхнулась между ними на кровать, прижимая что-то к груди и тихо шепча:

— Йес, йес, йес!

— Вика! Девочка моя, что с тобой? — озабоченно спросила мама.

Дочка ничего не ответила. Она лежала с закрытыми глазами и, блаженно улыбаясь, продолжала шепотом повторять:

— Супер! Супер! Супер!

Тут даже строгий отец не выдержал и спросил:

— Да что с тобой, доча?!

Наконец Вика перестала стонать от радости, села на кровати, строго посмотрела на родителей, наморщила свой прелестный носик и презрительно фыркнула:

— Вы живете, как в берлоге. Только свои сериалы по ящику смотрите. Про интернет, небось, даже ничего и не слышали. А он, между прочим, уже давно шагает по планете. И наконец пришел к нам.

Отец странно не то всхлипнул, не то икнул, а мать всплеснула руками:

— Что же ты не предупредила, что у нас гости будут! Я бы квартиру прибрала.

Вика театрально закатила глаза и схватилась за голову:

— Мама, что за чушь ты несешь? Интернет — это не кто, а что. Это — всемирная паутина.

— Не надо нам паутины, да еще и всемирной, — испуганно замахала руками мама, — Нам бы от своей избавится.

— Ох, как мне с вами тяжело, — застонала Вика. — Это же просто дикость какая-то: в наше время ничего не знать про интернет!..

С этими словами она сунула родителям под нос что-то похожее на книгу среднего формата. Те опасливо отодвинулись в сторону, не произнеся ни слова. Наступила неловкая пауза. Первым пришел в себя отец. Иван Васильевич сглотнул слюну и спросил глухим голосом:

— Это еще что?

— Интернет-планшет.

— И откуда у тебя эта дорогущая штука, позволь спросить? — строго поинтересовался он, пытаясь прикинуть стоимость прибора в бутылочном эквиваленте.

— Это мне Витька из параллельного класса проспорил и на один вечер дал.

— Как это проспорил?! — пришла в себя мама.

— Да он сказал, что я не умею целоваться в губы, — обиженно фыркнула Вика.

— А ты? — хором спросили родители.

— А я ему показала, что еще как умею, — недовольно отмахнулась дочь и дернула плечиком. — Да не перебивайте вы. Я тут им про прогресс и про интернет рассказываю, пытаюсь просветить, а они со своими глупыми вопросами лезут. Вот забыла из-за вас, что хотела сказать.

Вика посидела с минуту молча, вспоминая что-то, вероятно, очень важное, и продолжила:

— Так вот, интернет — это вам не просто паутина какая-то, это понимать надо. Интернет — это про эстрадных звезд, и про последнюю моду и про все-все-все. А главное, — это на весь мир. И теперь про меня тоже все во всем мире знают. Это все Витька сделал. Он сказал, что только у ламеров своей хомепаги нету…

— Какой, какой паги?

— Ну, в смысле, хомяка.

— Не надо нам хомяка, у нас же кошка живет!

— Ой, темнота. Домашней страницы, значит.  Так вот, он пообещал, что за пять минут мне ее сбацает. И, представьте себе, сбацал! Вот, смотрите.

Победоносно взглянув на маму с папой, Вика ткнула пальцем в интернет-планшет. Маленький экран ожил, и все увидели личный веб-сайт Виктории.

BIGITALRU_22

Сразу было видно, что делал его профессионал. На сайте не было никаких лишних деталей и ненужных элементов. Все было предельно просто и ясно. Весь экран занимала обычная кирпичная стена, на которой красовалась большая белая надпись: «Вика + Витя = Любовь».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *