Хроники Сумрака от Луки

 

Анатолий Ковалевский (С.-Петербург)

 

Голос в рекламном трейлере: «Не верь тому, что не видел своими глазами!»

Голос из зала: «А свой мозг кто-нибудь видел своими глазами?»

Без права на ошибку

Об экранизации романа Лукьяненко «Ночной дозор» этим летом не выстукивали морзянкой разве что дятлы (возможно, и они выстукивали, просто шифр был хороший). При этом никто не говорил: «так себе фильм» — в основном ругали. Видимо, не верят еще российские граждане в возможности своих кинематографистов. Наверное, это после «национальной идеи» сибирского цирюльника на английском языке…

Не секрет, что наши режиссеры пока еще редко используют компьютерные эффекты. Для этого нужно понимать их и хотя бы верить, что они получатся в руках «родных» специалистов. Кроме того, это далеко не дешевая технология. Знаете, какова скорость создания эффектов? Секунда чистой анимации в день, когда у тебя уже готовы все объекты. И это отличная скорость для любой студии, включая зарубежные.

В результате в российских фильмах космические корабли бороздят просторы Вселенной все еще при помощи веревочек и палочек, которые не видны только слепому.

И именно поэтому нельзя было снять фильм со спецэффектами, который провалится в прокате. Права на ошибку у съемочной бригады попросту не было. В результате расчет был сделан не на фанатов творчества Лукьяненко, а на тех, кто даже не знает его фамилии. И именно поэтому фильм превратился в вампирский боевичок. Зато пробита брешь в стене недоверия к компьютерным спецэффектам. Теперь пойдут новые экранизации, а потом, глядишь, выделят больше средств, да и продюсеры дадут больше воли режиссеру.

Напомню, что сценарий писал сам С. Лукьяненко, а он свое мнение высказал однозначно: «У нас слишком много было кино, где философии полно, а зрелищности ноль». Его мысль подтверждает провал фильма «Трудно быть богом», который сняли очень близко к тексту, однако полностью лишили зрелищности.

30 тысяч компьютерных ворон

Первая попытка экранизировать «Ночной дозор» в 2000 году под руководством Сергея Винокурова и сценариста Ренаты Литвиновой закончилась неудачно, поскольку сценарий не понравился Лукьяненко (там были, например, говорящие из пакета куски мяса). После этого права на экранизацию купила ОРТ, и вот результат — более 400 обработанных на компьютере планов (80 минут компьютерной графики), для создания которых мобилизовали более 70 человек из 22 студий Москвы (Dr. Picture Studio, ORT-Design), Петербурга (Bazelevs Pos-Production, Леста) и Киева (BDfilm, MentalDrive, Бабич-дизайн). Все они успешно поработали и… усилия оправдали себя — на 1 августа сборы превысили 14,3 млн долларов (3,8 млн зрителей). Таким образом «Ночной дозор» стал абсолютным рекордсменом российского проката как среди российских, так и среди западных фильмов.

Как происходила работа? У каждой студии была своя специализация, но когда время стало поджимать, задания раздавали всем, у кого оказались свободные руки. Кроме того, выяснилось, что нанять людей со стороны практически невозможно — их нужно посадить за какие-то компьютеры, в каком-то помещении. Да, человек может целый год сидеть, рисовать, монтировать и сделает обалденную картинку. Но такая скорость никого не устраивает. Нужна плановость. Поэтому пришлось работать именно с компаниями, чтобы использовать готовый управленческий ресурс. Был создан головной штаб с супервайзором и ассистентами, которые следили за графиком, качеством. Однако даже при такой организации нормальную работу удалось наладить только ко второй половине фильма (похоже, зритель это почувствовал на своей шкуре).

Практически не удалось воплотить идею превизуализации, когда создается примитивное компьютерное окружение и скелеты-схемы фигур актеров. Благодаря такому подходу можно точно поставить камеру, чтобы свести к минимуму эксперименты на съемочной площадке: камера стоит, актеры скучают, грим течет, время и деньги уходят… Превизуализацию выполнили только по заклепке с самолета, и то лишь потому что картинка обсчитывалась 2 недели и пересчитывать ее по 10 раз было просто нереально.

От съемки на цифровую камеру отказались, поскольку вся техника в Москве — 8-битная, а этого для кино мало. Сканирование 35-миллиметровой пленки Kodak производилось в Финляндии и на Мосфильме. Всего получилось более 4 Tбайт данных (30 винчестеров на 120 Гбайт). Переправляли их между студиями поездом, а если нужно дослать пару планов, то их отправляли на DVD. Интернетом практически не пользовались — слишком большие объемы. В Лос-Анджелесе провели цифровую цветокоррекцию (на студии Encore Hollywood, где монтировался «Kill Bill-2»). Все остальное делали у нас.

Тем, кто хочет почитать подробнее, рекомендую ссылки в конце статьи, а здесь лучше рассказажу о двух сложностях, с которыми столкнулись аниматорщики. Несмотря на кажущуюся простоту создать модель вороны оказалось довольно трудно. И даже не столько нарисовать, сколько заставить правильно двигаться (не как угодно, а по-вороньи). К тому же изначально создавалась модель ворона, а не вороны, а это более мелкая птица, окрас и манера поведения тоже отличаются. С торнадо из птиц тоже были свои сложности — чем больше 3D-объектов, тем она становится «тяжелее», и на рендеринг одного кадра без остальных эффектов уходило полтора часа. А снять живых птиц для этой цели — задача практически невыполнимая. В итоге живьем сняли только самых крупных ворон, размером почти во весь кадр, привязывая их (не надо смеяться!) за лапу тросом.

Любопытно, на предпоказе сцены с газетой и подхватывающей ее вороной, когда Светлана идет к дому, зрители жаловались, что газеты и прочий летающий мусор как-то плохо анимированы, а вот птичек сняли хорошо. Люди очень удивлялись, когда им объясняли, что все наоборот — мусор в кадре летает настоящий, а вороны нарисованы. Для того чтобы наложить 30 тыс. компьютерных ворон, молнии и дождь на небо над многоэтажкой, пришлось этот дом нарисовать целиком.

В эпизоде с воронкой над вагоном метро нет вообще ни одного реального кадра, а работали над ним 10 человек в разных городах.

Кукла Машенька по ходу съемок превратилась в легенду о древнем кровавом Пауке, который в битве Света и Тьмы впервые пробует вкус человеческой крови (он заползает под латы рыцаря, а выползает уже из его рта), а в наше время живет внутри игрушки. Сделали компьютерную Машеньку, ничем не отличающуюся от реальной, провели кастинг разных пауков, выбрали тонкие полосатые лапки и добавили к ним редкие длинные волосы в местах сочленений.

Что, слабоваты спецэффекты? Да, Ольга только однажды превращается из птицы в человека (вместо авторских 30 минут в день), поскольку даже одна трансформация и аренда совы еле влезли в смету. В результате превращение выполнили почти без спецэффектов: при помощи компьютера была смонтирована только трансформация ногтей, остальное — грим от студии FXDesign Pro. Такое превращение больше напоминает скоростной ощип курицы, особенно на фоне замечательно снятой трансформации Тигренка-перевертыша.

 

 

Что из этого получилось

Ведь было все, чтобы сделать по-настоящему зрелищный фильм, — роман Лукьяненко с отлично проработанным миром и цельными героями, неплохие актеры, нашлись деньги, организовали хорошую рекламную раскрутку (даже на третьем слое Сумрака афиши висели).

Но фильм снимали как в Голливуде, где сюжет определяется тем, какие спецэффекты могут предоставить аниматоры. А в итоге от мира «Дозоров» остались только имена и подобие сюжетной линии. Фильм получился лоскутный как по смыслу, так и по видеоряду. Вместо исчезнувших кусков нагромоздили набор нелепостей и шаблонов, на которые жалко смотреть. Ночной дозор — небольшая конторка, которую возглавляет типичный советский клерк. Совершенно не видно величия Гесера. Не чувствуется ни силы, ни могущества. Дневной дозор в виде группы уголовных элементов возглавляет человек с повадками вора в законе. До древнего демона ему очень далеко. Где придуманные автором поистине детективные расчеты и многоходовки двух Магов Вне Категорий? Вместо магических поединков — просто рыцарские, на мечах. Не показан ужас обычных людей, когда вампирам выдают лицензии на них, как талоны на еду. Не затронута тема Вечного Компромисса, да и самой Инквизиции вообще нет. Не использован Сумрак в том виде, как он описан в книге, а это была одна из главных находок Лукьяненко, — сумеречный синий мох заменили на призрачных серых мух.

Не читая книгу, не поймешь, что такое идти сквозь Сумрак, зачем Антон резал руку, чтобы помочь умирающему Егору, почему вампир в парикмахерской смог уйти в Сумрак, а Антон — нет, и множество других моментов.

Причем видно, что актеры хорошие и играть умеют, но… Хабенский — все тот же опер Плахов, совершенно не похожий на Светлого мага, верящего в Добро.

 

И именно потому, что сюжет покромсали, замечательно выглядят герои второго плана (до них просто не успели добраться). Они именно такие, как в книге: Тигренок с Медведем вообще как родные, Алиса носится по городу в Audi ТТ и показывает, какая она стерва (и в это с удовольствием верится), вампиры вообще великолепны (Лагутенко, говорят, и в жизни такой).

Даже в условиях бюджетного и временного дефицита можно было избежать целого ряда досадных ляпов.

* В помещении с рубильниками и двумя компьютерами, гордо именуемом аналитическим центром, на сайте Rambler»а для входа вводят login «горсвет» (!), да еще и русскими буквами.

* Когда взорвалась ТЭЦ, свет погас даже у проезжающих автомобилей. И что это за станция в центре Москвы, способная обесточить весь город? Каким чудом после взрыва она починилась, когда сняли проклятие?

* Почему самолету с поврежденной турбиной дают воздушный коридор над городом?

* Где нашли ворону-камикадзе, которая, чтобы нырнуть в турбину, способна взлететь на высоту 10 тыс. метров? Там ведь температура ниже нуля и почти нет воздуха!

На разных планах разное освещение — в какое же время суток происходит действие?

К тому же звуком, видимо, занимались в самый последний момент — актеры то орут, то бормочут себе под нос. Плюс sound-track настолько вторичен, что хочется спросить у продюсеров: а вы не забыли, что успех не в последнюю очередь обеспечивает музыка («Брат-1/-2») и она неразрывно связанна с фильмом («Служебный роман»)? Вот сейчас и понаделали бы кассет «Иная музыка-1/-2», да не из чего. Что же касается рэпа, предоставим оправдательное слово самому Лукьяненко: «Мне позвонили киношники. Все мои отговорки, что писать стихи я не умею вообще, а рэп не люблю в частности, не помогли. И тогда решил написать такой рэп, чтобы уничтожить эту идею на корню. Нашел в Интернете и прочитал пару рэповых «песен», после чего сел и, ехидно улыбаясь, открыл «Ворд»… Несколько недель ходил с чувством человека, изнасиловавшего русское стихосложение в особо извращенной форме». К удивлению автора текст (оригинал см. на www.livejournal.com/users/doctor_livsy/6127.html) приняли, только сократили.

Смешно, но в «Дозоре» многих раздражает то, что западным киностудиям с легкостью прощается: Лексус в «Особом мнении», Джеки Чан во всех фильмах катается на Mitsubishi, за исключением Taxi-1/-2/-3, где он пересел на Peugeot, а все плохие парни гоняют на нефранцузских машинах; Люк Бессон тоже вовсю пиарит Peugeot. Агент 007 вообще спасает мир исключительно благодаря верным Omega, BMW/Austin Martin, Nokia, Smirnoff-Martini, а борцы Сопротивления не могут сражаться с Матрицей без телефонов от Samsung (по $1100 за аппарат!). Правда, на Западе это делают умело, зрители рекламу вроде бы и не замечают, а у нас то же самое превращается в рекламный ролик пельменей с кофе под трели МТС. Во второй серии, в связи с увеличением бюджета, герои, наверное, будут питаться «Danone» и разговаривать по SkyLink? Хотя Аэрофлот уже отметился заявлением, что «авиакомпания не давала своего согласия на использование в фильме своего товарного знака и фирменного наименования» и грозится подать в суд.

 

 

В общем, режиссер (снявший рекламу банка «Империал», «Гладиатрикс» и «Пешаварский вальс», клипы Глюкозы) два часа доказывал, что он умеет снимать спецэффекты. Доказал. Только кино снять не успел. В погоне за техническими наворотами и операторскими выкрутасами взяли такой темп, что психология героев и логика поступков плетутся далеко в хвосте. Да и сам Тимур Бекмамбетов признается: «Я никак не могу сформулировать, что же мы сделали. Еще на съемках хотел для себя понять, потому что так гораздо легче работать…». Да, теперь многое становится яснее…

 

Лига Экстраординарных Дозорных

Что же ждет нас дальше? В настоящий момент уже отснято более 95% второй части, а в идеале нас ждет аж 9 фильмов!

Третий фильм обещают снять по параллельной сюжетной линии: Антон курьером отправится в Самарканд, Газманов в роли Зеркала. В нем учтут те оплошности, которые допустили при съемке первых двух фильмов. Далее в планах стоит экранизация «Лабиринта отражений» (дайвер Леонид — Гоша Куценко). Кроме экранизации произведений Лукьяненко готовятся съемки фильма «Бой с тенью» — про боксера, потерявшего зрение (вся массовка в зрительном зале — виртуальная). Этим летом в горах Словакии началась съемка «Волкодава» по одноименной книге Марии Семеновой (все монстры будут нарисованными). Предполагается экранизация перумовской книги «Алмазный меч. Деревянный меч», идет работа над созданием фильма «Су-ХХ» про русский перехватчик

Однако не фильмом единым жив человек. Предполагается выпуск игр по «Дозорам» и «Лабиринту отражений» (компания «Новый Диск», 3D-шутер, вид от 3-го лица), планируется SMS-игра «Ночной дозор» с использованием GPRS (компания «Сумитрэйд»), создание игр по циклу «Императоры иллюзий» (компания Deep Games, RPG, в игре существует аТан, 3D-движок, вид от 3-го лица).

Выводы

 

Удивительно, но мало кто понимает: даже самый распрекрасный спецэффект не может сравниться с тем, что рисует воображение, когда читаешь текст. Только и слышны стоны: «Ай, на книжку не похоже». И не будет похоже, потому что вид искусства другой, а значит, и средства выражения иные. Редкие исключения вроде «Собачьего сердца» — они исключения и есть. Если бы снимали «по книге», то Антон Городецкий две трети фильма ходил бы по улицам и мучился вопросом, позволительно ли ради благой цели манипулировать людьми. Лукьяненко все-таки по образованию врач-психиатр и, возможно, именно поэтому так интересно читать его произведения: в них главный противник — это не враги, не обстоятельства, а сам человек. То, что получилось, — это как раз взгляд изнутри, взгляд оперативника, который многого не знает, работает в условиях жуткого дефицита времени, рискует жизнью и… не имеет права на ошибку. И при всем этом съемочной бригаде удалось снять не голый action, а людей, их жизнь, проблемы.

Я думаю, не стоит считать в фильме спецэффекты и рекламу, освистывать погрешности в работе операторов и монтажной группы. Просто посмотрите фильм, как смотрите «Титаник» или «Шрека». И не завидуйте главным героям, ибо, как справедливо заметил Владимир Васильев в «Лике Черной Пальмиры» (продолжение трилогии «Дозоров»), «Силы без хозяина не бывает…».

И последнее. Работа наших студий отличается от зарубежной. У нас используют программный пакет (например, в Dr. Picture Studio — Behaviour от Softimage XSI) и пишут к нему свои скрипты. А на Западе наоборот — программные пакеты используют как дополнение к ПО собственной разработки. Например, Rhythm&Hues оплачивала работу программиста 3 года (!), пока он создавал программу, которая по 2D-картинке восстанавливает 3D-изображение (похожее показала Xerox на CeBIT 2004). Так что, если вы умеете работать в каком-нибудь пакете (Softimage XSI, Maya, 3DMax, RenderMan, Shake, Digital Fusion, Flame, Inferno, еще лучше Behaviour или Massive), то любая студия с удовольствием возьмет вас на стажировку, а потом скорее всего и на работу, причем высокооплачиваемую. Хотя главное — это талант и скорость/качество работы, а при помощи какого пакета все делается — никого не волнует. Хоть в Paint рисуйте.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *