Фоллаут 4 ps4 обзор

Фоллаут 4 ps4 обзор

Небольшое отступление. Если вы фанат третьей части и верите в четвертую, то персонально для вас я ставлю Fallout 4 оценку 10/10. Точнее, я не очень понимаю, зачем вообще нужна оценка религиозному учению: никто ведь в здравом уме не выставляет баллы Библии или Корану, отмечая удачные и ругая провальные места в текстах?

А теперь о том, какой Fallout 4 увидят те, кто не оформил предварительный заказ на игру через пятнадцать минут после ее официального анонса.

Fallout 4 начинается как лучшая игра в мире. Пару минут (часов) ты проводишь за редактором персонажа, создавая то виртуальную Леди Гагу, то доктора Хауса, а сразу после этого — ядерная война, «все будет хорошо!», взрывы, «неси ребенка в убежище!». С точки зрения драматургии первые двадцать минут — лучшие во всей игре. Бросаясь из крайности в крайность (от радости спасения к ужасу потери единственного сына), разработчики умело готовят игрока к большому пути. Выходя из криокамеры 200 лет спустя, ты внутренне готов к насыщенному и динамичному путешествию: с радостью расправляешься с тараканами-мутантами, задерживаешься возле каждого терминала, чтобы узнать — что же здесь на самом деле произошло. Подходишь к двери убежища 111, которое одновременно стало спасением и проклятием, открываешь ее — и вот он, удивительный новый мир.

Но тебя здесь не ждут.

А где взять бетон для строительства? А если я оставлю в верстаке припасы, то на другой базе они появятся или нет? Как запустить караван и как его ограбить? Интернет пухнет от тысяч вопросов, обнаружить ответы на которые в самой Fallout 4 можно только самостоятельно, без всякой помощи со стороны разработчика.

Ты чувствуешь себя раком-отшельником, на которого всем плевать. И это почти что круто: современные разработчики в массе своей не доверяют игроку, а предпочитают вести его за ручку от одной точки к другой. Авторы Fallout 4 практически смогли перерезать эту пуповину, оставив разве что отметки заданий на карте (для полного эффекта погружения нужно было убрать и их, конечно). Ты идешь туда, куда хочешь. Исследуешь заброшенные фабрики, таскаешься по вонючим радиационным болотам — и вдруг радио начинает пищать, шуметь. Переключаешься на новую волну, а это запрос о помощи из соседнего полицейского участка. Идешь по сигналу, попадаешь в центр бойни — и вот тебе еще одна длиннющая цепочка квестов.

Проблема в том, что не до конца понятно, зачем здесь вообще нужна эта свобода. Мир Fallout 4 сер и уныл. Одна свалка сменяется другой, один заброшенный дом другим — и так до бесконечности. Несколько ярких точек на карте (преимущественно города) окружают скучные пейзажи мира, пережившего ядерный апокалипсис. Атмосфера создана, но зачистка клонированных страшных коридоров, перетекающих в одинаково захламленные комнаты,— это разве интересно? Скорее, это особенность сеттинга. Мол, у нас тут мир после ядерной катастрофы, какого веселья вы от нас требуете? Нет-нет, не требуем вовсе, просто у вас тут скучно. Очень.

Но если бы только это. Игра с методичностью провинциалки, приехавшей на «Давай поженимся» в поисках пенсионера-идиота, которого при первой возможности стоит выбросить на улицу и прописать в Москве маму-алкоголичку, превращает тебя в бомжа. Откуда ни возьмись набегают воины-в-белых-плащах (минитмены), которые предлагают вам возглавить свое движение. Зачем я только согласился? Но кто же знал, что «возглавить» есть синоним «пропасть».

По всей карте разбросаны поселения, которые очень нуждаются в помощи прекрасных минитменов. Система работает примерно так: приходишь к очередной лачуге, в которой живет страшная баба со страшным мужиком или группой мужиков и баб (видимо, разработчики не сильно парились и не пользовались собственным редактором, когда создавали внешности местного пролетариата). Они сразу начинают свой «плачь Ярославны»: «Ой, мы бедные несчастные, нас все обижают, особенно вон те рейдеры, говорят, убьют нас, кто бы нам помог». Ну, ты идешь, разбираешься с отморозками. Казалось бы, миссия выполнена, получай награду и топай дальше. Но здесь включается принцип «мы в ответе за тех, кого приручили». Страшные люди вдруг решают поверить в минитменов (то есть в вас) и настоятельно просят заняться развитием их поселения.

А это значит, что теперь вы будете бегать от одной заброшенной дыры до другой в поисках материалов для крафта. Потому что обездоленным нужно буквально все: и чистая вода, и еда, и спальные места, и защита. На создание водонапорных установок, автоматических турелей, лазерных ловушек уходит уйма ресурсов. Поэтому ты берешь одного из компаньонов и отправляешься на местный шоппинг: собираешь старые вентиляторы, ложки, вилки, кружки, остатки унитазов, сломанные игрушки — в общем, превращаешься в классического Плюшкина. О! Грязные тряпки. Отлично!

А еще есть крутая силовая броня, мгновенно превращающая тебя в супергероя. И отличная система прокачки, когда ты выбираешь не только банальные скилы, но и в произвольном порядке по-настоящему необходимые тебе способности. И есть страх, когда ты осознанно перекладываешь часть «боевой» работы на союзников — так жить проще: они отвлекают врагов — ты их расстреливаешь. Или (как в квесте в одном из полицейских участков) ты тихо следуешь за крутым парнем, буквально уничтожающим мерзких синтов (умные роботы), изредка стреляя по врагам, чтобы получать опыт. И за это тебя никто не осудит: ну, не хочет человек лезть на рожон, чего в него пальцем тыкать — пусть собирает себе всякие консервные банки и сто двадцать пятый лазерный пистолет.

В этом и есть суть Fallout 4 — здесь ты можешь быть кем угодно. Трусом или героем. Тихим крафтером, большую часть времени проводящим за выращиванием арбузов и ползаньем по помойкам, или облаченным в силовую броню «танком», охотящимся за мутантами. Выбирать тебе. Другое дело, что игроку, избалованному за последние годы четкими указаниями что, когда и, главное, зачем делать, в этом мире скорее всего будет некомфортно. Fallout 4 — хорошая игра, но застрявшая где-то в районе 2008-2010 годов. И если вы не ярый фанат (спокойно, спокойно, я же вам написал — для вас своя оценка, 10/10!), то вы вряд ли поймете, зачем вам тратить на это время. И будете правы, что бы вам там ни пытались внушить критики, смотрящие на игру сквозь призму своей собственной влюбленности в сериал.

Близкие по духу

Игры от Bethesda всегда особенные. Их можно ругать за тысячу разных вещей, притом каждый раз — почти за одни и те же, но это никогда не имело особого значения. Эта студия делает то, чего никто больше не делает так. Их игры — даже не игры, а миры, в которых можно застрять на сотню часов, просто гуляя, глазея по сторонам, собирая травки и читая книжки про похотливую аргонианскую деву.

И потому Fallout 4 было очень трудно не ждать. В ней было легко сомневаться, это верно. Но, однажды оказавшись в этой постъядерной Пустоши, мало кто не захочет вернуться обратно.

В общем, теперь мы едем в Бостон.

С Институтом — незримой организацией, возникшей на останках Массачусетского технологического института (MIT), — нам уже приходилось сталкиваться, хоть и не напрямую. В Fallout 3 с ним был связан один хороший побочный квест, а правящий Новым Вегасом мистер Хаус до ядерной войны учился как раз-таки в MIT.

Теперь, когда мы очутились посреди разрушенного Содружества Массачусетс (или просто Содружества), этот Институт оказался в самом центре. Среди местных ходит слушок, будто Институт похищает людей и заменяет их синтами — неотличимыми копиями, роботами вроде сайлонов из «Звездного крейсера "Галактика"» или репликантов из «Бегущего по лезвию».

