Андрей синявин технопоиск розыск

БЕЗОПАСНОСТЬ ЖЕНЩИНЫ – 26

Об истории бизнесмена Максима Агеенко слышали?

Его женой во втором браке стала девушка Светлана, с двумя детьми и кучей проблем связанных с бывшим мужем. Первая жена Максима скончалась от скоротечной болезни, оставив на Максима четырёх детей.

К трудностям ему было не привыкать. Но когда трудности возникают в виде внезапной и тяжёлой болезни, тут всё по-иному. 19 апреля 2016 г , вслед за женой, скончался и сам Максим.

Максим Агеенко был одним из трёх совладельцев петербургской компании Технопоиск. Вскоре к его другу и партнёру Андрею Синявину пришли незнакомые молодые люди, представившиеся «законными представителями» Светланы и «озвучили» предложение передать молодой вдове 1 миллиард рублей.

Кто, кому и сколько должен в Технопоиске – не наша тема. Предмет нашего исследования безопасность покойного Максима Агеева, безопасность его первой, тоже покойной супруги, и безопасность его второй жены, теперь уже вдовы – Светланы.

Миллиард рублей Светлане выдан не был. Доля наследников в бизнесе покойного Максима оценивалась примерно в 100 млн рублей. Друг Максима и его партнёр Андрей Синявин предложил «законным представителям» Светланы выплачивать ей 240 миллионов по 1 млн рублей ежемесячно.

Надо думать, если бы Светлана была самостоятельна в выборе – она согласилась бы с таким вариантом. Но в том и дело, что главными заинтересованными лицами оказались её «законные представители».

Судя по всему, интересы Светланы и детей их заботили меньше всего. С предложением о пособии Светлане они не согласились и пообещали
Синявину что у него «будут трудности». Помните нашу восьмую главу?

На компанию Технопоиск «наехали» по классическому сценарию, в котором главным «действующим лицом» выступает обычно «трио» из «налогового инспектора, следователя и прокурора». В других вариантах дел вместо налогового инспектора может быть, к примеру, судебный пристав. Но, как бы там ни было, цель одна: поставить руководителя компании на колени и понудить либо дать требуемую сумму, либо долю в деле. Это рэкет. Но когда вопрос стоит об отъёме бизнеса, рэкет называют «рейдерским» захватом, поскольку рейдерская бригада использует как бы «законные» способы отъёма денег — с привлечением заинтересованных юристов и заинтересованных силовиков.

Решив отстоять свой честный бизнес, руководители Технопоиска пошли по известным в России кругам ада из беспредела чиновников и правоохранителей, отрабатывающих мзду заказчиков в лице «законных представителей» Светланы.

Компания оказалась на грани банкротства, в отношении совладелицы Технопоиска Дианы Желясковой возбуждено уголовное дело.

В итоге молодая вдова Светлана стала совладелицей Технопоиска вместо покойного Максима Агеенко.
Надо ли вам разъяснять, какая роль отведена Светлане рейдерской бандой? За счастье она будет считать не деньги, а просто каждый прожитый день, и что её пока ещё не отправили вслед за Максимом и его первой женой.

Продолжение темы «БЕЗОПАСНОСТЬ ЖЕНЩИНЫ» — в следующих публикациях.

Павел Горошков

Диана Желяскова

Следственный комитет России сообщил о задержании руководителя ООО "Технопоиск", входящего в ГК "Редмонд", Дианы Желясковой по подозрению в уклонении от уплаты налогов на сумму 2 млрд рублей. Общая сумма претензий ФНС к компании составляет 3,5 млрд рублей. А уголовное дело осложняется корпоративным конфликтом внутри компании.

Следственный комитет РФ сообщил о задержании руководителя ООО "Технопоиск", специализирующегося на торговле бытовой техникой. "Следственными органами Следственного комитета Российской Федерации по городу Санкт-Петербургу продолжается расследование уголовного дела, возбужденного по признакам преступления, предусмотренного п. "б" ч. 2 ст. 199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов, сборов, подлежащих уплате организацией). В ходе расследования задержана генеральный директор ООО "Технопоиск", ей предъявлено обвинение в совершении указанного преступления".

По данным следственного органа, ООО "Технопоиск" "с 2012 по 2014 год уклонилось от уплаты налогов на добавленную стоимость и налога на прибыль на общую сумму около 2 млрд рублей путем внесения в налоговые декларации заведомо ложных сведений о финансово-хозяйственных отношениях данного общества с рядом юридических лиц, имеющих признаки фирм-однодневок".

Судя по женскому роду, в котором упоминается задержанное лицо, речь идет о Диане Желясковой, совладелице группы "Редмонд", в которую входит ООО "Технопоиск".

ООО "Технопоиск" — основная операционная компания петербургской группы Redmond, которая владеет одноименной торговой маркой кухонной бытовой техники и является одним из лидеров российского рынка в своем сегменте. Оборот компании на пике (до 2012 года) достигал 16 млрд рублей, но к 2016 году снизился до 10 млрд рублей в год (общий оборот компаний группы составляет около 20 млрд рублей в год).

Читайте также:  Что значит передано перевозчику

Конфликт поколений

Группа до недавнего времени принадлежала Андрею Синявину, Диане Желясковой и Максиму Агеенко. Но в апреле 2016 года последний скончался после продолжительной болезни, и внутри группы вспыхнул корпоративный конфликт между его бизнес-партнерами с одной стороны и наследниками с другой.

Уголовное дело основывается на результатах масштабной выездной налоговой проверки, по итогам которой компании были доначислены НДС, налог на прибыль, пени и штрафы на общую сумму около 3,5 млрд рублей. Проверка началась еще при жизни Максима Агеенко — как ранее сообщала "ДП" его вдова, он разбирался с налоговиками, еще возглавляя компанию — и завершилась летом 2017 года. Результаты проверки были оспорены компанией в арбитражном суде, который приостановил действие решения. Но, похоже, еще на этапе проверки компания была взята в работу следственными органами.

Андрей Синявин, бизнес-партнер Дианы Желясковой, не отвечает пока на звонки и sms. Судя по языку автоответчика, извещающего о том, что абонент не может ответить, он находится за пределами России.

Вдова Максима Агеенко Светлана, представляющая интересы свои и семерых детей покойного бизнесмена от двух браков, которая с прошлого года ведет судебную борьбу против бизнес-партнеров мужа, ответила корреспонденту "ДП", что сама знает о задержании лишь из сообщений СМИ.

Сама Светлана Агеенко имеет статус потерпевшей по другому уголовному делу, которое также расследуется следственным комитетом — в отношении неустановленной группы лиц, якобы подделавших подписи ее покойного мужа, возглавлявшего входящую в ГК "Редмонд" компанию "АДМ-Групп", на двух протоколах общих собраний юрлица. На этих собраниях были одобрены крупная сделка (об отчуждении в пользу подконтрольного Диане Желясковой ООО "Альфа" построенного в Шушарах складского комплекса "Редмонд" площадью 40 тыс. м2) и о смене гендиректора компании и назначении вместо Максима Агеенко Дианы Желясковой.

По словам представителя Светланы Агеенко, руководителя отдела юрфирмы "Тай-Соф" Михаила Березина, в случае предъявления обвинения по уголовному делу о мошенничестве к обвиняемому может быть применена мера пресечения в виде ареста. "В отличие от налоговых преступлений, по которым арест обычно не применяется", — отметил юрист.

Не договорились

Конфликт между Синявиным и Желясковой с одной стороны и Светланой Агеенко и ее детьми с другой начался вскоре после смерти Максима Агеенко 19 апреля 2016 года: уже в сентябре 2016 года назначенный нотариусом доверительный управляющий наследственной массой покойного бизнесмена Игорь Ожередов обратился в ООО "АДМ-групп", "Редмонд" и "Технопоиск" с требованием предоставить ему всю финансовую и корпоративную документацию компаний в интересах наследников. Получив отказы, он обжаловал их в суде.

Весной 2017 года наследники — вдова Светлана Агеенко и семеро детей от двух браков бизнесмена — вступили в свои права: в ЕГРЮЛ они были записаны как совладельцы компаний (Максиму Агеенко принадлежали от 20% до 33% в каждой, которые и были пропорционально поделены между наследниками), а в суде — как истцы по искам, которые подал управляющий.

Однако, как говорит адвокат Светланы Агеенко Алексей Беляев, получив доступ к документам, наследники выяснили, что незадолго до смерти — в декабре 2015 года — Максим Агеенко на собрании учредителей проголосовал за одобрение крупной сделки — передачи имущественного комплекса "АДМ–групп" (складов в Шушарах) в пользу ООО "Альфа", принадлежащего на 100% Диане Желясковой. А 13 апреля 2016 года, за неделю до смерти, он подписал протокол собрания, на котором Диана Желяскова была избрана вместо него гендиректором "АДМ–групп". Наследники, настаивая, что подпись покойного была подделана задним числом (так как он более года лечился за границей и не участвовал в собраниях), оспорили оба собрания в арбитражном суде, а также написали заявление в следственный комитет. В результате следственных действий склад остался на балансе "АДМ-групп", счета и недвижимость компаний были арестованы.

Читайте также:  Xiaomi значок зарядки в кружке

Между тем, ранее Андрей Синявин в разговоре с "ДП" объяснял, что все решения совладельцев были действительно одобрены Максимом Агеенко: покойный партнер был по сути главным по строительству, он возглавлял строительную компанию, возводившую по заказу холдинга склады в Шушарах. Деньги на стройку — около 1 млрд рублей — занимала Диана Желяскова на свое ООО "Альфа" под собственное личное поручительство. И передача склада "Альфе" была передачей построенного и полностью оплаченного объекта заказчику — не более того.

По словам Светланы Агеенко, в декабре 2016 года оппоненты предлагали ей выкупить у наследников доли за 240 млн рублей с рассрочкой на 20 лет (по 1 млн рублей в месяц). Но она не согласилась. После публикации о конфликте в "ДП" (мы узнали о нем после начала судебного спора с налоговой) между сторонами, по словам вдовы, состоялась еще одна встреча, но она не привела к примирению.

Один из собственников Redmond`a за неделю до смерти в апреле 2016 года отказался от руководства компанией. Если верить протоколу, то он подписал его в Петербурге, но был на больничной койке в Мюнхене.

Арест генерального директора «Технопоиска» Дианы Желясковой и розыск совладельца компании Андрея Синявина случились после возбуждения дела о неуплате налогов на 2 миллиарда рублей в ноябре 2017 года. «Фонтанка» узнала, что уголовная история бренда Redmond началась полугодом ранее, а первые обыски прошли в июле 2017-го – по делу о мошенничестве с недвижимым имуществом фирмы. Вскрылись фальсификации с учредительными и финансовыми документами, подписанными в 2016 году от имени находящегося при смерти совладельца компании Максима Агеенко. По версии следствия, наследникам покойного причинен ущерб на сумму свыше миллиарда рублей.

«Технопоиск» – одна из компаний группы, работающей под брендом Redmond, крупнейшего в России оптовика на рынке современной кухонной техники. 29 ноября в офисах и на его складах в Петербурге были проведены обыски, генеральный директор и совладелец ООО «Технопоиск» Диана Желяскова была арестована по обвинению в неуплате налогов на сумму около 2 млрд рублей. Ещё один совладелец, Андрей Синявин, избежал встречи со следователями только потому, что оказался в эти дни за рубежом.

Главное следственное управление СК по Петербургу объявило об уклонении от уплаты налогов в 2012 – 2014 годах «путем внесения в налоговые декларации заведомо ложных сведений о финансово-хозяйственных отношениях данного общества с рядом юридических лиц, имеющих признаки фирм-«однодневок» и возбуждении дела по второй части «налоговой» 199-й статьи УК: от 200 тысяч рублей штрафа до шести лет колонии.

О перспективе обвинений по мошенничеству в особо крупном размере (до десяти лет) и легализации имущества, приобретенного в результате преступления (до семи), в пресс-службе следствия промолчали.

Формально правильно – в уголовных делах, возбужденных по «тяжелым» четвертым частям статей 159 и 174.1 УК сегодня нет ни обвиняемых, ни подозреваемых. Но история, которая привела к делу о неуплате налогов, началась гораздо раньше. Уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере было возбуждено в следственном отделе СК по Кировскому району 3 мая 2017 года. 28 июня появилось дело о легализации денежных средств, добытых преступным путем. Первые масштабные обыски в офисах «Технопоиска» прошли в июле 2017 года. Именно тогда и были получены документы, которые легли в основу дела о налоговом преступлении.

Группа компаний под брендом Redmond была основана тремя компаньонами – Андреем Синявиным, Дианой Желясковой и Максимом Агеенко. ООО «Технопоиск» занималось непосредственно торговлей, на ООО «Редмонд» были зарегистрированы права на интеллектуальную собственность, ООО «АДМ-Групп» должно было заниматься строительством и управлением недвижимостью. В 2014 году Агеенко тяжело заболел и практически перестал принимать участие в делах фирмы. Как вспоминает его вдова Светлана, с осени 2014-го Максим Агеенко лечился в Израиле, в Россию вернулся в апреле 2015 года. Вскоре наступил рецидив, в октябре 2015-го Агеенко вылетел в Мюнхен, где и скончался 19 апреля 2016 года.

Читайте также:  Hp smart array p420i driver

В том же месяце в МИФНС № 15 был представлен протокол общего собрания участников ООО «АДМ-Групп» от 13 апреля 2016 года, в соответствии с которым пост генерального директора общества переходил от Агеенко к Желясковой. Этот протокол был представлен, если языком протокола, – «от имени Желясковой неустановленными лицами». После того, как налоговый орган зарегистрировал изменения, по договору от 26 октября 2016 года «АДМ-Групп» продало недвижимость: склад в Шушарах площадью 38,5 тыс. кв. метров с земельным участком в полгектара. Новым собственником стало ООО «Альфа», единственным участником которого является Диана Желяскова.

В результате наследники Агеенкова, вдова и пятеро детей, посчитали, что остались без наследства.

По словам Светланы Агеенко, после смерти супруга она не смогла добиться от Синявина и Желясковой никакой информации о деятельности компании, а на единственной встрече в мае 2016 года якобы услышала, что вступать в наследство для неё смысла нет, так как прибыли она не увидит.

Уголовное дело было возбуждено в мае 2017 года. Как установило следствие, наследникам покойного Агеенко действиями «неустановленных лиц», которые внесли изменения в учредительные документы «АДМ-Групп» и передали права на склад в Шушарах ООО «Альфа», был причинен материальный ущерб на сумму 1,265 млрд рублей. Вдова и дети Агеенко признаны потерпевшими. Представляющий их интересы адвокат Алексей Белкин замечает, что «неустановленные лица» фактически установлены:

«Различные варианты протоколов общего собрания участников «АДМ-Групп» были составлены ещё до смерти Максима Агеенко, один из вариантов был реализован. Цель очевидна: создание условий, при которых супруга и дети Агеенко не получают каких-либо имущественных прав. Мною проведены адвокатские опросы лиц, которые участвовали в фальсификации, как они говорят, по указанию Синявина и Желясковой, эти же показания они подтвердили на допросах у следователя. Экспертизы фальсификации подтвердили».

Кроме мошенничества следователь усмотрел в действиях «неустановленных лиц» и легализацию имущества, полученного в результате преступления.

То, что до сих пор в деле нет ни подозреваемых, ни обвиняемых, адвоката Белкина не смущает: «Дело сложное в расследовании, необходимо было запросить большие объемы документов, назначить и провести сложные экспертизы, это не один месяц».

Насколько известно Белкину, сведения, полученные в результате обысков, проведенных по этому делу в начале лета 2017 года, позволили возбудить в ГСУ дело об уклонении от уплаты налогов: «Попытка вывести активы через «обнальные» конторы неизбежно привела и к налоговым нарушениям, они были выявлены и задокументированы. Налоговые проверки в «Технопоиске» начались давно, но именно материалы, изъятые в ходе следственных действий, позволили доказать вину конкретных лиц».

Дело о мошенничестве и легализации преступных доходов расследуется в следственном отделе по Кировскому району, дело об уклонении от уплаты налогов – в ГСУ. Будут ли эти дела объединены в одном производстве, пока не ясно.

Андрей Синявин отозвался на просьбу «Фонтанки» прокомментировать ситуацию. Он пояснил, что сейчас находится в Соединенных Штатах, но обещал вернуться: «Я сейчас в Силиконовой долине изучаю методы управления ведущими IT компаниями для применения этих технологий для развития системы Iot (интернета вещей) в России. Когда получу необходимую для работы информацию в полном объеме, вернусь реализовать на практике».

Согласно утверждениям Синявина, «все изменения в работе «АДМ» происходили исключительно на основе устава компании», а Желяскова «имела все полномочия сама подписывать любые документы «АДМ» от лица умершего партнера, так как он ей выдал доверенность». Склад в Шушарах, по его словам, строился по заказу «Альфы» и за счет «Альфы» (принадлежащей Желясковой единолично), а препятствия в его передаче строят рейдеры, «прикрываясь вдовой нашего партнера».

Когда он собирается в Россию, Андрей Синявин не пояснил.

С представителями находящейся под домашним арестом Дианы Желясковой на момент публикации «Фонтанке» связаться не удалось.

Алексей Белкин обещает новый виток истории. Он установил, что в документах гонконгской компании, совладельцами которой в равных долях выступали Агеенко, Синявин и Желяскова, тоже произошли необъяснимые изменения, и Агеенко из числа собственников пропал. Заверенные копии документов от китайской стороны будут переданы следствию.

Денис Коротков, «Фонтанка.ру»

Оцените статью
Добавить комментарий