Тему синтетической жизни поднимали в научной фантастике тысячи раз и еще столько же раз поднимут, но в этом случае интересно то, что, задав все вопросы, Fallout 4 не делает никаких выводов сама. Кто-то относится к синтам как к инструменту, кто-то — как к преступлению против человечества и науки, кто-то — как к людям, а кто-то просто до истерики их боится. Есть разные точки зрения, и их можно принять или не принимать вовсе.

Читайте также:  Как включить турбо режим процессора amd

И на этом фоне весьма кстати то, что больше нет очков кармы, дающихся или отнимающихся за «добрые» и «злые» решения. В Fallout 3 сценаристы, похоже, поняли эту систему превратно, и развилки часто сводились к выбору между образом кромешного мерзавца или светозарного зануды — просто потому, что так надо. В New Vegas вся мораль размылась, и смысла в «добрых» и «злых» очках было все меньше, но они все равно продолжали капать.

Теперь же карма исчезла, а вместе с ней и навязанные представления о том, что правильно, а что нет. И это просто прекрасно.

Впервые со времен Morrowind сюжет у Bethesda вписан в открытый мир, а не болтается отдельно от него. Только это куда меньше касается первой половины игры, потому что начинается она с линейной прогулки. Вы, очнувшись в бомбоубежище после двухсотлетнего криогенного сна, идете по следам своего сына — как когда-то искали отца в Fallout 3, — и эти первые десять, двадцать, может быть, тридцать часов могут сильно разочаровать.

После сумасшедшей свободы New Vegas вы оказываетесь вынуждены перемещаться от одной контрольной точки до другой, пробираясь по запутанным подземельям и решая достаточно прозаичные, по меркам Пустоши, проблемы. Одним способом или чуточку другим. Отвлекаться на побочные поручения можно, но в контексте сюжета как-то не вполне логично. Ведь единственное, что движет выходцем из Убежища, — желание поскорее найти сына, а тут вдруг он все бросает и принимается, например, строить село вместе с минитменами. А потом снова уходит искать сына. Чудак.

На самом деле история с сыном — это такой слегка неуклюжий повод показать, как устроен мир. Вы посещаете главные достопримечательности, знакомитесь с действующими на руинах Массачусетса организациями, а дальше Fallout 4 вдруг вспоминает, что до нее все-таки была почти великая New Vegas, и наконец-то предоставляет вас себе самому.

► Пустошь Содружества мало похожа на столичную. В Бостоне совсем другая архитектура и другие достопримечательности. И ему гораздо меньше досталось в годы войны.

После одного переломного момента игра отпускает вас на свободу. Являет вам четыре фракции со своими правилами и своей правдой у каждой и предлагает разбираться с ними как угодно. Мотивы сторон проще некуда — вопрос, скорее, в том, чья манера вести дела вам ближе. Вы начинаете принимать решения, лавировать между неудобными вариантами, стараясь подольше сохранять хорошие отношения с каждой фракцией, выяснять правила их игры и посреди чужих дел проводить в жизнь свой собственный, лучший, план.

И вот тогда свобода берет свое. Побочные истории наконец-то органично встраиваются в ваши деяния, потому что неотложные проблемы кончились. Закрыть тему противостояния организаций вы вольны когда угодно: можете, скажем, прикончить главу фракции хоть посреди сюжетной речи, и игра предложит новый путь к концовке — как в New Vegas. Очень приятно обнаружить, что Bethesda не игнорирует то, что сделала до нее Obsidian.

Печалит другое. После прохождения основного сюжета герой рассказывает, что нашел свое место в новом мире, зачем-то заканчивает речь заезженным «War never changes». и всё. В прошлых Fallout на этом месте был подробный разбор судеб городов и персонажей, которых вы встречали, — и есть мнение, что это одна из главных фишек серии. Но похоже, что, утвердившись в первичности открытого мира, Bethesda решила, что у жизни в Пустоши не может быть концовки, и решила не делать ее вовсе. Логично, но все-таки обидно.

Карму условно замещают отношения с компаньонами. Об их реакции на ваши действия оповещают сообщением в верхней части экрана («Престон Гарви от этого в восторге»), как в играх Telltale. Вкусы напарников на редкость специфичны: например, журналистка Пайпер из Даймонда радуется, когда вы при ней насаждаете справедливость, этику и. взламываете замки.

Компаньоны — это те персонажи, к которым вы почти наверняка будете возвращаться чаще всего, потому что именно с ними у вас прежде всего возникает какая-то связь. Но, увы, им уделили куда меньше внимания, чем они заслуживают. Спутники ходят за вами, комментируют то, что видят, но в ваши дела не вмешиваются. Пару раз за игру каждый попробует завязать беседу и излить душу, а когда вы по-настоящему подружитесь, даст умеренно полезный навык.

Этим дело обычно ограничивается. Романы, которые прежде много обсуждали, завязываются на ровном месте после пары попыток пофлиртовать и, по сути, не ведут ни к чему, кроме призовых сахарных реплик при встрече и временной прибавки к опыту за проведенную в одной кровати ночь.

Очень хотелось бы, чтобы компаньоны говорили чаще, но удивляться тут нечему — в Fallout почти всегда было интереснее играть одиночкой, а напарники разве что работали вьючными животными и отвлекали огонь на себя. Тут есть подвижки в нужную сторону, но изменилось на практике не так уж много.

Зато в Fallout 4 есть очень славный Догмит — он же Псина в русской версии. Всегда верен, никогда не расстраивает и становится настоящим терминатором, если выучить один из перков.

Директор игры Тодд Говард говорил, что со стрельбой и оружием в этот раз помогали id Software и один из бывших сотрудников Bungie. Это чувствуется. Fallout 4 фетишизирует оружие похлеще, чем Borderlands. Она учит его любить: если вызубрить ремесленные перки, можно десятки часов провести с одной пушкой, постепенно наверчивая на нее новые модули. В моем случае это был обыкновенный бластер, который со временем превратился из ручного пугача в тяжелый снайперский карабин.

Кроме серийных вещей есть редкие коллекционные стволы, и даже если бы они не были настолько мощными, их все равно стоило бы ценить — за характер. Само собой, знакомая по третьей части железнодорожная винтовка, стреляющая костылями, с пары попаданий раскалывает шлем рыцаря Братства Стали надвое, но при этом выпускает клубы пара и тарахтит как паровоз — и это в ней гораздо интереснее. Еще есть силовой кастет из куска железобетона, приделанного к небольшому свайному молоту. Или вот корабельная пушка. это корабельная, мать ее, пушка, которая стреляет пушечными ядрами, понимаете?

Стала интереснее силовая броня. Раньше доспехи Анклава и Братства Стали были, по сути, высокоуровневой одеждой для поздних стадий игры, а в этот раз вы получаете их почти в самом начале. Но они постоянно требуют техобслуживания — цена ремонта и батарей мешает ходить в броне постоянно, пока вы не сколотите состояние. Ближе к концу я приделал к паладинским доспехам реактивный ранец, покрасил их в розовый и окончательно перестал из них вылезать.

Тем не менее состоятельность Fallout 4 именно как шутера все еще под вопросом. Да, меткая стрельба поощряется. Да, стрелять гораздо приятнее, чем раньше. Да, дикие гули теперь вылезают из щелей в стенах и смешно пляшут, если отстрелить им руки. Разумные противники продолжают время от времени впадать в ступор, стоит произойти чему-то неожиданному, но пользуются укрытиями, обходят с флангов и закидывают гранатами, будто сегодня — последний день в их жизни (тут они попали в точку). В отношении механики бои стали значительно лучше.

Но! Дизайн стычек до сих пор на уровне «вот комната, вот враги, сделайте, пожалуйста, что-нибудь», из-за чего многие сражения превращаются в сущий хаос. Спасает снова режим V.A.T.S., в котором экшен на несколько секунд уступает пошаговой тактике: время замедляется, вы спокойно выбираете цель и тратите на стрельбу очки действия. Это очень помогает контролировать происходящее, и, даже если пытаться играть в Fallout 4 как в чистый боевик, иногда включая V.A.T.S., игра видится гораздо более сосредоточенной и в общем правильной. Незачем пренебрегать возможностью сбить гранату в полете.

Читайте также:  Hp pavilion g6 2239sr

Ролевую систему сильно сжали, объединив параметры S.P.E.C.I.A.L. (сила, восприятие, выносливость, обаяние и прочее), навыки (скрытность, взлом замков, владение оружием и так далее) и перки (классические для серии «таланты», влияющие на ваш стиль игры) на одном полотне. Вы повышаете их наравне друг с другом, тратя одни и те же очки развития, но чем выше у вас значение соответствующего параметра, тем мощнее перки, которые вы можете выучить.

На самом деле идея красивая. Каждый из параметров устроен так, что связанные с ним перки помогают найти свой подход к сражениям. С десятью единицами силы, к примеру, можно превратить силовую броню в бронепоезд, вкатывающий врагов в землю. Герои с высоким интеллектом делают упор на силу энергетического оружия и экономию ресурсов для поддержки брони, а среди перков для обаятельных есть способность склонять противников на свою сторону, просто наставив на них оружие. Работает не на всех и не всегда, но с этим однозначно стоит поэкспериментировать, если хочется не замарать руки и в то же время обойтись без скрытности.

С другой стороны, пострадало все, что не касается боевых способностей. Например, я ни разу не видел, чтобы навыки, связанные с рукоделием и медициной, проявляли себя в мирных ситуациях — чтобы отремонтировать что-то по квесту, достаточно пройти проверку по интеллекту, да и то потребность возникала нечасто. Пропали специфические, но всегда интересные таланты вроде «Вечное дитя» (добавлял больше вариантов при общении с детьми), а высокое обаяние в диалогах обычно просто выделяет самые выгодные ответы и тем самым изредка помогает сократить дорогу, но чаще просто увеличивает награду.

Как бы ни хотелось решать проблемы миром, игра все равно подталкивает к боевым походам по поводу и без. Bethesda очень любит подземелья — или какой-то злобный карлик нашептывает разработчикам, что подземелья у них получаются лучше всего, поэтому нужно делать еще больше подземелий. Многие даже потенциально сверхинтересные истории здесь умудряются свести к обыкновенному боевому забегу по лабиринту. Вот как вы представляете себе авантюру с ограблением городского хранилища? Сбор информации, подготовка оборудования, молниеносная атака, счет на секунды! Но нет, давайте вместо этого сходим в катакомбы и подеремся с гулями и болотниками. Так будет лучше.

В другой раз я совершенно случайно нашел на краю мира бункер, в котором еще до войны спрятался мэр Бостона. Пробрался мимо череды турелей (помогла хитрость), обобрал все сейфы, послушал последние слова мэра. Забавный маленький случай — я был доволен, что хоть в этот раз обошлось без боя. Но на обратном пути из бункера на меня вдруг напали синты Института.

Ну и когда вам скажут: «А пойдите-ка и зачистите от рейдеров автозавод» — не сомневайтесь, что придется именно пойти и зачистить автозавод, потратив кучу времени на поиски единственного верного пути до главаря бандитов. Если быть до конца честным, Fallout 3 на этом тоже спотыкалась, но просто имейте в виду. Мирный путь здесь редко бывает приоритетным.

В то же время хороших моментов немало. Например, первая большая сюжетная стычка в музее Свободы среди экспозиций, изображающих знаковые эпизоды американской истории. У Bethesda, как обычно, получился впечатляющий симулятор археологии и истории повсюду, куда бы вы ни пошли. В опустевшем Салеме окопался одинокий старичок с винтовкой. Возле больницы Милтон какой-то сумасшедший выживальщик устроил лабиринт из ловушек. Один из жителей Даймонда рассказывает о древней игре в «бейсбол», в процессе которой люди забивали друг друга насмерть деревянными битами. Одержимые войной за независимость США роботы обязались защищать Конституцию, поселились на борту фрегата «Конститьюшн» и защищают его.

Пайпер творит журналистику и пристает к горожанам с расспросами («Вы не боитесь, что Институт похищает людей и заменяет их синтами? — Знаете, теперь боюсь»), рейдеры в картинной галерее одного очень авангардного мастера обсуждают искусство, супермутанты несут типичную, но каждый раз разную ересь, согласно клише «мы тупые, как камни, но все равно знаем лучше».

В Fallout 4 очень много всего, хотя ее детали редко бывают связаны друг с другом — они просто есть, чтобы Тодд Говард мог сказать: «Привет, я Тодд Говард. Мы сделали просто невероятно огромную игру». Здесь полно вещей, которые несложно проигнорировать.

Можно, скажем, строить поселения, будто вы играете в The Sims или ваяете модификацию в Creation Kit. С ними связан сюжет одной из фракций, а если изучить конкретный навык в колонке обаяния, можно зарабатывать огромные деньги на торговцах, не ударив пальцем о палец. Но ничто из этого не вынуждает использовать и половины того, что можно провернуть в конструкторе. Планировать электрические сети, увязывать кнопки и переключатели в логические схемы, строить полосы препятствий из ловушек. Зачем все это?

А незачем. Просто чтобы было. Чтобы вы могли построить свой город, потом еще один, снабдить их ресурсами, наладить торговые связи и гордиться собой. Или не гордиться. Это же игра от Bethesda, делайте что хотите.

Вот факт: вопреки первому впечатлению Fallout 4 играется в целом совсем как третья часть. Движок от Skyrim (он же движок от Morrowind, но с миллионом надстроек) выдает себя издалека — теми же манерами, теми же глюками, теми же загрузками между интерьерами и экстерьерами. Надо сказать, достаточно долгими, если играть на консоли.

В то же время вопросы в духе «на что Bethesda потратила пять лет» постепенно отпадают. Видно на что. На подробнейшую модификацию экипировки и строительство. На легионы квестов и случайных находок. На разрушенный Бостон — красивый и очень похожий на настоящий. В конце концов, на блестящий образ рухнувшей американской мечты из сороковых, с ядерными «Крайслерами», радтараканами и песнями Билли Холидэй на радиоволне Даймонда. Тут очень много всего. Не всегда понятно, зачем оно нужно, но оно есть и, пожалуй, внушает.

На фоне вылизанной открытой постановки «Ведьмака 3» или гламурного эпоса Dragon Age: Inquisition эта Fallout выглядит старомодной и местами откровенно неловкой — это мир, в котором тебе просто дают пинка и говорят: «Теперь ты здесь живешь». Ты часами ходишь по кругу с широко раскрытыми глазами и даже пытаешься что-то возразить, но потом просто начинаешь жить. И живешь.

Все-таки Bethesda умеет строить миры для жизни, наверное, лучше всех. Эти миры могут разочаровывать, могут возмущать, но продолжают работать и впечатлять вопреки всему.

После неожиданного анонса ролевой игры Fallout 4 прошло каких-то пять месяцев, но стоит отдать должное компании Bethesda: она, в отличие от других крупных игроков рынка, не особо активно рекламировала свой продукт и не пыталась завалить нас различными видеороликами или тонной ненужной информации. Все было сделано быстро и аккуратно, и вот уже на полках магазинов лежат заветные копии одного из самых ожидаемых проектов этого года. Но сумел ли он оправдать все возложенные на него ожидания? Если коротко — да, а обо всем остальном вы сможете узнать из нашей сегодняшней статьи.

На этот раз основное действие игры разворачивается в американском городе Бостоне и его окрестностях, а главным героем (или героиней) выступает бывший военный, случайно оказавшийся в эпицентре ядерной войны. После небольшого вступления и редактирования внешности персонажа, вас в буквальном смысле накрывает огромной волной сюжетных интриг и неожиданных развязок. Мирная жизнь протагониста и его милой семьи в одночасье превращается в сущий ад, из которого им не удастся выбраться и через двести лет глубокого сна в криогенной камере.

О дальнейших же событиях нам бы не хотелось говорить слишком уж подробно, дабы не испортить вам будущие впечатления от игры. Однако, это нисколечко не мешает нам со всей ответственностью заявить: сценаристы Bethesda поработали на славу, удачно лавируя между пафосными монологами, циничным юмором и драматичными моментами. Хоть главная сюжетная линия в основе своей и предсказуема, а некоторые поступки протагониста не совсем оправданы с точки зрения повествования, ей всё равно удается удержать вас около экрана телевизора на протяжении всего прохождения.

Читайте также:  Вай фай в электричках подмосковья

Немалую роль в полном погружении во всё происходящее сыграли и три больших нововведения — новая система диалогов, озвучка главных героев и напарники. Начнем, пожалуй, с первого, а потом разберем остальное. Отныне все разговоры проходят в упрощенной форме, в духе Mass Effect или игр компании Telltale Games. На любую фразу второстепенных героев можно ответить четырьмя основными репликами, которые отражают лишь общий смысл, а не весь ответ. Если у вас по максимуму прокачан навык «харизмы», то рано или поздно в диалогах то тут, то там, начнут проскакивать «золотые» ответы, которые оказывают особое воздействие на ваших собеседников. Например, сможете узнать какую-то очень важную информацию о вашей цели или получить некие бонусы в виде дополнительных денег за выполнение заданий, или тех же ключей от дверей, которые изначально закрыты. Если же нет, то всегда можно найти специальную одежду, улучшающую определенные характеристики.

Вместе с тем, не стоит забывать, что каждое ваше действие имеет какое-то последствие. И самое интересное начинается в тот самый момент, когда в жизнь главного героя неожиданно врываются несколько фракций («Институт», «Братство стали», «Подземка» и «Минитмены») со своими ценностями и взглядами на мироустройство. Если поначалу на каждую из них можно работать по отдельности, то ближе к финалу игра сама вас приведет к серии судьбоносных решений, после которых мир уже не будет прежним. Выбор есть всегда, главное — успеть его сделать или посмотреть, что будет, если вы, например, застрелите одного из главных героев (скажем по секрету: ничего, игра и не подумает останавливаться, просто изменятся цели и исчезнут некоторые задания).

Миссий в игре превеликое множество: основные и второстепенные, связанные с собирательством или классическим «принеси-подай», сложные цепочки из множества мелких заданий, приводящих к одному, порой неожиданному финалу. Через них вы и познакомитесь с новыми локациями, персонажами и, конечно же, местной системой строительства и развития поселений.

Работает она примерно так: вы зачищаете какую-нибудь локацию от нежеланных врагов, а потом на ее месте выстраиваете собственный городок с жителями, домиками и целыми плантациями. В специальной мастерской из любого подобранного мусора можно сделать что-нибудь новенькое: двери, стены, стулья, дома и многое другое. Кроме крова над головой вашим подопечным потребуется еда, электричество, вода и защита от местных мародеров. Для того, чтобы полностью удовлетворить все их потребности, придётся потратить много времени и сил, но оно того стоит, ведь через какое-то время ваши поселенцы смогут вместе с вами ходить в рейды против бандитов или супермутантов.

К слову, о последних и новой системе перестрелок. Разработчики не постеснялись переделать практически все основы и добавить парочку необходимых изменений. Каждое сражение перерастает в напряженную игру в кошки-мышки, а продвинутые враги не дадут вам и минутки для того, чтобы отдышаться. Они постоянно активно перемещаются, используют заграждения и закидывают вас гранатами или коктейлями Молотова. Легендарные и сильные противники с радостью снесут вам за один удар полжизни или оторвут какую-нибудь конечность. Зато на их хладных трупах можно найти какой-нибудь ценный предмет или большую кучку крышек, которую можно спустить у ближайшего торговца. Сами же перестрелки смотрятся и ощущаются гораздо бодрее за счет подкорректированной системы V.A.T.S. и небольших поощрений за меткую стрельбу.

Но всё это невозможно сделать без трех основных вещей — прокачанных навыков в ролевой системе S.P.E.C.I.A.L., крутого оружия и брони. Если с первым каких-то кардинальных изменений не произошло (по сути, произошло обычное объединение навыков, перков и параметров в единое целое . однако, сама основа та же), то вот пушки и силовая броня наконец-то обросли новыми фишками, перками и модификациями, о которых мог бы мечтать любой заядлый конструктор.

Любой ствол можно как-нибудь модернизировать или видоизменять на специальных верстаках, прикрепляя к ним различные рукоятки, магазины, насадки, глушители и многое другое. Особая же броня доступна с самого начала прохождения и обладает собственным интерфейсом и источником питания. Её, как и оружие, можно как-нибудь улучшать или раскрашивать на определенной станции. Хочется перекрасить броню в розовый цвет и поставить на неё дополнительный реактивный ранец? Никаких проблем.

Что касается озвучки и компаньонов, то тут у нас возникли противоречивые ощущения относительно всего происходящего. Главный герой (или героиня) теперь не только активно жестикулирует руками, но и разговаривает настоящим голосом, а это, в свою очередь, помогает лучше понять вашего персонажа и проникнуться его проблемами и переживаниями. С напарниками же дела обстоят чуть хуже: их много, они интересны как личности, но беспросветно тупы с точки зрения искусственного интеллекта. Сражаться вместе с ними против армии рейдеров очень и очень трудно, так как чаще всего они лезут на рожон и откровенно мешают на пути к победе, чем как-то помогают.

Во всем остальном — они прекрасны. С ними интересно разговаривать, слушать комментарии и даже развивать романтические отношения. В любой момент прохождения вы можете оставить одного спутника и переключить всё своё внимание на другого. Каждый из них обладает различными навыками, которые очень сильно пригодятся в бою и для взлома тех же замков. Кроме того, они как-то реагируют на ваши действия, например, могут их не одобрить или наоборот — горячо поддержать.

Когда же дело доходит до графической составляющей Fallout 4, то тут может возникнуть небольшая дилемма. С одной стороны, игра выглядит просто потрясающе, демонстрируя реалистичное освещение, непредсказуемую смену погоды и переполненный различными мелкими деталями мир. С другой, за эту красоту пришлось чем-то пожертвовать и первой в этой неравной схватке пала частота кадров. При этом, выглядит это немного странно: на открытых пространствах игре удаётся выжать из себя стабильные 30 кадров в секунду, но как только вы оказываетесь на улочках города или вступаете в драку с несколькими врагами одновременно, основная планка резко понижается, от чего страдает сам игровой процесс. Более того, из третьей части серии в Fallout 4 перекочевала бедная лицевая анимация и ряд не самых приятных моментов, вроде разделения мира на определённые секции, в которые можно попасть, лишь посмотрев очередной загрузочный экран (в пределах 30-45 секунд), и исчезновение персонажей, когда они пытаются открыть дверь, преграждающую им путь на другой уровень.

Впрочем, на такие огрехи можно через какое-то время спокойно закрыть глаза, ведь компания Bethesda никогда не славилась отлаженным до мельчайших деталей движком и шикарной оптимизацией. Большую часть проблем и багов, как обычно, исправят лишь с выходом новых патчей и обновлений. Хорошо, что на таком фоне отлично смотрится мощное музыкальное сопровождение и новые звуковые эффекты. Они во всех смыслах лучше, чем-то, что вы могли слышать в Fallout 3. Известный композитор Инон Зур сильно постарался, чтобы его композиции одновременно звучали и мелодично и по-своему гнетуще, рождая внутри игроков целый вихрь эмоций при их прослушивании.

И напоследок, как обычно, стоит поговорить о русской локализации, выполненной российской компанией «СофтКлаб». В игре переведены только субтитры и внутренний интерфейс, но сделано это на довольно высоком уровне. Сравнив перевод с оригинальным текстом, можно с уверенностью сказать, что команде локализаторов удалось нормально и без каких-либо серьёзных искажений перевести тонны текста. Для полного счастья не хватает лишь субтитров к голосам, вещающим по радио, но этот небольшой прокол можно и простить, учитывая проделанную работу.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector